Избран и очень опасен

14.2т

В истории с запретом Меджлиса крымско-татарского народа удивительным является то, что на его окончательное уничтожение у Российского государства ушло целых два года – и это при том, что после аннексии полуострова крымско-татарский парламент оставался единственной структурой, которая могла поспорить в легитимности с новыми органами крымской власти. Которая действительно была избрана, и сам этот факт никем и никогда не оспаривался, пишет Виталий Портников для "Радио свобода".

Ведь Меджлис – не общественная организация. Меджлис – это именно избранный орган национального представительства. И именно этим Меджлис так отличается от общественных организаций народов самой России. Когда вы создаете общественную организацию, пусть даже самую авторитетную, самую уважаемую, у власти остается шанс создать рядом с вашей организацией другую, менее уважаемую вами самими, зато имеющую возможность отстаивать ваши интересы перед государством. Это можно проделать даже в религиозной общине. Сейчас мало кто помнит о трюке, который был проделан в 2000 году, в разгар борьбы Кремля с Владимиром Гусинским, не только владельцем НТВ, но и главой Российского еврейского конгресса. Одним из близких к Гусинскому людей был главный раввин России Адольф Шаевич. Однако рядом с Конгрессом еврейских религиозных организаций внезапно возникла Федерация еврейских общин, которая избрала еще одного главного раввина, Берл Лазара. С этого момента для Кремля, официальных СМИ, даже для русскоязычной Википедии именно этот человек – главный раввин России.

Так вот, с крымскими татарами так не получается. Можно создать какую-нибудь приятную власти альтернативную организацию – это делалось и при Викторе Януковиче, и при Владимире Путине. Можно даже найти общий язык с религиозными авторитетами. Но избранный народом орган нельзя заменить никем и ничем. Его можно только уничтожить.

Возможно, на первом этапе аннексионистских планов Путина существовала идея "перевербовать" лидеров Меджлиса или хотя бы обмануть их – иначе зачем нужна была попытка пообщаться с Мустафой Джемилевым, которую президент России предпринял при посредничестве первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева? Но эта попытка в любом случае была обречена на провал. Во-первых, потому что Джемилев порядочный человек. Во-вторых, потому что он настоящий национальный лидер, боец, а не номенклатурный персонаж – пусть даже такой многоопытный, как бывший первый секретарь Татарского обкома КПСС Шаймиев. И в-третьих, потому что при аннексии Крыма Путин сделал ставку на возглавлявшиеся Аксеновым шовинистические силы, ненавидевшие крымских татар и мечтавшие о их новом изгнании с родной земли. Не может быть страны, в которой на равных действуют Аксенов и Джемилев – это даже Путин, не замечающий разницы между суннитами и шиитами, должен бы понимать.

В этой ситуации вопрос о запрете Меджлиса был лишь делом времени. Меджлис опасен как прецедент – нигде больше на контролируемых Россией территориях и в самой России не существует избранного отдельным народом органа национального представительства. И если такие "меджлисы" появились бы даже у тех народов, которые составляют меньшинство в собственных национальных республиках и занялись бы защитой их прав, это сделало бы Россию совершенно другой страной. Режим этого решительно не мог допустить. Ну и по отношению к самому Крыму – как согласиться с ситуацией, когда с депутатами Госсовета полуострова никто не желает общаться, а с членами Меджлиса встречаются на самом высоком уровне повсюду?

Почему Меджлис не запрещали так долго? Не потому, что о нем забыли. Не потому, что хотели договориться с его лидерами – по крайней мере, с остающимися в Крыму. По информации, известной в Киеве, Меджлис хотели представить террористической организацией, приписать его представителям преступления, которые должны были привести к гибели людей, опорочить перед Западом и Турцией – и после этого запретить. Но операция провалилась благодаря мудрости лидеров крымско-татарского народа и консолидированности рядов Меджлиса. Тогда было принято решение "замочить" крымско-татарский "парламент" без особых обвинений. Просто так. Тем более что его запрет создает мощный рычаг давления на любого, кто когда-либо участвовал в его деятельности, от избрания до членства. А значит, на всех крымских татар! Целый народ под "колпаком".

О том, что запрет Меджлиса становится еще одним доказательством оккупационного статуса Крыма, в Кремле не задумываются. Потому что российские руководители хорошо понимают, что аннексированный полуостров можно удержать только вопреки праву, только заставив мир, Украину и самих несогласных крымчан отступить перед алогичной силой. Запрет Меджлиса на общем фоне торжества демонстративного бесправия мало что меняет.

Читайте все новости по теме "Политический блог" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости