Допустимы ли "пиры во время чумы"?

4,2 т.
Допустимы ли 'пиры во время чумы'?

Начавшийся с начала зимы политический кризис в Украине продолжается, переходя в новые опасные формы. Одна из которых – нарастание военной напряженности в ситуации вокруг Крыма и Юго-Восточных областей страны, ставших зоной "усиленной заинтересованности" Москвы. В этой связи в СМИ все чаще поднимается вопрос относительно допустимости привычной в стабильные времена "развлекаловки". Дескать, вот-вот может стрельба начаться – а тут всякие песенно-танцевальные конкурсы, веселье, передачи об экстрасенсах и т.д. Одним словом – настоящий "пир во время чумы". Не пора ли остановиться? Ввести если не цензуру – то самоцензуру, этакий "медийный пост" на период до стабилизации ситуации?

Вообще, вспоминая историю возникновения знаменитого термина относительно веселья во время эпидемии, можно заметить, что она основана на реальных событиях. Когда Александр Сергеевич Пушкин писал свою знаменитую новеллу из "Маленьких трагедий" – перед его глазами лежало произведение Даниэля Дефо "Дневник чумного года". Того самого, что написал "Робинзон Крузо". Как раз и повествующее о трагических событиях эпидемии особо опасной инфекции в Лондоне в 1666-67 годах. В том числе, и об эпизоде, когда некоторые джентльмены, несмотря на тысячи смертей вокруг, продолжали весело пировать в кабаке.

Нет слов – в данной конкретной ситуации такие "пиры" были однозначно самоубийственными. Просто в силу фундаментальных положений эпидемиологии – запрещающей массовые мероприятия во избежание повышенного риска заражения еще здоровых людей от уже заболевших. Но в этой истории есть еще один контекст – духовный. Возможно ли вообще веселие – когда обстоятельства вокруг далеки от радости? А вот на этот вопрос однозначного ответа нет…

Точнее – он есть – и отнюдь не в пользу "посыпания глав пеплом". Причем, об этом свидетельствует реальная практика самых разных времен и режимов.

В войне побеждают не на фанатизме

Возьмем, например, Вторую Мировую войну. Конечно, в некоторых рафинировано пропагандистских фильмах советской эпохи можно встретить картинку "превращения страны в единый боевой лагерь". Типа – не только заклеенные полосками бумаги окна – но и угрюмые лица, репродукторы, разносящие исключительно "вставай, страна огромная!" или "гремя огнем, сверкая блеском стали, пойдут машины в яростный поход". Ну а на фронте в таких фильмах бойцы бросаются в бой исключительно с криками "За Родину! За Сталина!"

Только ведь в действительности дело обстояло несколько иначе. Да, штатные пропагандисты, начиная от "мэтров" образца Симонова и Эренбурга, писали свои "нетленки" на тему "воин – убей немца!". Но гораздо большей популярностью пользовалось стихотворение "Жди меня" – с темой любви и верности, которая сильнее смерти. Артисты (и, особенно, артистки) не только получали "бронь" от призыва – хоть на фронт, хоть на рытье окопов – но работали по своей основной специальности. Выезжая к войскам с концертами, среди номеров которых чисто патриотические темы успешно "разбавлялись" юмором, сатирой, лирикой. В условиях жуткого дефицита средств эвакуированный в Алма-Ату "Мосфильм" продолжал снимать в том числе и комедии.

Ну а сами фронтовики тоже не чурались простых радостей жизни. В том числе – и вовсю "крутили любовь". Появилось даже понятие - "походно-полевые жены" – в роли которых чаще всего выступали девушки-санинструкторы, медсестры, радистки, укладчицы парашютов и т.д. Даже прославленные полководцы, в том числе маршал Жуков, не избежали соблазна образовать "любовные треугольники", которые нередко продолжали существовать и после окончания войны.

Можно заметить, что сходные тенденции наблюдались и в других армиях. Любимой песней не только немецких, но а американских солдат стала "Лили Марлен" – повествующая о прощании уходящего в армию парня со своей девушкой. О "борделях", официально организуемых гитлеровцами на территории оккупированного СССР знают многие. Но такие же заведения учреждались и северных портах Советского Союза – для гм, "культурного отдыха" приплывающих туда с морскими "конвоями" союзников. Правда, "сотрудниц" и тех, и других заведений после войны НКВД репрессировало – но это уже другая история. Ну а какие красотки с минимумом одежды приезжали, чтобы ободрить своих соотечественников в американские и британские части – можно увидеть едва ли не в каждой западной ленте о великой войне.

Идеологическая подготовка должна быть с умом

Отчего же руководители не только демократических, но и тоталитарных стран позволяли своим и военным, и гражданским такие вольности? Не рациональнее ли было, для достижения лучшего результата, максимально "закрутить гайки" на всей "лирике", и прочих "несерьезностях" – дабы освобожденные от их люди все свои силы направили для скорейшей победы над противником?

Ответ на этот вопрос однозначен – нет, не рациональнее. По нескольким причинам.

Первая – это невозможность постоянного напряжения. Так уж устроен человеческий (и не только) организм – что он мобилизовать свои резервы для максимального действия он может лишь на относительно короткий срок. В противном случае, длительный стресс приводит сначала к истощению – а потом, нередко, и к более трагичных последствиям. Классическим примером в этом смысле является проведенный несколько десятилетий назад опыт. Мышей помещали в клетку – хорошо кормили, поили, давали витамины и т.д. Вот только рядом с этой клеткой все время ходил кот – с вожделением поглядывающий на маленьких зверушек. В итоге несчастные мышки спустя несколько недель просто умирали от инфаркта…

Конечно, когда ведутся реальные боевые действия – отдыхать бойцам часто бывает некогда. Тем не менее, при первой возможности их выводят на "переформирование" - вводя в бой свежие части. И высший уровень боеготовности объявляется, как правило, максимум, на несколько часов – реже дней. В противном случае, много ли будет толку от того же пилота, сутками ожидающего команды на взлет в кабине самолета – вместо того, чтобы перед вылетом нормально выспаться? Еще в Средние Века популярным средством сделать победу более легкой было перед генеральным сражением устроить "трам-тарарам" мелкими провокациями вблизи лагеря противника. А утром полусонные воины становились легкой добычей врага.

Поэтому опытные воины меньше всего напоминают романтически настроенных новобранцев. Ведь, чтобы не просто выжить, но и побеждать многие месяцы и годы войны, надо уметь не только мобилизоваться – но и расслабляться. Чему, как раз, и очень способствуют маленькие житейские радости, от писем из дома, концерта самодеятельности – до фронтового "флирта" или даже серьезного чувства.

В этой связи примечателен опыт даже первого Майдана 2004 года. Его "гимном", как известно, стала зажигательная песня группы "Гринджолы" – "Разом нас багато – нас не подолати". Ее мелодия и слова буквально наэлектризовывали собравшихся, вдохновляя их на борьбу. Но почти после каждого исполнения этой песни звучала другая, трогательно-детская "Оранжевое небо". Не только потому, чтобы объяснить этимологию "бренда" "оранжевой революции" - просто после максимально концентрации людям надо было улыбнуться, расслабиться. Чтобы не сломаться раньше времени. Этой же цели служили и концерты "звезд" – исполнявших отнюдь не только "зажигательный", но и вполне развлекательный репертуар.

Ну а вторая причина допуска "мирных" мотивом в милитаристкие времена – это мотивация людей к борьбе. Непосредственно в бою, наверное, лирика не очень уместна – там срабатывает простое соображение "или я – или враг". Но чтобы пойти в этот бой часто надо что-то посерьезнее, чем простая ненависть. В основе которой, кстати, тоже обычно лежит желание защитить какие-то важные для человека ценности.

А что может быть ценнее, чем любовь, семья, дети, достойная жизнь? Нынешняя украинская революция началась, как борьба за "жизнь по европейским стандартам". Так о них же и надо постоянно напоминать – а не только муссировать неприятие к тем, кто этим ценностям угрожает, заодно призывая к героизму и лишениям.

Несбалансированная информация – страшнее вражеских пуль

По большому счету, подавляющее большинство СМИ и так отлично учитывают в своей работе вышеизложенные моменты. И опасность для аудитории исходит не от телевидения, газет и Интернета – а от нее же самой. Право, самый "пламенный" канал (за исключением чисто новостных, конечно) имеет сбалансированную программу. В которой выпуски новостей, политических ток-шоу мирно гармонируют с телесериалами, передачами о здоровье и кулинарии, теми же песенными конкурсами, выступлениями юмористов. Так что, если бы люди смотрели только то, что им предлагается конкретным СМИ – никакой проблемы бы не возникало.

Увы, человеку свойственна "тяга к адреналинчику" - откровенно мазохисткая по сути. О которой упоминавшийся А.С. Пушкин заметил: "Все, что нам гибелью грозит – для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья".

В итоге получается, как в ситуации, когда некто, считающий себя любителем "здорового питания", начинает выбирать из разных рецептов меню то, что ему больше нравится. Например – сладкое или жирное-острое. Ну а в случае "информационной диеты" это будет "зацикливание" на исключительно политических новостях. Кончился информационный выпуск на одном канале – переключим на другой, потом – на третий, или, вообще, станем смотреть только какое-нибудь "Экспрессо ТВ".

Итог будет пессимистичным в обоих случаях. Только если при злоупотреблении одним видом пищи человеку угрожают проблемы с организмом – то при акцентуации лишь на "остреньких" сюжетах ему грозят проблемы уже с нервной системой. После чего, впрочем, не избежать уже и чисто телесных заболеваний – следствия хронического стресса и эмоционального выгорания. Насколько такое обстоятельство может повысить обороноспособность страны – думается, вопрос излишний. Как и другой – кому это в конечном счете окажется выгодно.

Так что, при всем уважении к благим мотивам призывов ограничивать в период кризиса радости жизни (в пользу непрекращающейся идеологической "мобилизации" на борьбу) итоговый результат окажется печальным как раз для самой этой борьбы. Об этом следует помнить и тем, кто формирует медиа-политику – и ее рядовым потребителям, нам с вами.

УкраинаЕвромайданУгроза отделения Крыма