Чикатило боялся, что его съедят, как съели брата

1,8 т.
Чикатило боялся, что его съедят, как съели брата

«Ростовского монстра» могли остановить после первого же убийства. Но вместо него был арестован и расстрелян невинный человек

Серийный убийца и на­сильник, задержанный в Пологах Запорожской области, воскресил в памяти образ Андрея Чикати­ло, ужаснувшего мир количес­твом преступлений и немысли­мой жестокостью. Сейчас меж­ду двумя нелюдями — покойни­ком и живым — идет жуткое со­ревнование: на чьем счету больше загубленных душ. Дей­ствовали они приблизительно в одно и то же время. Сергей Т., нареченный «павлоградским маньяком», наверняка знал, какая участь постигла его «еди­номышленника», но не остано­вился и продолжал убивать до наших дней. Сейчас он приз­нался в 48 эпизодах только по одной Днепропетровской об­ласти, а еще были жертвы в За­порожской, Харьковской, Пол­тавской, Крыму и России. Чика­тило был обвинен в 53 садист­ский убийствах девочек, маль­чиков и молодых женщин, хотя признавался в 70. О личности «павлоградского маньяка» по­ка известно немного, в то вре­мя, как биография и психологи­ческий портрет «ростовского монстра» (кстати, родом он с Украины, увы, земляк) подвер­гался изучению. Чтобы понять настоящее, стоит вспомнить о прошлом.

Видео дня

ПОРАЖЕНИЯ И УДАЧИ

Неясно, почему в селе Яб­лочное Сумской области маль­чишку с фамилией Чикатило прозвали «Андрей-сила», ибо сам он живописал свою натуру совсем иначе: «Я был слишком стеснительным, робким, зас­тенчивым, был объектом нас­мешек и не мог защищаться. Учителя удивлялись моей бес­помощности: если у меня не бы­ло ручки или чернил, я сидел и плакал. Из-за врожденной бли­зорукости плохо видел напи­санное на доске и боялся спро­сить. Очков тогда вообще не было, к тому же я боялся клички Очкарик, стал их носить только в 30 лет, когда женился. Слезы обиды душили меня всю жизнь». Для комплексов у дере­венского подростка были осно­вания. Рожденный в 1936 году, он сполна познал бедность. Когда немного подрос, услы­шал, что его старшего брата похитили и съели во время голодомора. Это, очевидно, оста­вило свой след. Земляки вспоминают: ребенок боялся, что его тоже съедят. И даже много лет спустя, меряя шагами тю­ремную камеру, Андрей будет повторять: «Моего брата съе­ли, моего брата съели...»

Вторым ударом по психике стало осознание факта, что он — сын «предателя и изменни­ка Родины», поскольку его от­ца на фронте взяли в плен. Однако тот же комплекс в повоенные годы испытывали многие дети, но стоически его пережили. Андрей же, помимо душевной слабости, обладал еще и огромным самомнени­ем. «Я твердо верил: буду не последним человеком. Мое место в Кремле...» После окончания школы он подал документы на юридический факультет МГУ, но не прошел по конкурсу. Провал пережил болезненно и щедро сдабривал эту рану «солью», не взи­рая на то, что дальнейшая биография сложилась не хуже, а то и лучше, чем у многих свер­стников.

Окончив в 1955 году Ахтырское техучилище связи, Чикатило поступил на заочное отделение Московского элек­тромеханического завода, от­служил в войсках КГБ, где вступил в КПСС, а в 1964 году стал студентом-заочником филфака Ростовского университета. Педагогическая карь­ера, начатая в апреле 1965 года с поста председателя райкомитета физкультуры и спорта, длилась до 1978 года. Чикатило работал учителем русского языка, воспитателем школы-интерната, мастером производственного обучения и воспитателем двух ПТУ. В послужном списке — созда­ние крепкой семьи, активная общественная деятельность, статейки в газетах на темы мо­рали и даже внештатное сотрудничество с горотделом ми­лиции. Ненавидимые боль­шинством труды классиков марксизма-ленинизма Чика­тило штудировал с таким же интересом, как любимую с детства «Молодую гвардию». Что же скрывалось за этим па­радным фасадом и что превратило усредненно благопо­лучного советского человека в монстра из фильма ужасов, которых в СССР отродясь не показывали?

ДЕВОЧКА В СИНИХ ПАНТАЛОНАХ

Сам Чикатило так вспоми­нает об этом: «Весной 1954 го­да, будучи в десятом классе, я однажды сорвался. К нам во двор зашла тринадцатилетняя девочка, из-под платья у нее выгля­дывали синие пан­талоны... Я сказал, - что сестры нет до­ма, она не уходила. Тогда я толкнул ее, повалил и лег на нее. Я ее не разде­вал и сам не раз­девался. Но у меня сразу наступило семяизвержение. Я очень пережи­вал эту свою слабость, хотя никто этого не видел. После этого своего несчастья я ре­шил укротить свою плоть, дал себе клятву никого не трогать, кроме будущей жены». Ровес­ницы не считали Андрея дос­тойным кавалером, что разви­ло в нем очередной и самый болезненный комплекс. По мнению психиатров, после эпизода с «девочкой в панта­лонах» он утвердился в сексу­альной неполноценности, и это стало началом перерождения робкого юноши в садиста-насильника. Возбуждающий об­раз «девочки в панталонах» заставил Чикатило сменить техническую профессию на учительскую. Бывшие ученики школы-интерната вспоминали на суде, как преподаватель подсаживался к ним и «трогал за различные части тела», заходил в комнаты девочек, ког­да те раздевались, постоянно через карманы брюк занимал­ся онанизмом. За это педагога презирали и дразнили. Он об этом знал. Находясь за решет­кой, Чикатило вспоминал еще одно событие: поведя детей на пруд, он заметил, что одна из девочек с хорошо оформив­шимся телом уплыла далеко от всех. Делая вид, что прогоняет ее к берегу, он стал грубо ощу­пывать ученицу. Она закрича­ла. «Я почувствовал, что закри­чи она громче, и у меня начнет­ся это... наслаждение... Я стал ее больно щипать... Она, выры­ваясь, кричала неистово... И сразу у меня все началось».

Из-за скандала Чикатило пришлось сменить работу. На новом месте объектами его приставания стали мальчики. Среди ребят шли упорные раз­говоры, что Андрей Романович «педик», «озабоченный» и «пос­тоянно теребит свой член». Яс­но, что удерживать возле детей такого не могли. Чтобы не вы­носить сор из избы, Чикатило увольня­ли «по собственно­му желанию». В марте 1981 он пе­репрофилировался в инженера и снаб­женца, сменяя нес­колько предпри­ятий. И на новой работе Чикатило не уважали, считали его недисциплини­рованным хапугой. Женщины экс-педагога сторо­нились, мужчины считали гомо­сексуалистом. В 1984 году про­тив Чикатило возбудили уголов­ное дело за хищение матери­альных ценностей и выгнали из партии. Отсидев три месяца, он устроился на Новочеркасский электровозостроительный за­вод — соцсистема позволяла оступившимся вернуться в об­щество. Кто же мог знать, что за «голубым воришкой» тянется река крови?

РОКОВАЯ АНОМАЛИЯ

Серия преступлений была зафиксирована в 1982-м году, когда в Ростовской области од­но за другим стали находить изувеченные тела детей и мо­лодых женщин. Даже видавшие виды работники милиции содрогались: трупы были рас­терзаны так, что не снилось Джеку-потрошителю. Неизвес­тный выкалывал жертвам гла­за, отгрызал у девочек соски, вспарывал и отрезал половые органы. Область наполнилась страхом. Убитых находили в ле­сополосах недалеко от пути следования электропоездов «Ростов-Зверево». Спецопера­цию по поимке преступника так и назвали: «Лесополоса». В бригаду, расследовавшую де­ло, вошли опытнейшие сыщи­ки. Сотни работников милиции вели наблюдение, переодев­шись в железнодорожников, рядясь под грибников и рыба­ков. Загримированные под бродяжек, к которым неизвес­тный имел особую тягу, женщи­ны-милиционеры дефилирова­ли по платформам в надежде, что маньяк «клюнет». Разработка следствия осложнялась тем, что никаких свидетель­ских показаний не было. Одна­ко была зацепка: на теле 9-летнего мальчика, погибше­го летом 1982-го, обнаружили сперму четвертой группы. По законам криминалистики это означало, что кровь у преступ­ника тоже четвертой группы. Но догмы сыграли со следстви­ем злую шутку. В 1984 году од­на из оперативных групп за­держала Чикатило на вокзале, обратив внимание на его труд­но скрываемый интерес к под­росткам. Тогда же у него взяли пробу крови, и она... оказа­лась второй. Подозреваемого отпустили. Только через шесть лет, в течение которых Чикати­ло беспрепятственно занимал­ся своим страшным промыс­лом, выяснилось, что у него была аномалия: различные группы спермы и крови.

Зайдя в тупик, члены опе­ративной группы ездили сове­товаться к такому же маньяку-убийце Анатолию Сливко, в то время ожидавшему смертной казни в Ставропольской тюрь­ме. Но и его советы не помог­ли. Помогла случайность. 1990 год был для Чикатило одним из самых «урожайных» — шесть убийств. Последнее преступле­ние он совершил 6 октября не­подалеку от станции «Лесхоз». Там 13 октября обнаружили труп женщины с приметами ха­рактерного садистского «по­черка» преступника. При опро­се возможных свидетелей вы­яснилось, что сержант мили­ции Игорь Рыбаков 7 октября обратил внимание на мужчину с портфелем, который брел к станции, и проверил у него до­кументы. К счастью, сержант запомнил, что фамилия начи налась на букву Ч. Отыскать Чикатило не составило труда. За ним стали следить, а когда удостоверились, что этот пожи­лой мужчина активно интере­суется мальчиками, арестова­ли. На момент задержания он с женой, сыном и дочерью про­живал в городе Новочеркас­ске, работал на заводе.

ПЕРВОЕ УБИЙСТВО МОГЛО СТАТЬ ПОСЛЕДНИМ

Чикатило начал давать по­казания на десятый день пос­ле ареста. Пытался доказать, что все случившееся — резуль­тат нарушения психики, выз­ванного половым бессилием. Убеждал, что жертв не выби­рал, ничего заранее не плани­ровал и... не хотел убивать. «Меня просто неодолимо влек­ло к детям, хотелось видеть их оголенные тела, совершить по­ловой акт», — говорил аресто­ванный. Спонтанным, и то с на­тяжкой, можно считать только первое убийство, совершен­ное 22 декабря 1978 года. Де­вочку, живущую по соседству, Чикатило заманил обещанием подарить жевательную резин­ку. «Мы зашли в мою мазанку, — рассказывал Чикатило. — Я включил свет и, как только закрыл дверь, сразу навалил­ся на нее, стал срывать одеж­ду. Девочка испугалась, закри­чала, а я стал зажимать ей рот руками... Ее крик возбудил ме­ня еще больше... Хотелось все рвать и трогать. Она хрипела, я ее душил, и это мне принесло облегчение. Когда я понял, что убил девочку, встал, оделся и решил избавиться от трупа».

Дикая ирония судьбы состо­ит в том, что это первое убий­ство могло стать последним. Чикатило задержали по подоз­рению, но... отпустили. Вместо него был арестован, а после расстрелян невинный человек — Александр Кравченко. В этом случае как не провести параллель между Чикатило и задержанным в Пологах се­рийным убийцей. «Сегодня» пи­сала, что десяток лет тому на­зад в тюремной камере пове­сился мужчина, которого обви­нили в совершенных им прес­туплениях. Напомним также, что вместо Анатолия Оноприенко, убившего 52 человека, в застенках СИЗО был до смерти замучен Юрий Мозола.

«Первой жертвы маньяк бо­ится, после третьей —упивает­ся властью», — некогда рас­сказывал «Сегодня» милицей­ский психолог Денис Алексан­дров. Так произошло и в слу­чае с Чикатило. Ему понадоби­лось четыре года, чтобы изба­виться от страха перед разоб­лачением, после чего он дал своему нутру полную волю. Все жертвы шли за ним добро­вольно — пихолого-педагоги-ческая подготовка не прошла даром. «Интеллигентный дядя-очкарик» умел найти к каждо­му подход: голодному предла­гал еду, бездомному — кров, любопытному — игру. И вел че­рез лесопосадку. Двигаясь впереди, нежданно оборачи­вался, обездвиживал жертву ударом, а затем начинал ис­полнять ритуал смерти, под­робности которого лучше не знать.

«НЕ ПРИГОВАРИВАЙТЕ К СМЕРТИ!»

Во время следствия Чикати­ло содержался в «одиночке» следственного изолятора КГБ. Такого могли задушить сока­мерники или уничтожить охра­на, ведь среди потерпевших был сотрудник милиции. Капи­тан внутренней службы Олег Ф. — отец 11-летнего Вани, рас­терзанного 14 августа 1990 года, — просил на суде: «Не надо его приговаривать к смерти. Пусть будет 15 лет. Пусть меньше. Но тогда из казематов КГБ, где его так долго прячут, он попадет к нам. Слу­шай, Чикатило, что мы с тобой сделаем. Мы повторим все, что ты делал с нашими деть­ми». Согласно заключению су­дебно-медицинской эксперти­зы, смерть Вани наступила в результате 42-х .колото-реза­ных ранений груди, живота, ле­вого плеча. Мальчик был жив, когда маньяк отрезал у него яички...

Существует информация, будто в ходе следствия Чикати­ло признался в 70 преступле­ниях, но доказанными посчи­тали 53. Заседания в Ростов­ском областном суде длились полгода. Приговор об исклю­чительной мере встретили ап­лодисментами. Но Чикатило до последнего не верил, что его расстреляют. В Новочеркас­ской тюрьме он внимательно следил за своим здоровьем, каждое утро делал зарядку и строчил жалобы на следовате­лей и судью. Бытует мнение, что японцы якобы предложили 20 миллионов долларов за ку­сочек мозга монстра, но офи­циальные источники это опро­вергают. Расстреляли Чикати­ло 14 февраля 1994 года. Пе­ред казнью он оставил для прокурора автограф на книге, живописующей его злодеяния.

Во избежание мести со сто­роны родственников погиб­ших членам семьи казненного изменили фамилию. Но это не спасло сына Чикатило — Юрия — от тюрьмы. Через два года после расстрела, в 1996-м, Чикатило-младший оказал­ся в том же СИЗО, где сидел его отец. Юрию вменялось из­насилование, незаконное ли­шение свободы и истязание человека.

Оксана ШУМИЛИНА, «Сегодня»

http://today.viaduk.net