Дискуссия о кинематографе, приватизации и падении нравов

Дискуссия о кинематографе, приватизации и падении нравов

«Украинский олигарх – это преступник по определению».

Виктор Ющенко (Из интервью газете «МИГ», ноябрь 2004)

В 1950 году в СССР развернулась дискуссия о языкознании. Начало ей положила выдающаяся работа тов. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания». В ней «вождь и учитель», «друг детей» и пролетарских писателей дал решительный бой «левацкой» теории профессора Марра, предусмотрительно умершего за шестнадцать лет до этого. И пока в цехах заводов и на полевых станах, забывшись, с азартом обсуждали тонкости лингвистики, в подвалах на Лубянке цинично мордовали цвет советской интеллигенции.

Видео дня

...Не стоит искать скрытый смысл в этом коротком вступлении. Мы просто напомнили, что дискуссия, как способ высказать или навязать обществу свои взгляды, существует в разной, в том числе, и иносказательной форме. Иногда - чтобы отвлечь от чего-либо более существенного.

В 1993 году в Украине началась массовая приватизация. Без дискуссий. За основу взяли российскую модель и, слегка подретушировав её, перенесли на нашу почву. Цель была благородна: создав равные для всех условия рвануть с «низкого» старта к вершинам рыночной экономики. Но… «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Те, кому удалось пробиться, кто честно трудился и преуспел, сейчас ездят на «мерсах» и «майбахах». Спят спокойно, а, проснувшись – с уверенностью смотрят в будущее. Респект вам, настойчивые и целеустремлённые граждане-«новоукраинцы»!

Но были среди них и другие. Их - несоизмеримо меньше, но именно они, в силу разных обстоятельств, сосредоточили в своих руках восемьдесят процентов национальных богатств страны. Причины известны: несовершенство законодательства, близость к власти, коррумпированность чиновников, примитивный бандитизм и холопская психология многих наших сограждан. А главное - исключительная бессовестность этих людей. Вот что в октябре 2004-го говорил о них наш нынешний президент: «Украинский олигарх – это проходимец, заработавший своё состояние на незаконной приватизации или коррупции госорганов».

В общем, «маемо, що маемо».

Если верить президенту, а не верить ему как-то неудобно, теперь ситуация изменилась в корне. Уже прошлой осенью он заявил, что признаёт итоги приватизации. Для этого у него должны были появиться достаточно весомые основания. И они появились. После многих месяцев колебаний и проволочек, долгих согласований и судебных разбирательств комбинат «Криворожсталь» был возвращён государству. Событие это преподнесли как эпохальное. Его одного оказалось достаточно, чтобы президент мог считать свои обязательства, по части достижения справедливости в вопросах собственности, выполненными.

«Гладко писано в бумаге, да забыли про овраги, а по ним шагать»

Если бы ограбление страны и народа ограничилось только «Криворожсталью», то незачем было выходить на помаранчевый Майдан. Один случай хамской, несравнимой ни с чем «прихватизации» – погоды не делает. Даже при нашей ментальности: «пусть сдохнет моя корова, чем у соседа будет две» - к тем, кто своим горбом, предприимчивостью и мозгами «выбился в люди», у нас относятся, чаще всего, одобрительно. О них нередко с уважением, а иногда, и со сдерживаемым восхищением говорят: «Голова!» Другое дело, когда речь заходит о расплодившихся, как земляные черви после дождя, упырях – нуворишах. Отношение к ним за последние годы стало близким к чувству, если не классовой, то социальной ненависти. При таком раскладе даже антипод Ющенко, Янукович, победи он на выборах, наверное, тоже секвестрировал бы купленный за бесценок зятем Кучмы меткомбинат. И, как и наш помаранчевый президент, провозгласил себя поборником справедливости.

31 октября 2004 года - в первом туре президентских выборов - Ющенко обошёл своего главного соперника всего на несколько десятых процента. Назвать это победой – язык не поворачивается. Просчёт, и просчёт стратегический! «Нашей Украине» казалось: достаточно разъяснить, что виновниками всех наших бед являются созданный Кучмой режим и пять-шесть близких к нему и Януковичу «семей», как победа их кандидату будет обеспечена. Не получилось! «Семей», возможно, столько и было, а вот зависимыми от них оказались уже миллионы. Фактически, на значительной части густонаселённой территории страны сложилась кланово-олигархическая система самоуправления. И бал там правит – Партия регионов.

Скажем, на Луганщине, первой, после Донеччины, приверженке «бело – голубых» и Януковича, за Ющенко на президентских выборах проголосовали шесть процентов избирателей. За «Нашу Украину» - после года пребывания во власти, и того меньше. Всего два процента! Почему?

Приватизация здесь, как и повсюду, проходила в два этапа: «бесплатная», или «ваучерная» и денежная. Вначале всё шло, вроде бы, не плохо. Но, как поётся в старой солдатской песенке: «гладко писано в бумаге, да забыли про овраги…». Случилась беда – гиперинфляция! Она, говоря словами пролетарского поэта, «сразу смазала карту будней». К примеру, для выкупа Луганского пивоваренного завода хватило ваучеров только его работников. А для завода коленчатых валов их понадобилось уже на сумму, равную многим миллиардам карбованцев! Почему? Да потому, что в одном случае предприятие оценили в советских рублях, в другом – в новой украинской «валюте». Вот здесь-то и подсуетились ко времени подоспевшие, так называемые, «доверительные общества». Они за бесценок – «за бутылку» - незаконно скупили у враз обнищавших в результате инфляции людей тысячи ваучеров.

На Луганском трубопрокатном заводе имени Якубовского акции всевозможными способами изъяли у всех мелких собственников. Кому сейчас принадлежит предприятие – тайна! Но судя по рекламным проспектам – «Стальному дому» из Днепропетровска. Знаете, сколько стоит производимая в Луганске тонна трубы? Три тысячи пятьсот гривен. А сколько получает из них завод? Всего двести шестьдесят!

Не так давно на всю страну славилось объединение «Краснодонуголь». Ценнейшие коксующиеся угли поднимали «на-гора» из его подземных выработок. Цветущие и ухоженные шахтёрские городки и посёлки не стыдно было показать иностранцам, приезжавшим со всего света поклониться памяти героев–молодогвардейцев. Сейчас - словно Мамай прошёлся! Заброшенность и опустошение. Несколько лет кряду «Краснодонуголь» выдаивали различные коммерческие структуры. Потом объединение приватизировал бизнес, близкий к Ринату Ахметову, который «пристегнул» его к Авдеевскому коксохимическому заводу. Тот, в свою очередь, был поставщиком кокса на комбинат «Криворожсталь», принадлежавший тогда Виктору Пинчуку. Ценнейшие угли поставляли за бесценок, а стоимость оборудования для шахт повысили в пять раз!

На втором – денежном – этапе «с молотка» ушли: Алчевский металлургический завод, Рубежанский картонно-тарный комбинат, Северодонецкий «Азот». Крупнейшие бюджето-и градообразующие предприятия. Финансово-промышленные группы, движущие во всём мире экономику вперёд, в наших условиях преследуют только одну цель. Любой ценой, даже за счёт полного износа предприятий, выдавить из них максимальную прибыль – основу их многомиллионных состояний.

Парадокс в том, что Партия регионов – детище олигархического капитала – получила почти стопроцентную поддержку там, где процесс массового отчуждения людей от собственности проходил в наиболее жёсткой, порой, даже криминальной форме. Но это уже вопросы не экономики, а политики и психологии. Их не «за бесплатно» решают местные органы власти, сотни посреднических структур и юристов, псевдоэкономисты, «политологи» и «аналитики». Над этим работают хорошо оплачиваемые разного уровня депутаты, теле-и радиокомпании, газеты и продажные профсоюзы. Их задача - внушить людям: тем, что у вас есть, вы обязаны Партии регионов. Все они, включая наёмных рабочих, членов их семей и пенсионеров, составляют многомиллионный «бело - голубой» электорат. А то, что «есть», хватает только, что бы есть – никого из лидеров «регионалов», особенно после парламентских выборов, не волнует.

Во время президентской кампании Ющенко говорил, обращаясь к зарвавшимся, потерявшим всякое чувство меры олигархам: « Так больше продолжаться не должно!». И грозил им указательным пальцем: «Или платите своим работникам по европейским меркам, или поищите себе бизнес в какой-нибудь другой стране».

Теперь – молчит.

Ох, уж этот Савик!

Полуправду вдвое труднее разоблачить, чем чистую ложь.

О. О'Мэлли

За несколько месяцев до парламентских выборов сначала на ICTV, потом на биг - бордах и в прессе стартовала активная рекламная кампания нового телевизионного проекта: украинской версии «Свободы слова» Савика Шустера. Человека «со стороны», но не холодного наблюдателя, а искренне стремящегося разобраться, что происходит в мало знакомой ему стране. Всё это – плюс иностранное гражданство - прекрасно сработало на создание имиджа беспристрастного, но глубоко заинтересованного в достижении истины телеведущего и шоумена. Программа сразу вызвала живой интерес у миллионов телезрителей. Талантливая и, безусловно, профессионально сделанная передача.

Но что озадачивает? Скажем, в эфире, посвящённом послевыборной ситуации в регионах, происходящее в студии комментировал не действовавший тогда губернатор Луганской области Геннадий Москаль, а занимавший эту должность в эпоху Леонида Кучмы Александр Ефремов. Откровенный сепаратист и воинствующий противник Виктора Ющенко. В его правление на Луганщине происходила самая, что ни на есть, беспардонная и наглая «прихватизация».

Ещё одним небезызвестным персонажем этой программы, состоявшейся, как бы случайно, накануне заседания правительства, решавшего судьбы некоторых председателей ОГА, был губернатор Запорожской области Евгений Червоненко. В декабре 2004- го – в самый разгар оранжевой революции – он, преподносящий себя героем Майдана и другом Ющенко, не погнушался принять орден «За заслуги» из рук Леонида Кучмы!

Геннадий Москаль – рассудительный, безупречно порядочный и принципиальный человек пришелся по душе даже приверженцам «регионалов» луганчанам. Но победившая на выборах в областной совет Партия регионов изгнала его уже на первой сессии нового созыва. Приспособленец Червоненко – остался. Сейчас, наверно, на пиджаке от парадного костюма готовит место для очередного ордена. А рейтинг «Нашей Украины» на выборах - 2006 в Запорожье упал в семь раз!

Дальше – больше! Посреди бурных, затягивавшихся, порой, далеко за полночь политических баталий и споров, Савик Шустер сделал темой своего очередного теле - шоу дискуссию о кинематографе. Согласитесь, ход неожиданный. Но только на первый взгляд.

Главным действующим лицом этой телепрограммы стал Пётр Порошенко. Не как известный политик и откровенный противник Юлии Тимошенко, а как кинопродюсер. «Виртуальным» гостем студии – достойный ученик Владимира Вольфовича, тоже кинопродюсер Алексей Митрофанов. Вот такая компашка профессиональных кинематографистов.

Пётр Порошенко в дискуссии проявил себя как убеждённый «рыночник». Но о проблемах возвращения нахально присвоенных коммерческими структурами Ялтинской и Одесской киностудий и не прекращающихся попытках «раздерибанить» киностудию имени Довженко он говорить не стал. Мол, Бог с ними, этими обветшавшими киномонстрами. Мы построим новые, современные «фабрики грёз», если нужно – даже с помощью государства. Пусть не в центре Одессы или Киева, и не на прибрежных черноморских холмах, как в Ялте. В опалённой солнцем степи возродим национальный кинематограф! О том, что земля, на которой стоят прибранные к рукам всякого рода дельцами киностудии, стоит бешеных денег – не сказал ни слова. А новое строительство, если оно когда-нибудь начнётся, пусть идёт за счёт государственной казны. То есть, из наших с вами карманов!

Такие рассуждения можно простить наивному и восторженному киноману, но не ближайшему соратнику президента, бывшему руководителем Бюджетного комитета Верховной Рады и секретарём СНБО Украины Петру Порошенко. Скажите, а как иначе он, совсем недавно громогласно и прилюдно бичевавший «преступный режим» Леонида Кучмы, мог на всю страну объявить, что не заинтересован в возвращении ей украденной у неё собственности?!

Трагедия в Алчевске.

Сегодня нет необходимости подробно рассказывать о ней читателю. Несколько месяцев назад мы все были её свидетелями. В предвыборной риторике противники «помаранчевых» использовали её как аргумент в критике непрофессионализма нынешней власти. «Оранжевые» отбивались: «Мэр города – ваш, из «регионалов!». Партия Регионов наступала: «Мы дали большие деньги на ликвидацию аварии!». Трагедия стала разменной монетой в политической борьбе. Никто, кроме местной прессы, не вспомнил, что именно здесь находится «жемчужина» украинской металлургии – градообразующее предприятие Алчевский металлургический комбинат.

Алчевск возник в донецкой степи сто лет назад. После войны он был отстроен с размахом: широкие проспекты, здания, украшенные с присущей той эпохе сталинской помпезностью. Не «городок», как называли его в центральных СМИ. В сентябре 1954 года, на много лет раньше, чем в областном центре - Луганске, там появилось троллейбусное сообщение. Алчевск, он же Ворошиловск, Коммунарск, менявший свои названия вместе с «курсом партии» по отношению к культу личности Сталина, был образцовым социалистическим городом. Всем этим он обязан меткомбинату. Вернее – самим алчевцам.

Новейшая история города началась в 1994 году. Приказом министра промышленности Украины «Алчевский государственный металлургический комбинат» был преобразован в ОАО «Алчевский металлургический комбинат» (ОАО «АМК»). Тогда же Фонд госимущества (ФГИ) разрешил приватизацию предприятия. Первые годы после «акционирования» были для АМК далеко не успешными. В 1995 году у комбината появились серьезные финансовые проблемы, а уже спустя пару лет началась процедура его банкротства. Среди украинских металлургических предприятий он оказался одним из самых крупных должников. Плачевное экономическое состояние во многом объяснялось ожесточенной борьбой за контроль над ним различных финансово-промышленных групп. Стабилизация наступила только после назначения директором Валерия Сахно. Многие расценили это и, по-видимому, не без оснований, как закрепление на АМК донецких бизнес-структур. Спустя время донецкая корпорация «Индустриальный Союз Донбасса» (ИСД) выкупила 32,5 процентный пакет акций комбината, контролируемого тогда «Интерпайпом» Виктора Пинчука, и увеличила свою долю до 65 процентов.

В 2004 году – последнем в премьерстве Виктора Януковича - под себя «подгребли» всё. В мае Наблюдательный совет ОАО «АМК» возглавлял председатель совета директоров корпорации ИСД Сергей Тарута. В том же месяце на торгах Донецкой фондовой биржи ФГИ продал остававшиеся у государства 23,86 процента акций Алчевского меткомбината за пять с половиной миллионов гривен. При номинальной стоимости этого пакета – восемнадцать с половиной миллионов! Имя покупателя, как вы догадались, не разглашается.

Как только предприятие, специально доводимое в своё время до банкротства, полностью перешло в частные руки (всего пять с половиной миллионов гривен за остававшуюся у государства четвертую часть металлургического гиганта!) – начался экономический бум. Цитируем по сообщениям СМИ: «В марте 2005 г. по сравнению с февралем ОАО «АМК» увеличило объемы производства готового проката на 10,3 %, чугуна – на 11%, стали – на 22%. …Алчевский меткомбинат установил рекорд по суточному производству чугуна. В апреле 2006г. оно составило 8831 тонн в сутки, а в период с 17 по 19 апреля – 9200-9400 тонн».

Но тремя месяцами раньше в Алчевске произошла трагедия. «Халатность местной власти стала основной причиной случившегося» - так заявил первый вице-премьер-министр Станислав Сташевский. Ещё более категоричен был в своей оценке глава МЧС Виктор Балога: «Ситуация в Алчевске – это не божья кара, это нетребовательность контролирующих органов, очковтирательство в отчетах и бездарность местной власти». И только журнал «Бизнес» отметил: «Размах техногенной катастрофы в Алчевске как-то не вяжется с тем, что в городе успешно работает один из крупнейших в стране металлургических комбинатов». Директор АМК Тарас Шевченко резонно возразил: по договору о передаче городу жилого фонда комбинат ежегодно перечисляет на его содержание семь с половиной миллионов гривен и «эта сумма мэра устраивала».

Что ж, всё верно. Если не учитывать одно очень интересное, на наш взгляд, обстоятельство. Бюджет города в 2005 году составил шестьдесят три миллиона гривен, из которых девяносто процентов ушло на выплату заработной платы. А Елена Гайдук, жена одного из основателей «Индустриального союза Донбасса», которому фактически и принадлежит комбинат, в своей декларации о доходах за этот же период указала сумму, превышающую один миллиард гривен! «Она серьёзный бизнесмен» - с гордостью за жену прокомментировал это событие её муж.

Послесловие, или Ну, Пасхавер, погоди!

Вы спросите, а при чём здесь Пасхавер? При том! Известный в Украине экономист и советник президента Александр Пасхавер неоднократно выступал против возвращения государству даже тех предприятий, которые были приватизированы незаконно. Понять его, высоко оплачиваемого специалиста и более чем пожилого человека, наблюдающего жизнь из окон уютной киевской квартиры или комфортабельного офиса, можно. Но, пусть он, запасшись нитроглицерином, сначала съездит, скажем, в вымирающий город Степногорск Запорожской области. Посмотрит, как там живут люди. И… заткнётся! Иначе, то, что он сейчас вещает о «реприватизации» (термин, специально придуманный для компрометации возможности возвращения государству украденного) – подлость! По отношению ко многим миллионам наших сограждан, живущих в шахтёрских городках Донбасса, горских сёлах Закарпатья, курортных посёлках Крыма, в разных местах и местечках Украины.

...Мы не знаем, куда делись деньги от продажи «Криворожстали». За это пусть отвечает правительство Еханурова. Но мы твёрдо знаем, что построить современное социально-ориентированное общество на безнравственной основе невозможно! Жадность рождает только жадность. Бесправие и беззаконие – только бесправие и беззаконие. Но жадность одних и бесправие других, помноженные на беззаконие, приводят к бунту - «кровавому и бессмысленному»!

Сергей Колосов, член Национального союза журналистов Украины

Андрей Колосов, доцент, кандидат экономических наук, член ВОО «Громадський контроль»