"Заморозка" нефтедобычи – хватит и притворства

4.6т

Текст переведен специально для сайта "Обозреватель". Оригинал на Bloomberg View.

Менее чем через неделю, представители ведущих нефтедобывающих стран встретятся в Катаре, чтобы обсудить ограничения на добычу. Тем не менее, даже если они договорятся об этом, цель встречи, вероятно, имеет мало общего с регулированием мирового предложения. Фундаментальные показатели рынка сырой устанавливаются на многие месяцы вперед, и нефтедобытчики намного более заинтересованы в способах управления ожиданиями финансовых рынков, имеющих большее влияние на цены.

Замораживание "уровня добычи на текущем уровне не ускорит восстановление баланса на нефтяном рынке", - написали аналитики Goldman Sachs в докладе, утверждающем, что встреча вероятнее приведет к падению цен, чем к их подъему. И действительно, уровень добычи близок к историческому максимуму как в странах ОПЕК (свыше 33 миллионов баррелей в день), а так и в России, участвовавшей во встрече в Дохе (свыше 11,2 миллиона баррелей в день).

Кроме того, в ожидании следующей встречи некоторые члены ОПЕК наращивают добычу еще больше. Например, в марте Ирак поставил новый рекорд – 4,55 миллиона баррелей в день.

Нефтедобыча в США движется в противоположном направлении, сокращаясь до уровней конца 2014 года:

Объемы нефтедобычи в США / EIA

После снижения производства, переполненные нефтяные резервы США также, по всей видимости, начинают сокращаться. Хоть они по-прежнему близки к историческому рекорду, 6 апреля правительство США сообщило о падении почти на 5 миллионов баррелей.

Запасы сырой нефти в США, тыс. баррелей / Министерство энергетики США

Удивительная устойчивость нефтяной отрасли США сейчас уже стала притчей во языцех на рынке. Тем не менее, в этом нет ничего удивительного. Добытчики опираются на ценовое хеджирование и технологические достижения, но в конечном итоге все сводится к тому, сколько вонючей темной жидкости они могут извлечь из земли по оптимальной цене.

Американская сланцевая индустрия лучше, чем кто-либо другой, использует эти инструменты, но и ее возможности подходят к концу. В относительно свободном рынке США, потенциальная прибыль регулирует и инвестиции, и объемы добычи. И на обоих этих фронтах американские нефтяники сталкиваются с возрастающим давлением.

С другой стороны, Россия и страны Персидского залива вынуждены продолжать качать нефть независимо от цены, так как с ее помощью они финансируют свои бюджеты. По этой причине падение цен вынуждает их увеличивать объемы добычи.

Это будет продолжаться, по крайней мере, в течение ближайших нескольких лет: традиционные экспортеры будут постепенно возвращать себе часть потерянной ими доли рынка. Самой большой проблемой, стоящей перед ними, станет отнюдь не физический баланс спроса и предложения сырой нефти. Им придется удерживать цены на максимально высоком уровне, но при этом недостаточно высоком, чтобы вызвать очередной сланцевый бум.

Единственный способ достичь этого – влиять на ожидания. Доменико Фавойно и Георг Захман из брюссельского аналитического центра Брейгель недавно подсчитали, что 73% снижения цен на нефть в последние три года можно связать с ожиданиями о балансе спроса и предложения, а не самими балансом. По мнению исследователей, с 2008 года роль ожиданий в ценообразовании резко возросла.

В сегодняшнем мире важно убедить трейдеров, что баланс будет изменяться тем или иным образом, а не на самом деле его менять. Это объясняет, по крайней мере, частично, небольшой рост цен после по сути своей бессмысленного февральского соглашения между двумя крупнейшими экспортерами нефти в мире – Россией и Саудовской Аравией, а также Катаром и Венесуэлой, по заморозке нефтедобычи на уровне января. Цены на нефть марки Brent поднялись примерно на $10 за баррель.

Все, в том числе и трейдеры, понимают, что такие сделки сомнительны, что стороны не обязательно станут их придерживаться, и что замораживание добычи на рекордно высоком уровне может попросту означать отсутствие способности наращивать ее в ближайшем будущем. Тем не менее, на этот можно вести какую-никакую торговлю. Если переговоры в Дохе, запланированные на 17 апреля, закончатся соглашением, даже символическим, это пошлет рынку сигнал поднять цену.

В то же время, подобный сигнал не будет достаточно продолжительным или правдоподобным, чтобы стимулировать рост нефтяной отрасли США. Инвесторы и кредиторы более осторожны, чем трейдеров. Первых высокая волатильность отпугивает, а вторых привлекает.

В феврале подразумеваемая волатильность нефти марки Brent вышла на самую высокую отметку с 2009 года, 70%. Сейчас она опустилась примерно до 50% - что все равно слишком высоко для людей, рассматривающих бизнес-планы в энергетической отрасли.

Однако волатильность мало заботит Саудовскую Аравию и Россию – они по-прежнему будут добывать столько, сколько смогут, потому что уровень жизни их населения и стабильность их режимов зависят от этого. Так что если у них есть возможность вызывать скачки цен, не сигнализируя о реальной смене тренда, это остается наилучшей стратегией, которую будут использовать, пока не закрепятся на полученной доле рынка.

Организация встреч, на которых обсуждается ограничение и сокращение объемов нефтедобычи, является одним из способов достижения этого. Новости о переговорах, вместе с сокращением экспорта из США, будут вызывать временные повышения цен.

Для них важно производить такие новости на регулярной основе. Что менее важно – так это соблюдать любые соглашения об ограничении нефтедобычи, что снова и снова доказывала ОПЕК, не придерживаясь своих собственных ограничений.

Читайте все новости по теме "Мировые цены на нефть" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги