УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Есть несколько причин, почему США наконец согласовали пакет помощи для Украины. Интервью с Портниковым

6 минут
156,4 т.
Есть несколько причин, почему США наконец согласовали пакет помощи для Украины. Интервью с Портниковым

Спустя более полугода после того, как президент США Джо Байден подал в Конгресс запрос на многомиллиардный пакет помощи для Украины, Палата представителей наконец-то проголосовала за принятие документа.

Американские законодатели, все время занимавшиеся взаимными обвинениями, проявили чрезвычайную скорость и производительность. Сенаторам даже пришлось работать в выходной день, чтобы рассмотреть законопроект, принятый Палатой представителей. Ожидается, что уже 23 апреля Сенат приступит к рассмотрению соглашения, а в случае его принятия президент США немедленно его подпишет.

Законопроект в отношении Украины предусматривает выделение миллиардов долларов на закупку оборонных систем американского производства и жизненно важных боеприпасов, ракет и другого вооружения, которое будет оперативно отправлено на фронт – либо из американских запасов в Европе, подготовленных накануне голосования, либо из Штатов. Пентагон утверждает, что поставки будут осуществлены в течение нескольких дней после подписания закона Байденом.

Общий пакет был разбит на четыре отдельных законопроекта, включающих как саму помощь для союзников, так и противодействие Китаю, введение санкций против Ирана и России, а также передачу российских конфискованных активов Украине.

Своими мыслями по поводу непростого пути американского пакета помощи для Украины и дальнейшего противодействия Китаю со стороны США в эксклюзивном интервью OBOZ.UA поделился политический аналитик, публицист Виталий Портников.

– Палата представителей одобрила выделение 61 млрд долларов на военную и экономическую помощь Украине после нескольких месяцев непонятных для украинцев отказов сделать это. Спикер Палаты Майк Джонсон фактически отделил голосование по Украине от финансирования Израиля, несмотря на упорное сопротивление в его собственной Республиканской партии. На ваш взгляд, почему стало возможным принятие украинского пакета именно сейчас?

– Я думаю, что ситуация ускорилась не в последнюю очередь потому, что появились две составляющие. Первая составляющая – поддержка Дональдом Трампом спикера и возможности помощи Украине, о чем бывший президент говорил, мол, мы не можем позволить, чтобы Украина пала, мы должны дать деньги в кредит. И таким образом, спикер якобы не выступал против публичной позиции претендента на пост президента США. Пусть даже его сторонники в Палате представителей продолжали придерживаться другой позиции. Стало ясно, что он не против.

Трамп всегда опирается на настроение в своем потенциальном электорате и считает, что отказ от поддержки Украины принесет худший результат, чем поддержка. Ситуация могла ускориться не столько в связи с Украиной, сколько в связи с атакой Ирана на Израиль. Стало ясно, что ситуация достаточно сложна с геополитической точки зрения.

Возможно, если бы этой атаки не было, Конгресс и дальше мог бы затягивать с принятием вопроса еще несколько недель или месяцев. Это тоже немаловажный фактор, потому что, пока продолжались исключительно бои в секторе Газа и поиск путей выхода из этой ситуации, Конгресс и о помощи Израилю уже не очень думал. Или считал, что не имеет никакого значения, когда она будет принята, потому что это не принципиальный вопрос. Сейчас, как мы видим, ситуация гораздо более очевидна в мире.

Есть несколько причин, почему США наконец согласовали пакет помощи для Украины. Интервью с Портниковым

– Кажется, внутренние процессы в американской политике оказывали значительное влияние на историю с помощью. Ведь главная официальная причина отказа ставить на голосование украинский пакет помощи – нерешенная проблема южной границы США, сегодня она очень стремительно отошла на второй план.

– Для того чтобы ответить на этот вопрос, мы должны понять, каковы внутренние отношения в Республиканской партии. Все это время многим казалось, что спикер совершенно зря медлит и что ему достаточно только поставить этот вопрос на голосование – и он получит большинство голосов. И что, мол, проблема только в нежелании Джонсона ставить этот вопрос на голосование и он таким образом подыгрывает экс-президенту Дональду Трампу.

Во время голосования 20 апреля мы увидели реальность, которая показала, что большинство Республиканской фракции в Палате представителей проголосовали против помощи Украине (101 республиканец поддержал Украину, а 112 проголосовали против. – Ред.). И таким образом человек, ставивший этот вопрос на голосование, рисковал продемонстрировать полную разобщенность республиканцев. Что и произошло – произошло разделение почти на две равные части.

– То есть можно констатировать определенный раскол внутри Республиканской партии?

– Ситуация в Республиканской партии тяжелая. Ведь голосование продемонстрировало, что подавляющее большинство лидеров партии, глав комитетов, известных конгрессменов проголосовали за помощь Украине. А все люди, которых можно назвать новыми лицами партии, людьми, которые ориентируются на Дональда Трампа, проголосовали против помощи Украине. И к сожалению для нас, сегодня их большинство – республиканцев. Поэтому это голосование по большому счету является провальным для Республиканской партии. То есть накануне сверхважных выборов президента внутри партии отсутствует единство. Майк Джонсон изо всех сил пытался предотвратить эту ситуацию. При этом он считал, что результатом этого может стать его собственная отставка с должности спикера Палаты представителей.

Мало того, что половина республиканцев не проголосовала за помощь Украине, так еще и за помощь Тайваню проголосовало больше демократов, чем республиканцев. Хотя всегда помощь тихоокеанским союзникам и противостояние с Китаем было одним из приоритетов республиканцев. Об этом всегда говорил Дональд Трамп, но, как видим, это тоже сейчас не воспринимается как абсолютная истина.

Теперь мы можем лучше понять позицию спикера, если он все эти настроения знал. То есть ему нужно было пойти на личный риск: риск демонстрации разногласий в Республиканской партии, риск возможной отставки и риск возможной конфронтации с Трампом.

– То есть фактически Джонсон все это время был не против украинского пакета как такового, а просто ждал когда для этого будет самое подходящее время, учитывая все перечисленные риски?

– В какой-то степени да. Первый риск – конфронтация с Трампом – был устранен. Возможно, устранен и риск отставки, мы еще это увидим. И оставался только третий риск – демонстрация разногласий среди республиканцев, но очевидно, что это был тот риск, на который он уже был согласен пойти, учитывая ситуацию с Украиной, Израилем и ситуацию с Трампом.

– Все пакеты помощи связаны между собой одной идеей – противостояние странам "оси зла", то есть Китаю, Ирану и РФ.

– Да, один документ против России, другой против Ирана, третий против Китая и общий против них всех. В общем это идея Джонсона, которую он пытается оформить в словах "Мир через силу в 21-м веке". Джонсон хочет позиционировать себя как наследника идеи Рональда Рейгана. И если ты наследник его идей, если ты говоришь о "Мире через силу", то так должен выглядеть этот пакет. Это объяснение тому, почему он был составлен, принят и предложен Сенатом.

– Четвертый законопроект обеспечивает правовую основу для передачи российских государственных активов Украине. Объем средств, конфискуемых на территории США, оценивается в 6 млрд долларов. При этом основная часть российских активов сохраняется в Европе. Принятие этого документа может стать прецедентом для Европы и других стран?

– Сейчас сложно сказать, как он будет работать напрямую и в США. Мы посмотрим, как он будет юридически оформляться. Пока что очень рано по этому поводу что-то говорить. Это намерение, но оно еще должно быть реализовано соответствующими решениями. В этом законопроекте заложены соответствующие инструменты, которые могут применяться по-разному.

– Два из этих четырех пакетов направлены против Китая. Уже через несколько дней госсекретарь США Энтони Блинкен посетит КНР. При этом едет говорить жестко, учитывая его заявления, что Вашингтон примет карательные меры, если Пекин не перестанет передавать России технологии, связанные с оружием. Как пишут американские СМИ, США и союзники становятся все более нетерпимыми к отказу Пекина прекратить поставлять Москве все, что помогает восстанавливать ее промышленную и военную базу. Мол, его послание станет самым четким предупреждением, с которым США обращались к китайцам за последние годы.

– Американцы пытаются склонить Китай к пониманию, что Россию поддерживать не нужно, что это создаст Китаю проблемы, а не успехи. Но никто не сказал, что Си Цзиньпин к этому прислушивается. Мы не знаем, какие главные мотивы с точки зрения развития ситуации у китайского лидера. Связаны ли они с экономикой или идеологией. На что он больше хочет опираться: лучше жить или воевать. На мой взгляд, за последние годы он дал понять, что все же идеология важнее для него. Но американцы могут надеяться, что способны его перенаправить в более прагматичное русло. Но я думаю, что политика Китая не только останется такой, какой была в последнее время, а будет даже развиваться в сторону усиления готовности поддержать российские интересы. Потому что Китай не заинтересован в поражении России. Но, опять-таки, это вопрос параметров и масштабов. И Америка хочет снизить масштабы этой поддержки и этого сотрудничества. У США есть инструментарий ограничить это, но неизвестно, насколько он важен для Китая.