Путин и Медведев заигрались в доброго и злого полицейских

824
Путин и Медведев заигрались в доброго и злого полицейских

Западные политики теряются в догадках, кому же на самом деле принадлежит власть в России – президенту Дмитрию Медведеву или премьер-министру Владимиру Путину.

В частности, официальный Вашингтон никак не может выяснить, как общаться с нынешним двуглавым московским руководством, где Путин, хотя и остается доминирующим партнером, формально играет роль подчиненного, пишет в четверг американское издание The New York Times.

По словам американских и европейских официальных лиц, нет сомнений, что реальная власть остается в руках Путина – это он решает, как вести конфликт и как его закончить. Но они сочли себя обязанными следовать дипломатическому протоколу, который требует вести переговоры преимущественно с Медведевым, который в мае сменил Путина на посту главы государства.

«Странная пара», – сказал о Медведеве и Путине некий представитель правящих кругов Франции, пожелавший остаться анонимным.

В американской администрации признают, что не совсем понимают, как выглядит расстановка сил в российском руководстве. Отвечать на вопрос, есть ли подлинные значимые различия между политикой двух российских лидеров либо противоречивые сигналы просто отражают характер и темперамент обоих, американцы остерегаются. Возможно, говорят они, что российские лидеры действуют абсолютно сообща, но разыгрывают кремлевский вариант «доброго следователя и злого полицейского».

На такие мысли натолкнули западных политиков события вокруг конфликта в Южной Осетии, разразившегося в начале августа. Так президент Франции Николя Саркози, который спешно приехал, чтобы стать посредником на мирных переговорах, обнаружил, что новый президент России Дмитрий Медведев хранит спокойствие и даже оптимистично относится к перспективам урегулирования.

Но когда с Саркози заговорил Владимир Путин, экс-президент, а ныне премьер-министр, тон беседы стал кардинально иным. Как позднее сообщил Саркози президенту Бушу в частной беседе, Путин с яростью осудил действия Грузии, назвав их зверствами, а также выказал столь глубокую антипатию к грузинскому руководству, что показалось, что война для него связана с личной неприязнью.

«Мы имеем войну Путина, а какое-то время казалось, что мы также имеем мир Медведева», – пояснила изданию Сара И. Мендельсон, старший научный сотрудник отдела России и Евразии вашингтонского Center for Strategic and International Studies. По ее мнению, трудно сказать что определенное «ясно лишь, что у руля стоит Путин. Это, безусловно, осложняет работу дипломатов».

Даже на внутриполитической арене российское руководство посылало противоречивые сигналы о том, кто же главный, отмечает The New York Times. В первые дни конфликта государственные СМИ сосредоточили внимание на Путине, но затем выдвинули на первое место Медведева, который в понедельник выступил с резким заявлением во Владикавказе, базе российских войск, действующих в Грузии, совсем как Путин 9 августа.

Читайте по теме:

Немцы считают Медведева марионеткой Путина

Взгляд Запада: в осетинской войне виновны все и лично Путин

Путин поднимает популярность резким жаргоном

Медведев за счет войны в Грузии повысил свой рейтинг

Медведев о ЧФ: будет так, как я скажу

Подготовила Юлия Потерянко

Путин и Медведев заигрались в доброго и злого полицейских