Кому на Окраине жить хорошо?

1,1 т.
Кому на Окраине жить хорошо?

Территория Украины похожа на лоскутное одеяло: формально одно «жовто-блакытное» государство, но в то же время от разнообразия цветов и оттенков «регионально-федеральных княжеств» рябит в глазах. У каждого свой Хозяин, отдельный Карман и собственная Семья. Объединяет всех исключительно одно – стремление к абсолютной децентрализации. Сегодняшний политический хаос грозит вылиться в федеральное переустройство страны, когда каждый областной властитель получит в руки безграничную свободу действий. Вплоть до смены законодательства в «местном режиме».

Эти региональные князьки уже сегодня обладают такой властью и волей, что способны идти в разрез с официальной позицией Киева. Украинский нео-феодализм, вскормленный на сельском менталитете (кумовства вместе с землячеством) и совковых квази-процессов общественно-производственного устройства, ставит под угрозу дальнейшее будущее страны. Феодалы подобны паразитам. Они присосались к государственной кормушке и так просто отдавать свои кроваво-денежные потоки не собираются.

Видео дня

В итоге, «маємо те, що маємо». Украина сегодня – это нечто несуразное и несовместимое. По сути, феодальная политическая раздробленность интегрирована в интернациональную систему рыночных отношений, что способствует ослаблению позиций в едином национальном масштабе. Разве способно общество, разрозненное аллюзией средневековой формы управления, быть конкурентоспособным и процветать?

Политическая импотенция централизирующей структуры власти порождает монстров современности – так называемую панскую «элиту», которая у себя в «имениях» распоряжается крепостными холопами как душеньке угодно.

Наглядный пример Лозинский, породивший новое определение самоуправления на окраинах – «лозиновщина». Благодаря случайному стечению обстоятельств люди узнали о существовании такого явления. Сколько таких же бесправных несчастных Олейников покоится в сермяжной украинской земле, которые считаются без вести пропавшими. Тотальная узурпация власти на местном уровне без контроля державного аппарата привела к осознанию полной безнаказанности региональных «князьков». Возможно, Лозинский давно хотел покинуть «феодальные владения», глотнуть свежего воздуха свободы, а тут выдался как раз такой случай. Везде – свои людей. Сочтемся. Спокойно покинул многострадальную окраину и отправился на курорты растрачивать наворованное добро.

Один из базисов функционирования современного украинского неофеодализма заключается в слиянии финансового сектора с местным чиновничьим сословием. Именно в регионах эта преступная тенденция достигает эпических масштабов. Двухголовая гадина моет себе лапы: бизнес «крышует» власть, власть «крышует» бизнес, расширяя сферы влияния и земельные участки, исчисляемые десятками, сотнями гектаров.

Начиная с 1991 года, после провозглашения независимости, Украина заново переживает эпоху феодализма, которую, безусловно, следует рассматривать в качестве политического тренда. На сегодняшний день это и есть «украинская национальная идея», выраженная достаточно емко и лаконично в широко известной пословице – "моя хата с краю". Развивая логическую цепочку, можно элементарно выйти на более высокий уровень – моя деревня с краю, мой город с краю, мой район с краю и так далее… Получается что за краем, в пропасти, находится страна, до которой нет никому никакого дела.

Надуманное идеологическое противостояние Запада и Востока в Украине представляет наименьшую из всех реальных угроз. На божий свет эти чертовы заезженные пластинки вытаскивают те, кому выгодно направить тихий ропот народа не в адрес оборзевших до неприличия «властителей земель», а в абстрактные внешние «вражеские силы», хотящие якобы колонизировать Украину или понастроить здесь своих военных баз, чтобы отгородиться от России.

К слову, о северном соседе. На 1/6 части суши ситуация после распада СССР изначально была аналогичной, однако в силу «великодержавных» традиций, неофеодализм там не прижился. Россияне пришли к старой проверенной форме правления, имя которой – неорабство. Хрен редьки не слаще, если бы не «привкус» нефти с газом, то подавится можно на раз-два. Сыграла свою роль и ментальность. Для соседей «раздробленность» воспринимается только в виде печальной трагедии. Прямое доказательство тому Чеченская Республика, ставшая самой кровавой драмой после эпохального 91-го.

Можно ли изменить сложившуюся ситуацию в Украине не насильственным путем? В отличие от России - да. Прямым тому доказательством является «оранжевая революция». Проблема лишь в том, что революции делают романтики, а пользуются нею негодяи. На мой взгляд, чтобы к власти пришли достойные политики, необходимо собираться не только на киевском Майдане, но и на площадях в даже в самых маленьких поселках. Это один из тех случаев, когда рыба гниет не с головы, а с хвоста.

Нам как воздух нужна люстрация на местном уровне, чтобы люди поверили в силу закона и справедливости. Следующим шагом должно стать изменение практики назначения руководства правоохранительных органов, указ должен поступать с самого «верха», минуя согласования местных властей. Главу районной рады необходимо выбирать прямыми выборами, лишив, таким образом, марионеточных депутатов возможности лоббировать интересы неофеодалов.

Народ заслуживает той власти, которую имеет. Никто не решит за нас проблему самоопределения. Если для большинства населения потеряна возможность выбирать политиков на местном уровне, что можно говорить о национальном масштабе? Неофеодалы, истинные хозяева Окраины, сидят в закулисье, дергая за веревочки актеров-земляков, танцующих на политической сцене. Борьба за самый большой куш – кресло Президента – в самом разгаре. Чем закончится очередное представление, зависит от нашего с вами терпения, которого до следующего «мирного Майдана» может не хватить. Достаточно только искры, чтобы взвился кострами берег Днепра, выжигая всю нечисть дотла.

Кому на Окраине жить хорошо?