Климкин: Путин проиграл на всех фронтах, Совбез ООН говорит ему "до свидания". Интервью

Климкин: Путин проиграл на всех фронтах, Совбез ООН говорит ему 'до свидания'. Интервью

Позиция стран Запада по оценке действий главы страны-агрессора России Владимира Путина стала как никогда единодушной. Фактически он проиграл на всех фронтах – и в "специальной военной операции" в Украине, и на международной арене, где окончательно утратил какую-либо поддержку.

Видео дня

Страну-оккупанта наверняка лишат статуса постоянного члена Совбеза ООН или просто "перезагрузят" эту организацию. В новой структуре Украина может играть ведущую роль, но за членство в ЕС нашей стране еще предстоит побороться.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал министр иностранных дел Украины в 2014–2019 годах Павел Климкин.

– На последней Генассамблее ООН фактически все лидеры западных стран выступили единым фронтом. Можно ли говорить, что это уже не просто слова, а конкретные сдвиги в международной политике по отношению к России?

– Да, конечно. Это можно прочесть по реакции Путина, который начал нервничать и говорить, что Запад хочет разрушить Россию. У него все, как в королевстве искаженных реалий. Он на самом деле понял, что проиграл "специальную военную операцию", понял, что проиграл и энергетическую войну против Запада, поскольку Запад подготовился и оказался гораздо лучше.

Путин прибегнет к новым пугалкам. Он хочет, чтобы прекратилась критика в его адрес, чтобы его не считали слабаком после последних поражений. Он понимает, что в ближайшее время возможны еще поражения, поэтому ему нужно как-то подлатать ситуацию внутри России.

С этими фейковыми референдумами он хочет начать грозить всем ядерным оружием, хотя бы косвенно. На это Шольц и Макрон ответили очень четко. Они сказали, во-первых, что никакого решения на условиях Путина не будет, и во-вторых, что не Запад, а Путин должен сделать выбор. А он делает выбор в пользу войны.

То, что Путин начал повышать ставки, означает, что он – в слабой позиции. Запад это прекрасно понимает. И то, что он вновь начал бесконечно обвинять Запад, также характеризует фундаментальную слабость его позиции. Это постепенно понимают уже и в окружении Путина.

– Тем не менее, Россия все еще остается постоянным членом Совбеза ООН и имеет право вето. Мы слышали предложение президента Франции Макрона о реформировании Совбеза ООН, чтобы ограничить право вето его членов в случае массовых преступлений. Удастся ли это сделать? Мы ведь знаем, что такое Устав ООН.

– Думаю, удастся. Мы пришли к ситуации, когда ключевые игроки, пытавшиеся сохранять право вето как нечто священное, готовы отказаться от него. Мне известны настроения в Париже, Вашингтоне и Лондоне. Они прекрасно понимают, что иметь Россию, которая сидит в Совбезе и накладывает вето, да еще и никому это не объясняя – все, до свидания. Нельзя преступнику давать место за столом с нормальными людьми. Преступник должен сидеть в тюрьме.

Потому сейчас стоит очень простой выбор. Либо ООН распадается, ее перезагружают, либо происходит радикальная реформа ООН. Россию лишают статуса члена Совета безопасности и права вето. Ведется дискуссия, очень непростая, но учитывая, что такие страны, как Китай или Индия, тоже уже начинают нервничать из-за поведения Путина, он загоняет себя не просто в тупик, а еще дальше.

Я считаю, что шансы на реформирование есть, хотя иным вариантом является просто перезагрузка ООН под новые условия, поскольку структура и конструкция мира после Второй мировой войны уже однозначно не работают.

– Может ли чисто теоретически Украина когда-нибудь стать постоянным членом Совбеза ООН?

– Конечно, может. Это зависит от того, каким будет формат будущего Совбеза. Будет ли вообще система постоянных членов, какой она будет. Сейчас этот вопрос дискутируется, есть разные подходы.

Но на самом деле для нас важно не просто находиться в составе Совета безопасности. Вы видите, что реальное влияние на мировые события Совбеза ООН постоянно уменьшается. Нам важно, чтобы нас воспринимали и уважали, как сейчас, за то, что мы готовы бороться за себя, за свои ценности и ценности тех, с кем мы находимся в партнерстве и в союзничестве.

Я абсолютно уверен, что мы будем играть большую роль либо в перезагруженной ООН, либо в тотально новой организации. В конце концов, мы имеем на это и моральное, и юридическое право, поскольку являемся учредителем ООН.

– Вы сказали о том, что союзники России начинают нервничать из-за поведения Путина. Но мы видим того же Орбана, который остается на своих позициях. Это даже заставляет Евросоюз думать об изменении порядка принятия решений в ЕС, чтобы отдельно взятая страна не могла их блокировать. Как изменится эта система? Действительно ли можно обойти позицию руководства Венгрии?

– Но Орбан пошел на уступки. В начале года ЕС поставил ему условия, затем в июле написал четкое письмо, что будет с Венгрией, если они эти условия не выполнят. Эти условия касаются верховенства права, прозрачности государственных закупок и т. п. Теперь Венгрия обязалась выполнить значительное количество из них.

Орбан, конечно, будет пытаться сохранить независимость своей позиции, выставлять себя как последний оплот консервативных ценностей, но под солидарным давлением Евросоюза или НАТО он будет играть по общим правилам. Никаких других вариантов у него нет.

При этом он будет покупать более дешевый российский газ, чтобы укрепить свою позицию внутри Венгрии. Тем не менее сказать, что он вообще вылетит из западных структур, я не могу. Он достаточно умен для того, чтобы понять, что эти структуры – ЕС и НАТО – жизненно важны для Венгрии.

– Последний вопрос о перспективах членства Украины в Евросоюзе. Можем ли мы надеяться, что если этот вопрос возникнет на повестке дня, у нас будет стопроцентная поддержка стран ЕС?

– Конечно, некоторые страны постараются ставить нам условия. В частности, Венгрия – когда будет голосоваться начало официальных переговоров, окончательное соглашение о вступлении. Мы помним, какие сложные переговоры были между Словенией и Хорватией.

Нам, конечно, нужно сохранять эту эмоцию, показать, что мы не просто круты в вопросе ценностей, но можем и готовы продвигаться вперед. Поскольку наша подготовка к членству и наше членство будут стоить для Евросоюза немало. С одной стороны, у каждого есть желание помочь нам, Украине, а с другой – нужно будет платить за выполнение программы в Украине. Конечно, пропаганда внутри ЕС будет безумной, и нам нужно показать, что этот подъем Украины, эта перезагрузка Украины – общий интерес всего Европейского Союза. Это и о безопасности, и о благополучии, и о новых возможностях.

Это очень кропотливая работа. Должна быть четкая стратегия работы с каждой страной, большой и маленькой, например, с такими, как Кипр или Мальта. С ними тоже нужно работать.