УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Британия готовится к выборам и новому премьер-министру: почему для Украины это важное событие. Интервью с Пристайко

7 минут
119,2 т.
Британия готовится к выборам и новому премьер-министру: почему для Украины это важное событие. Интервью с Пристайко

Премьер-министр Британии Риши Сунак назначил всеобщие выборы на 4 июля. В своем коротком выступлении по этому поводу премьер упомянул и о российско-украинской войне, которая, по его словам, не только угрожает глобальной безопасности, но и "отразилась на счетах за электричество в Британии", намекая на причину определенных экономических проблем у британцев.

Предстоящие выборы для находящейся у власти 14 лет партии не обещают ничего хорошего. Уже некоторое время консерваторы стабильно отстают от оппозиционной Лейбористской партии примерно на 20 пунктов. Поэтому с большой вероятностью у стратегического партнера Украины произойдет кардинальная смена власти и появится новый премьер.

С одной стороны, потенциальный министр иностранных дел Дэвид Лемми и потенциальный министр обороны Джон Гили посетили Киев в этом месяце и заверили, что лейбористское правительство Великобритании будет полностью привержено военным усилиям Украины. С другой стороны, лейбористы говорят, что будут отвечать планам расходов Сунака на оборону, только "когда разрешат фискальные условия", а также утверждают, что им нужно провести полный военный аудит, прежде чем давать какие-либо новые обещания.

Видео дня

Еще одна угроза – бывший лидер лейбористов Джереми Корбин имеет прокремлевское видение войны в Украине.

В эксклюзивном интервью OBOZ.UA бывший чрезвычайный и полномочный посол Украины в Великобритании, экс-министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко поделился своим мнением относительно выборов в Великобритании и их влияния на отношения с Украиной.

Британия готовится к выборам и новому премьер-министру: почему для Украины это важное событие. Интервью с Пристайко

– Премьер-министр Британии Сунак до последнего говорил, что выборы состоятся во второй половине 2024 года, как и предполагалось ранее, но вдруг объявил о решении провести их уже в начале лета. Что произошло? Почему так?

– В Украине четко зафиксированы выборные дни, прописанные в Конституции. Британская система вообще не имеет Конституции. И большинство политических обычаев нарабатывались сотни лет. Потому для них они привычны, а для нас не очень. Например, включая то, что лидирующая партия имеет право объявить выборы тогда, когда считает необходимым, используя какой-то удобный для себя момент.

Таким моментом для Риши Сунака есть падение инфляции в Британии. Это было фактически его основным обещанием, когда он занял премьерское кресло. Как бывший министр финансов, вообще известный финансист из Сити, он подумал, что это будет его выигрышный момент, и он, в принципе, достиг определенных результатов.

Хотя некоторые аналитики говорят, что вопрос выборов связан скорее с общими тенденциями в мире и с неспособностью Риши Сунака и его правительства навести порядок в стране.

Уменьшение инфляции, наверное, единственное достижение, которое попытается "продавать" сейчас консервативное правительство. Лозунги, с которыми консерваторы идут на выборы, – "все начинает улучшаться, давайте сохраним это действующее правительство, которое доказывает, что оно может двигать экономический корабль, дайте еще немного времени для завершения дела".

То, что у действующего правительства много проблем, показывает и тот интересный факт, что на сегодняшний день есть отказ более ста депутатов Консервативной партии баллотироваться заново (в их числе некоторые из самых известных политиков партии, как бывший премьер-министр Тереза Мэй). Зато несколько баллотирующихся в этот раз говорят, что пойдут самостоятельно, дистанцируясь от партии и ее лидера Сунака. Очевидно, эти люди просто не хотят больше ассоциироваться с партией, которая уйдет в оппозицию и некоторое время проведет там. Это не так интересно многим политикам.

В свою очередь лейбористы идут с лозунгом, что "ничего не поменялось, мы готовы были в ноябре победить, готовы и сейчас это сделать". Вот примерно в таком состоянии находится британская предвыборная кампания.

– В своем заявлении о предстоящих выборах Сунак сказал: мол, война в Украине отразилась на счетах за электроэнергию в Британии.

– На самом деле нам это трудно понять, но Сунак не имел в виду каких-либо претензий в отношении Украины. Он пытался объяснить своему избирателю, что у вас проблемы не из-за неудачной экономической политики его правительства, а из-за внешних факторов, таких как агрессия России. То есть отметил, что нужно учитывать ситуацию в мире в целом и делать собственные выводы.

– Если в этот раз победят лейбористы, то это будет пятая смена премьер-министра за восемь лет, чего не было двести лет. Это признак того, что есть какие-то проблемы в британской политической системе и начался определенный период нестабильности? Ведь Украина уже знает на примере США, как политическая нестабильность у союзника может повлиять на помощь и сопротивление агрессии России.

– Наверное, пять премьеров за последние годы – это действительно немного многовато. Это действительно неприятная штука. Британская система не предполагает выборы каждый раз, когда меняется премьер-министр. Лидирующая партия сама, между своими членами, выбирает наиболее способного вести за собой лидера.

И этот лидер становится автоматически премьер-министром формально к новым парламентским общенациональным выборам. В случае с Борисом Джонсоном, Лиз Трасс и Риши Сунаком эти партийные изменения происходили еще до выборов, не имея их даже на горизонте.

Я пока не вижу большой проблемы в этом отношении, хотя действительно, это свидетельствует о том, что каждый раз меняется команда, меняются министры, и такая определенная нестабильность не на пользу как минимум Британии. У нас с вами ничего в это время не менялось, то есть отношение к Украине оставалось на стабильном уровне.

То есть украинцы могут не очень переживать из-за вероятной смены правительства в Британии?

– По меньшей мере на уровне заявлений и политических обещаний ничего не поменяется не только в связи со сменой лидера внутри партии, как было с консерваторами, а даже в случае прихода другой партии к власти, например лейбористов, которыми руководит человек, который провел все свою жизнь в политике, – Кир Стармер, бывший генеральным прокурором Британии.

Он не новичок, это опытный человек. И из того, что я понял из общения с ним, а также с его так называемыми теневыми министрами обороны и иностранных дел – это те люди, которые, скорее всего, станут действующими министрами, для Украины в плане поддержки ничего не изменится.

В этом отличие Британии от других стран мира, прежде всего США, где мы каждый раз со страхом ожидаем прихода нового лидера, потому что вопрос Украины стал разделяющим фактором для многих стран. Для Британии вопрос Украины стал, наоборот, объединяющим.

Показательно, что лейбористы говорят: мы можем не уважать сейчас все, что делают консерваторы, потому что они все делают неправильно, кроме одного – Украина должна победить в войне, а Россия должна проиграть. То есть этот внутренний британский политический консенсус помогает нам.

– Что вы можете сказать Если о предполагаемом новом премьер-министре – Кире Стармере? Чего можно ждать от него Украине? Например, Борис Джонсон на посту премьера гораздо более энергично, эмоционально, если хотите, занимался вопросами поддержки Украины. Подход Сунака в этом отношении был гораздо более сдержанным.

– Борис Джонсон действительно такой очень яркий политик. Он собрал так много единомышленников и наверняка также много противников. Его специфический стиль может нравиться, может не нравиться, но он действительно способен был зажечь людей. И роль, которую сыграл Борис Джонсон в первые дни войны, первый месяц и первый год войны, проявилась как в консолидации всего британского общества, так и поднятии на самый высокий информационный уровень вопроса Украины за рубежом.

Мы же понимаем с вами, насколько в положительном смысле Британия подстрекала всех, в первую очередь Соединенные Штаты, что нужно двигаться, нужно делать больше, мы не дорабатываем. И даже когда американцы, немцы, французы не хотели что-то нам поставлять, Британия была первой, кто предоставил нам ракеты, танки, подталкивая других к этому.

В свою очередь приход Риши Сунака, который был довольно неопытным политиком на время, когда он стал министром финансов и затем премьер-министром, в определенной степени изменил этот подход.

Сунак просто другой. Он такой, знаете, симпатичный человек, который погружен в свою традиционную матрицу банкира, который хочет узнать, сколько стоит помощь Украине в год, а сколько у нас есть денег для этого, а сколько лет мы можем так двигаться. Можем увеличить или, может, нужно уменьшить.

Причем в этом году как раз его решение было – еще увеличить помощь на год и довести ее до рекордного уровня. Более того, была сказана интересная фраза, которую мы все еще должны услышать от других наших партнеров, что помощь будет предоставляться ровно столько, сколько это потребуется Украине.

Относительно Стармера, мы все же должны быть осторожными. Это в любом случае другая политическая сила со своими приоритетами. Мы приветствуем то, что было сказано Стармером сегодня, но должны увидеть, какие будут реальные шаги лейбористов в направлении помощи Украине.

Стармер, в принципе, также прекрасно осознает, что такое Россия и какая от нее исходит угроза, это правда. В то же время его Лейбористская партия исторически имеет более тесные связи с профсоюзами, с рабочим движением. К тому же бывший лидер этой партии Джереми Корбин, от которого лейбористы хоть и открестились, но он фактически читает из путинской методички. В 2022 году Корбин призвал западные страны прекратить вооружать Украину. Кстати, он заявил, что будет баллотироваться как независимый кандидат на всеобщих выборах 4 июля.

Наверное, в партии остались какие-то его поклонники или хотя бы некоторые симпатики. Поэтому нам нужно будет работать очень серьезно и системно, для того чтобы то, что было в отношении Украины при консерваторах, мягко перешло к лейбористам.

Возвращаясь к Стармеру, кто знает, возможно, например, вопрос преследования российских военных преступников вообще станет его приоритетом, ведь он был генеральным прокурором.