Б.Колесников: Луценко раскрутил меня лучше PR-агента

Б.Колесников: Луценко раскрутил меня лучше PR-агента

В одном из своих интервью, после того случая с обвинением в ваш адрес, вы заявили о намерении «призвать к ответу» министра МВД. Вы все еще настроены сделать это?

— Настроен. Мы подготовили все иски, и, я думаю, не за горами то время, когда суды начнут их рассматривать... Мне все равно, кто он - министр или не министр. Прежде всего он с трибуны в популистском стиле обнародовал лживую информацию. То есть это лежит на его совести, и пусть у него голова болит о том, как найти выход из этого положения... Думаю, ему есть о чем рассказать... Мне все время передавали, мол, признайся в какой-нибудь мелочи... Но мне не в чем признаваться: они четыре месяца лазили, выворачивали наизнанку все компании, облсовет. Результат — ноль. А предложения такие были, но они отвергались сразу.

Видео дня

Эти предложения были письменными или устными?

— Устными. Письменные я бы сохранил для такой газеты, как «CN-Столичные новости». Как бы там ни было, действия Луценко привели к тому, что я хожу по Киеву и у меня просят автографы! Ни одно PR-агентство СНГ, лучшие политтехнологи не смогли бы за три-четыре месяца так меня «раскрутить».

А было ли у вас ощущение, что это дело могут довести до приговора? Вы были готовы к этому психологически?

— Ябыл готов к любому развитию событий. Это, конечно, было неприятно, но я не сомневался, что в суде это дело рассыпется моментально. Не потому, что не было ни одного свидетеля, а потому, что никогда не было таких событий. Мог, конечно, кто-то что-то придумать, но на ровном месте невозможно это реализовать. И я отчаиваюсь, когда на белое говорят не просто черное, а вообще — бесцветное. Это тяжело. Но я благодарен своим друзьям, депутатам, которые ко мне приходили, адвокатам, Виктору Федоровичу Януковичу, который на суды приходил, — абсолютно всем за то, что они не дали мне потерять уверенность в себе.

Верили ли вы, что коалиция в нынешнем виде все-таки будетсоздана и что удастся избежать очередной революции?

— Нет, во вторую революцию я не верил. Западный мир, выступавший во время оранжевой революции 2004 года нейтральным судьей, считает, что фальсификации были и со стороны Януковича, и со стороны Ющенко. Но не будем вдаваться в подробности. Единственное объективное замечание Запада — неравная доступность к средствам массовой информации. Это надо признать и важно никогда не забыть... А вообще я по природе оптимист и верил, что победит наша партия, причем со значительным перевесом, и коалиция будет создана.

А как вы добились, чтобы господин Мороз все-таки бросил один лагерь и пристал к другому? Убеждали или это была его личная инициатива?

— Трудно сказать — я не участвовал в переговорах. Но думаю, что любая уважающая себя европейская политическая партия должна во главу угла ставить интересы своих граждан и среди этих интересов — социальный блок. Некоторые горячие головы, конечно, пытаются сначала построить социализм, а потом достичь экономического роста, но, как показывает мировая история, такого не бывает. Даже если взять всеми любимую Швецию: там сначала добились стабильного экономического положения и только потом от уже существующего экономического пирога стали все больше съезжать в сторону социалки. По другому, к сожалению, не бывает: не будет экономики — не будет и нормальной социальной политики. Поэтому Александр Александрович принял правильное решение — и по духу, и по идеологии...

Как вы относитесь к заявлениям по поводу «подкупа депутатов для новой коалиции»?

— Ясчитаю это выдумкой. Если есть факты, пожалуйста, обнародуйте их. Думаю, та газета, которая напечатает достоверный материал по этому поводу, станет одной из первых в Украине. Пока что подобные заявления считаю чистым блефом.

Какие законы будут приняты в первую очередь на очередной сессии ВР?

— Думаю, что это будут законы, которые обеспечат экономический рост, дадут преимущества Украине в плане привлечения инвестиций, в правовом поле, в налогообложении. Есть обязательные экономические цели: верховенство права (пока не будет признаваться право, ничего не будет), снижение налогового бремени, а также открытость и прозрачность экономики. Это самое главное. И это первое, что нужно узаконить депутатам. В 1990 году Ирландия была беднейшей страной Европы. Именно тогда там решили принять налог на прибыль в 12,5 процента. И сегодня эта страна занимает первое место в Европе по доходам на душу населения. Это же показатель! Вот над этим и нужно работать.

Вы думаете, это получится? Даже при условии большой коалиции...

— Не вижу противников.

Но есть же «обиженные»...

— Политики — и из правящей коалиции, и из оппозиции — должны забыть о своих личных амбициях и работать на экономический рост. А конкурировать надо в идеологии. Иначе ничего не получится.

Все чаще слышатся разговоры об отмене некоторых статей Конституционной реформы или вообще всей...

— Что-либо отменять глупо и поздно. Во-первых, Верховная Рада уже приняла закон, который не дает права Конституционному суду рассматривать и пересматривать уже работающие изменения вКонституции. И Президент этот закон подписал. Думаю, пора проводить второй этап Конституционной реформы, как принято вцивилизованном демократическом мире. Основные моменты: оборона и безопасность, национальная инфраструктура и представительство в мире обеспечиваются государством. Всем остальным должны заниматься местные советы — от столичного до сельских, и они должны быть наделены соответствующими полномочиями. Так живет весь мир, а потому не надо искать какую-то новую украинскую модель.

В принятии законов не участвует один из сильных блоков — Блок Юлии Тимошенко, который тоже набрал очень много голосов. Как вы считаете, с ним можно договориться или нет?..

— Мне сложно судить об этом, но эта команда, безусловно, пользуется доверием населения, раз набрала более 20 процентов.

— А будут ли у Партии регионов переговоры с этой фракцией?

— Партия регионов и коалиция открыты для любых переговоров. Пожалуйста, приходите с предложениями!

То есть вы ждете инициативы именно от них?

— Мы ведь выиграли выборы, а посему глупо идти с инициативой куда-либо. Повторяю, мы открыты для переговоров, а инициативы — это голосование: вот закон, вот объяснение, почему этот закон принимается. Ввиду того, что он принимается голосами депутатов, нас либо поддерживают, либо нет. Оппозиции мы публично объясним, почему принимаем закон, а они пусть публично объяснят, почему против.

В этой победе больше вашего выигрыша или поражения остальных?

— Вы знаете, я очень долго в политическом «бизнесе», где конкуренция очень жесткая. Поэтому хотел бы, чтобы эта конкуренция была если не красивой, так как это в принципе невозможно, то объективной. Хотел бы сказать, что мы просто выиграли... Как чемпионат Украины, так и выборы-2006. И оправдаем ли мы надежды тех людей, которые нам поверили, — вот это самое главное. Не хочу никому сыпать соль на раны и говорить, что кто-то проиграл. Мы выиграли, и все.

И победитель получает все...

— Мы, как Партия регионов, по объективным причинам против вступления Украины в НАТО. Но мы и не тянем страну в какой-либо восточный блок, в том числе с россиянами. Украина должна следовать Декларации о государственном суверенитете и быть вне блока государств. Это мнение партии. Мнение народа давайте узнаем на референдуме. В любом случае, мне кажется, Европа будет объединенной. А вне блока Украина должна быть в военном смысле. Экономические союзы, которые могут принести пользу нашей стране, должны приветствоваться. Мы же не построим «китайскую стену» вокруг Украины, не будем жить в замкнутом пространстве — галушки есть на подоконнике. А Европа все равно будет объединенной, в том числе и с Российской Федерацией. А сейчас получается, что мы должны быть с Европой и быть врагами россиян. Партия регионов — категорически против: мы должны быть вместе одновременно и с Европой, и с Россией... Давайте откроем рынки для объективной конкуренции. Но это будет минус, так как сегодня у Украины нет ни одного преимущества. Да, у нас есть дешевая рабочая сила, но это же минус, а не плюс! У нас нет внутреннего рынка — и это минус. Цены у нас уже на мировом уровне, а зарплата еще далека от ее уровня в цивилизованных странах.

А языковая проблема, она существует?

— Что касается русского языка, то это даже не подлежит обсуждению. Нам совершенно необходим референдум по этому вопросу, чтобы быть абсолютно объективными. Наши оппоненты любят говорить, что украинский язык под угрозой. Если это угроза, то давайте в него больше денег вкладывать. Сегодня мы — интеллигенция, чиновники — к сожалению, говорим по-русски хуже, чем продавцы московских магазинов. Мы за то время, пока боролись за языки, утратили русский —грамотный русский, и не приобрели украинский. Поэтому считаю, что наилучший выход — два языка, с обязательным их изучением в школах. У людей есть право общаться на удобном для них языке. Если мы хотим оградить наши амбиции референдумом, давайте оградим. А все разговоры вокруг этого вопроса — это только разговоры. В будущем будем работать лучше, чтобы решить эту проблему. Я подчеркиваю (и не в плане политической ситуации или чтобы кому-то угодить): чтобы в Украине серьезно говорить о проблеме украинского языка, надо тратить большие деньги на литературу, учебники, популяризацию. И делать это рыночными методами — через телевизионные и радиопрограммы. Сейчас же образовательные программы никто не снимает, все снимают сериалы, потому что в образовательную программу не вставишь рекламу «Макдональдса» или «Кока-Колы». Я в детстве учил русский, теперь мне тоже надо перестраиваться. У нас бабушки рассказывают, что переводят внукам домашнее задание по математике с украинского на русский, а потом — наоборот. Это же абсурд!

В Донецке сколько украинских школ?

— Не много, к сожалению. Точную цифру не могу назвать. Но как бы там ни было, государство должно выделить деньги на популяризацию и развитие украинского языка: должны сниматься образовательные программы, открываться украинские школы, но при этом нельзя закрывать русские. Деньги на популяризацию должны быть заложены в бюджете, их должны выплачивать центральным каналам, которым по силам снимать и демонстрировать образовательные программы. Хотите популяризировать язык? Снимайте качественные программы, качественное кино на украинском языке и открывайте украинские школы! Это будет стоить миллиарды, и не гривен, но тогда это будет действительно забота. А так — демагогия чистой воды.

Вы будете ратовать за то, чтобы в бюджете увеличили сумму на этустатью расходов?

— Да. Только равномерно. Если мы тратим миллиард на развитие и популяризацию украинского языка, почему бы нам не потратить миллиард на то же самое для русского?

Вам предлагали должность в исполнительной власти?

— Нет. Яубежден, что Виктор Федорович подберет профессиональную команду. А сам заранее сказал, когда еще не было никакого Кабмина, что меня интересует законотворческая деятельность, потому что правительству не хватает действенных и работающих законов. Экономика становится немного хуже, немного лучше, но прорыва серьезного нет. Нам не хватает рывка, который был у других стран: Китая, четырех Восточных Драконов. А осуществить это можно только посредством законов, по-другому не получится.

А украинцы ментально готовы к такому рывку?

— Украинцы готовы. Более того, они заслужили, чтобы жить лучше.

Беседовали Сергей Ковтуненко, Анастасия Рахманина, «Столичные новости»

Донецк — Киев