Третьему съезду партии «Наша Украина» посвящается

Третьему съезду партии «Наша Украина» посвящается

Странное ощущение оставил после себя этот день - 19 октября 2006 года. Похороны Юрия Оробца, одного из немногих лидеров «Нашей Украины», никогда не кривившего душой и не поступавшегося совестью. Пресс-конференция министров - «нашеукраинцев», заявивших о своей отставке. Сенсационное сообщение Романа Бессмертного о готовности Юрия Луценко уйти с поста министра внутренних дел. Возникшая в связи с этим интрига, подогреваемая до вечера выпусками новостей и комментариями нардепов. Наконец, пресс-конференция самого Луценко, заверившего, что «слухи о его смерти» были преждевременными.

19 октября 1825 года, вспоминая лицей, Пушкин написал - «Друзья мои, прекрасен наш союз!» У былых сторонников и друзей по Майдану и «любих друзів» такого союза не получилось. Нет больше команды - «молодости нашей» - какой они были.

...В самом конце позапрошлого века серьёзную роль в политической жизни Москвы стал играть Сергей Васильевич Зубатов. Энергичный, образованный, интеллигентный молодой мужчина, придерживавшийся либеральных взглядов. Жандармский полковник, начальник Московского охранного отделения и Особого отдела департамента полиции. Его идеи и бернштейнианство - «движение всё - конечная цель ничто», - внедряемые им в легальные организации пролетариев, раскололи рабочее движение. Да так, что этого не смогли сделать даже самыми крутыми мерами.

Видео дня

Методы политической провокации, известные как «зубатовщина», используют до сих пор. Чаще других - парламентарии, особенно, лидеры одной из провластных партий. Большие любители перманентного договорного процесса и искусства подменять его конечную цель переиначенной фразой из бернштейнского императива - «переговоры всё». Им удалось сорвать создание демократической коалиции сразу после выборов, но не пришлось сыграть вместе с «регионалами» партию первых скрипок в парламенте. На днях они и одноимённая фракция ушли в оппозицию. Где первым делом сколотили в противовес БЮТу конфедерацию «Европейская Украина». Знакомый почерк?

Вершиной «творчества» полковника Зубатова был недоброй памяти поп Гапон. Свой «гапончик» у этой хитромудрой партии, в лице председателя её политсовета, уже есть. Но и свой Азеф - из «кумовьёв» президента - у неё тоже имеется. Дело за немногим. Неужели история и вправду, вопреки утверждениям о её развитии по спирали, движется по кругу?

На этом исторические параллели с событиями, невольными свидетелями или участниками которых мы стали, не заканчиваются. И пусть читатель не сочтёт следующий пример некорректным или даже оскорбительным. Ведь речь пойдёт о «Гестапо-Мюллере». Том самом, известном каждому по книге Юлиана Семёнова и фильму Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны».

В декабре 1919 года Генрих Мюллер был принят помощником в административную часть полицейского управления города Мюнхена. Через четыре года его назначили ассистентом, а ещё через пять лет он получил должность секретаря в полиции. Стремительное продвижение по службе началось только в 1933-м: старший секретарь, старший секретарь-криминалист, инспектор-криминалист. В следующем году Мюллера приняли в СС. Его новое назначение и дальнейшее продвижение по бюрократической лестнице вызывало ярость у старых баварских нацистов, которые пострадали от его преследований задолго до их прихода к власти.

Но только в 1939-м, достигнув небывалого могущества, Мюллер вступает в нацистскую партию. Он был верующим католиком, одинаково ненавидел коммунистов и нацистов, презирал всякий фанатизм, но тщательно скрывал это. Лишь напряженная и эффективная работа помогла ему сделать карьеру во времена Веймарской республики и Третьего рейха. А превратился он, в конце концов, в «Гестапо- Мюллера». Но разве мог трудяга-полицейский, талантливый и преданный делу ревностный служака сохранить аполитичность в стремительно фашизирующейся Германии.

Невольно хочется спросить у Юрия Луценко, руководителя силового ведомства «внутреннего пользования»: неужто он и впрямь надеется остаться вне политики при наших нынешних реалиях? Когда самая мощная политическая партия напролом, как танк, рвётся узурпировать власть? Благими намерениями, как известно, выложена дорога в ад. Очистить общество от организованной преступности и коррупции без политической воли невозможно. И, в первую очередь, воли премьера и правительства. Об этом министр внутренних дел знает не понаслышке, а по множеству «завёрнутых» прокуратурой и судами громких уголовных дел.

Министру очень хочется выглядеть красиво. Поэтому он так часто говорит об МВД, как о последнем окопе, держащей круговую оборону демократии. Надо полагать, во враждебном ей окружении? Тогда пусть бывший полевой командир Майдана Юрий Луценко ответит, какие приоритеты оказались для него более ценными, чем честное участие в открытой политической борьбе?!

Быть и казаться - не одно и то же. Человек гуманнейшей из профессий - министр здравоохранения Юрий Поляченко - вышел из правительства. Без помпы и позы. А мог остаться. Действительно аполитичный, не состоящий ни в одной партии, но занявший пост министра по квоте «Нашей Украины». Не думаю, что лечить людей менее важно, чем защищать их. Просто порядочный человек. А этого достаточно, чтобы в наше безвременье стать героем нашего времени.

Сергей Колосов, независимый журналист