Москва и Пекин укрепляют двусторонние отношения в сфере безопасности, экономики и дипломатии, осложняя и без того взрывоопасную обстановку в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Многие эксперты видят в таком усиливающемся взаимодействии начало партнерства с целью дестабилизировать западный порядок и уменьшить возможности США по оказанию влияния на регион и его стратегический расклад сил.

Однако сторонники таких доводов исходят из первенства материальных компонентов новой взаимной привязанности Китая и России, пренебрегая при этом значимостью исторических и нормативных элементов, влияющих на их отношения, сообщает inosmi.ru.

На самом деле, представления о враждебности и агрессивности российско-китайской оси основаны на исторических и идеологических связях двух стран, которые часто дают о себе знать в России и Китае с их авторитарными методами государственного правления. Некоторым аналитикам этот жесткий стиль руководства кажется отражением взаимного недоверия России и Китая к Западу, а также их общего желания переписать правила, которые определяют существующий миропорядок.

Эти пессимистические оценки как будто подтверждаются готовностью России и Китая применять силу или угрожать ее применением в целях отстаивания своих национальных интересов, а также бросить вызов существующему в этом и других регионах порядку. Действия России на Украине и Китая в Южно-Китайское море показывают предрасположенность двух стран к военным методам реализации своих давних территориальных притязаний. Согласно одной такой точке зрения, "Китай и Россия сегодня состязаются между собой, стремясь вооружить антидемократические и антиамериканские режимы в Латинской Америке. Не исключено, что они помогают в строительстве трансокеанского канала Никарагуа, которая может предоставить доступ к своим портам для российских и китайских боевых кораблей. Обе страны активно поддерживают врагов США в Сирии и Иране".

Но несмотря на такие сходства и близость между Москвой и Пекином, есть основания полагать, что нынешнее состояние российско-китайских отношений является "браком по расчету". Хотя Путин и Си наладили прочные связи и теперь признают коренные интересы друг друга, они не в состоянии поднять двусторонние отношения до уровня альянса.

В сфере дипломатии Россия и Китай очень часто демонстрируют общность интересов, используя свое право вето в Совете Безопасности ООН. За прошедшие 10 лет Китай воспользовался этим правом шесть раз, и всегда вместе с Москвой, которая за тот же период времени использовала вето 11 раз. Такая связка между Пекином и Москвой в последнее время проявилась в том, что с 2012 года две страны четыре раза накладывали вето на резолюции ООН по Сирии. Столь частое использование права вето рассматривается как вызов западному лидерству и как инструмент, помогающий замедлить темпы американского военного вмешательства на Ближнем Востоке.

Однако, как отмечают Дэниэл Брумберг (Daniel Brumberg) и Стивен Хейдеманн (Steven Heydemann), эта негативно-ориентированная связь возникает из "противодействия универсальным нормам демократии, мировому регулированию и правам человека, которые отстаивает Запад и многосторонние институты, такие как Организация Объединенных Наций и Международный уголовный суд". Из-за такой позиции две страны проводят дипломатию в защиту "статус-кво и традиционных представлений о государственном суверенитете, что противоречит новым международным договоренностям, таким как "ответственность за защиту". Например, это находит свое отражение в настойчивых призывах Пекина соблюдать принцип "невмешательства", которые звучат на всем протяжении сирийского кризиса.

В экономической сфере Китай и Россия сотрудничают по таким вопросам как создание новых коммерческих институтов, скажем, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и Нового банка развития БРИКС. Кроме того, две страны выработали общность позиций в вопросе создаваемого Китаем "экономического пояса Шелкового пути" и сформированного Россией "Евразийского экономического союза". У них начали формироваться готовность и желание координировать данные проекты с целью построения "общего экономического пространства".

Соответственно, основной составляющей российско-китайского "брака по расчету" являются двусторонние экономические отношения. В 2011 году Китай стал крупнейшим торговым партнером России, и только за последние 12 месяцев китайские инвестиции в этой стране увеличились на 80%. В итоге объем годовой двусторонней торговли вырос до 100 миллиардов долларов. Самым примечательным достижением является соглашение о строительстве нефте- и газопровода стоимостью 400 миллиардов долларов, который свяжет сибирское нефтегазоконденсатное месторождение Чаяндинское с Китаем. В такой обстановке вполне возможно, что Китай хочет получить "транспортную страховку", предохраняясь от негативных последствий на случай будущих блокад в Южно-Китайское море.

Китай и Россия также развивают сотрудничество в сфере безопасности, которое последние 40 лет находилось в состоянии спячки. Китай осуществляет масштабную программу закупки российской военной техники и оружия. Самым примечательным примером в этом отношении является недавний контракт на покупку самолетов компании "Сухой". Партнерство осуществляется также в виде совместных военных учений. Совсем недавно такие учения прошли в Японском море, и в них приняли участие 22 корабля, 20 самолетов и вертолетов, 40 бронированных машин и 500 морских пехотинцев.

Шансов на официальный альянс мало

При всем при этом отношения между Пекином и Москвой сталкиваются с многочисленными трудностями, которые препятствуют созданию официального альянса. Первая среди них это прочное представление россиян о том, что Китай по-прежнему создает угрозу их безопасности. Такая точка зрения формируется на основе исторического недоверия, но Россия с определенной тревогой смотрит на свою территориальную целостность в связи с усилившейся китайской миграцией, а также по причине того, что между двумя странами существует протяженная общая граница.

В свою очередь, многие аналитики указывают на то, что Китай изначально видит в России неэффективного партнера по бизнесу. В этом смысле Китай полагает, что российские коммерческие законы неблагоприятны для его интересов, а поэтому мешают содержательному и масштабному экономическому сотрудничеству. Как отметил Бобо Ло (Bobo Lo), "китайцы считают русских трудными партнерами по бизнесу. Во-первых, они жалуются на то, что коммерческие связи зачастую попадают в зависимость от геополитической конъюнктуры. Кажется, что у них всегда есть какие-то скрытые мотивы". На самом деле, нельзя исключать, что такие законы являются результатом ксенофобии, усиливающейся в Российской Федерации, и необходимости реагировать на недовольство населения по поводу этнической миграции.

Такие представления формируют общие концепции отношений с Западом. В этом смысле Россия с подозрением смотрит на долгую игру Китая, сомневаясь в том, что он реально видит в Западе врага, как это делает Москва, и что он является важнейшим партнером для достижения совместного успеха в будущем. Уступчивость Китая по отношению к Западу будет препятствовать его дальнейшему сближению с Россией, равно как и его превращению в "равного" Америке глобального лидера.

Точно так же, хотя Россия укрепляет двусторонние отношения с Китаем, остаются без ответа вопросы по поводу азиатской политики Путина. Путин ни разу не был на Восточноазиатском саммите, а до введения европейских экономических санкций в качестве приоритета рассматривал сотрудничество с Европой, ставя Азию на второе место. Такая двусмысленность оставляет шанс на то, что будущий российский президент начнет исправлять отношения с Западом, и российско-китайская ось будет уже не нужна.

На самом деле, попавшая в затруднительное положение российская нефтяная отрасль может вынудить Москву сдать назад в отношениях с Западом. Сегодня добыча нефти в России идет по нарастающей, составляя 10,8 миллиона баррелей в день. Но в следующие 20 лет она, согласно прогнозам, достигнет своего пика. В мире усиливается стремление к "зеленому" будущему, Китай может начать освоение собственных сланцевых месторождений, и это в своей совокупности может понизить значимость и ценность нефти. В итоге это приведет к тому, что России в интересах собственного экономического выживания придется обращаться за помощью к Западу.

Если смотреть на ситуацию в таком ракурсе, то между Китаем и Россией мало общего в плане перспектив. Отношения между ними строятся на стремлении к достижению собственных, индивидуальных целей. Из-за этого США лучше развивать диалог как с Китаем, так и с Россией. Соединенные Штаты нуждаются в этих странах для решения многих неотложных мировых проблем. Для успеха ключевых международных инициатив, таких как ядерное нераспространение, инцидент со сбитым самолетом МН17 и кризис на Ближнем Востоке требуется партнерство России и Китая. Любой политический раскол в мире будет лишь затруднять решение этих важнейших проблем.

Читайте все новости по теме "Политический блог" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости