Борис Йордан: "В Украине нет нефти, и это большой вам подарок»

Борис Йордан: 'В Украине нет нефти, и это большой вам подарок»

Бориса ЙОРДАНА, выходца из США, а ныне председателя правления российской группы «Спутник», называют одним из финансовых тузов России. Приехав в Россию в 1990-х годах, он сумел сколотить состояние на только начинавшихся реформах в стране. Сейчас его инвестиционная компания «Ренессанс Капитал», основанная в мае 1995 года и ставшая первым в России инвестиционным банком западного типа, управляет ценными бумагами на сотни миллионов долларов. Теперь российский бизнесмен делает попытку завоевать украинский рынок страхования, зарегистрировав в Украине компанию «Ренессанс Жизнь»

Чем привлекателен для вас украинский рынок? — Мы инвестируем в двух случаях. Во-первых, в новый бизнес, в котором есть большие перспективы (например, где потенциаль­но очень большой рынок). Во-вторых, мы инвестируем в активы, где видим доста­точно существенные проблемы, которые можем исправить. Украинский рынок мы начали исследовать где-то полтора года назад. Я провел очень много време­ни в Украине, ездил туда почти каждую неделю в течение трех месяцев. Пример­но полгода назад мы все-таки приняли решение заниматься в Украине страхо­ванием жизни. Это наиболее перспек­тивная часть нашего страхового бизнеса. Мы очень заинтересованы в страховом рынке. И в Украине наша стратегия на­правлена именно на страхование.

Видео дня

Почему именно страхование жизни?

— Здесь практически не тратятся деньги на страхование жизни — всего один доллар надушу населения. Для срав­нения: в Чехии, к примеру, эта цифра составляет около двухсот долларов, а в Германии — тысяча долларов на чело­века. Так что мы видим достаточно боль­шую перспективу. Считаю, чем ближе Украина будет к Европе, тем существен­нее будет расти процент рынка страхо­вания. Причем он будет расти даже бы­стрее, чем ВВП.

Что дает вам повод для таких про­гнозов?

— Процент страхования жизни уве­личился во всех восточноевропейских странах, несмотря на то, что еще недав­но там были такие же показатели, как сейчас в Украине. То же самое мы на­чинаем чувствовать и на российском рынке. В России именно в области стра­хования жизни мы начали работать год назад, и уже видим довольно сущест­венный рост показателей, порядка при­мерно пятидесяти процентов, и он еще

будет расти. Уверен, что страхование жизни не должно отличаться от рынка банковских услуг, ипотечного или по­требительского кредитования.

Когда вы официально войдете на украинский рынок с этим видом дея­тельности?

— Официальное открытие нашего биз­неса состоится 23 мая в Киеве. Дальше ежемесячно ми будем открывать офис в одном из городов. В течение трех лет хотим покрыть всю страну, все города с населе­нием более пятидесяти тысяч.

Если украинский народ практи­чески не знаком со страхованием жиз­ни, то каким образом вы собираетесь информировать людей и доказывать им, что это хорошо?

У нас будут открыты офисы, будет развиваться большая сеть прямых продав­цов, будет реклама В общем, все то же самое, что наша компания делает в России. Но, естественно, нет лучше системы продвижения, чем общение между продавцом и покупателем, клиентом.

Сколько средств вы со­бираетесь инвестировать в Украину в этом году и сколь­ко в целом?

В этом году размер ин­вестиций составит пять мил­лионов долларов. Не хочу быть в числе трех лучших ком­паний. Хочу, чтобы моя ком­пания была лучшей на этом рынке. Не люблю быть тре­тьим, люблю быть первым.

И все-таки, откуда та­кая уверенность, что украин­ский рынок оправдает ваши ожидания?

— О страховании жизни задумывается каждый че­ловек, если у него есть се­мья, собственность. Он ду­мает об обеспечении своих близких. Я большой оптимист по пово­ду будущего. Были те же самые вопро­сы, тот же скептицизм, тот же самый цинизм. Все это я чувствовал в России в течение пятнадцати лет. И каждый проект, который мы начинали, закан­чивался большим успехом.

То же самое я вижу на украинском рынке. И первое тому подтверждение — цены, которые западные банки платят при покупке украинских. Эти цены, счи­таю, больше, чем банки реально стоят. Но почему их покупают? Потому что ви­дят перспективу. Они покупают долю на будущем рынке. То есть западные игро­ки подтверждают мой тезис. Вот посмот­рите: в Белоруссию никто не вкладыва­ет, я вас уверяю. Вот там все понятно. А в Россию, Казахстан, Украину сейчас идут очень сильные потоки инвестиций.

Как вы оцениваете экономическую политику Юлии Тимошенко?

— Это невозможно комментировать, потому что на посту премьер-министра она проработала недолго. Еще слишком рано говорить о результатах — слишком мало времени прошло с тех пор. К приме­ру, только сейчас можно начинать оце­нивать влияние путиновских действий на российскую экономику. Хотя даже сей­час еще слишком рано. Сегодня мы уже можем анализировать действия Горбаче-га в 1984 году. А вот оценивать действия человека, который проработал восемь ме­сяцев, — невозможно.

Но вы же строите бизнес, вы ана­лизируете, делаете прогнозы...

Я прогнозирую на десять лет. Нас не интересует следующий год. Нас ин­тересует, какая будет экономика через десять лет, и когда наши инвестиции будут давать результат.

Да, но от сегодняшней экономи­ческой политики будет зависеть эконо­мическая ситуация через десять лет...

В любом случае мы считаем, что дол­жен быть только рыночный подход к эко­номике. Уверяю вас, даже в Белоруссии будут очень резкие изменения. Потому что глобализация мировой экономики не по­зволяет странам жить изолированно. Вот что сейчас происходит во Франции, со все­ми этими студентами на улицах? Почему нужно изменить экономическую ситуа­цию там? Потому что французское прави­тельство понимает, что их компании те­перь конкурируют с западными, которые открывают там свой бизнес. И Украина, если она хочет вообще жить как страна, должна также конкурировать и интегри­роваться в мировую экономику. А там уже совсем другие правила игры.

Украина примет эти правила?

— Знаете, почему я оптимистически смотрю на Украину? Потому что в Укра­ине нет нефти. И это большой позитив, большой вам подарок, потому что Украине нужно будет проводить такие рефор­мы, которые заставят расти общую эко­номику. А в России самая большая про­блема в том, что реформы практически приостановились — все живут на этой нефти. А рано или поздно это приведет к очень большим проблемам в российской экономике. Посмотрите на восточноев­ропейские страны. У них нет ни нефти, ни газа. Они проводят серьезные рефор­мы. У Польши сейчас одна их самых перспективных экономик во всей Ев­ропе. А что, поляки умнее украинцев? Нет. У них есть что-то, чего нет у вас? Нет. Они просто поняли, что нужно по­строить правильную экономику, чтобы развиваться с европейскими странами.

Вы считаете экономику, где 20 про­центов безработицы, правильной?

— Да. Бывало и хуже.

Как изменилась ситуация в Украине после оранжевой революции?

— У этой революции большая исто­рия. Власть говорила все правильные сло­ва о капитализме, экономическом росте, интеграции в Европу. Потом началась по­литическая стагнация. Но прямые инве­стиции продолжались, хотя, конечно, это был фактор энтузиазма Достаточно срав­нить Киев полугодичной давности и се­годняшний. Краны везде стоят, здания строятся. То есть понятно, что приходят более долгосрочные инвестиции. Все уве­рены в том, что Украина будет прибли­жаться к Европе. Что касается выборов, то я считаю, что нынешний результат — идеален для украинцев. Это демократия. Сегодня все сектора, все мнения страны будут представлены во власти. И я наде­юсь, что они смогут сработаться в какой-то коалиции, выберут оптимального пре­мьер-министра. Думаю, что это очень правильный результат.

Сумма, на которую вы застра­хованы?

— Могу сказать, что когда-то у меня был страховой полис на миллион долларов

Беседовала Виктория Самойлова, «Столичные новости»

www.cn.com.ua