Борис Березовский: «Мнение Жвании, как и Третьякова, меня не интересует. Они для меня никто»

951
Борис Березовский: «Мнение Жвании, как и Третьякова, меня не интересует. Они для меня никто»

-Вам не обидно, что от связи с вами все в Украине открещива­ются, ну может, за исключением Александра Волкова и Михаила Бродского?

- Все, что мы делаем в жизни, мы делаем для себя. Я более чем удовлетворен тем, что произошло в Украине. И рад, что я в этом уча­ствовал, без всякого лицемерия рад, что Украина сделала колос­сальный шаг вперед в построении нормальной европейской страны. Для меня еще очень важно, что и в Украине, и в России потерпели поражение те силы, которые пре­пятствовали продвижению Украи­ны вперед. Третье, и для меня аб­солютно принципиальное, то, что Украина, безусловно, сегодня при­мер для России в этих изменени­ях. Даже тот разрыв, который се­годня произошел, напряжение в отношениях между лидерами Ющенко и Тимошенко ничего уже изменить не может. Все уже про­изошло. Произошло в головах миллионов людей. Они поняли, что они есть власть.

Видео дня

- Ну а положа руку на сердце - обида все-таки есть?

- Я занимаюсь политикой. Ес­ли бы у меня эмоции доминирова­ли над рациональным поведени­ем, я давно бы был на свалке. Как ни пытаются на эту свалку меня выбросить все - и в России, и в Украине те, кто сначала ненавидел, что я поддерживаю революцию, сейчас те, кто изнутри делают рас­кол. Как я могу обижаться на этих людей? Совершенно не обижаюсь. На самом деле то, что я делаю, ис­торически оправдано.

- А вы на нас сильно потрати­лись?

- Я уже отвечал на этот во­прос. Сказал, что не буду коммен­тировать платежки.

- Получается, что оранжевая революция обязана вам своим ус­пехом?

- Мне никто ничем не обязан. Но такие оценки подтверждают для меня лично мою правоту. Не я даю оценку своим действиям. Но то, что мне говорили, в т.ч. и те, кто от меня открещивается, типа Жвания, Третьякова, люди, кото­рые, по сути, сейчас играют очень плохую роль в украинской исто­рии, - это их оценка, не моя.

- А отчего, по-вашему, сейчас такая резкая реакция у того же Жвания на вас, просто на ваше имя?

- А это вопрос не ко мне, а к Жвания. Меня его мнение абсо­лютно не волнует. Как и мнение Третьякова. Они мне никто. Ну, временно были попутчиками. Ре­шали какие-то мелкие проблемы. По бизнесу, а не в политике. И ес­тественным образом они оказа­лись за бортом, как и Порошенко. У меня в этом смысле есть исто­рия. Я же всегда был политиком - и не стеснялся поддерживать демо­кратию и в России. Большую часть того, что я зарабатывал, я тратил на поддержание телеканала ОРТ. То же самое я делал в 1999 году на парламентских выборах в России. Все просто и никаких разочарова­ний.

- А последствия всех этих откровений с платежками вас не волнуют?

- Абсолютно. С одной стороны я огорчен, что эта информация просочилась в СМИ, что на меня списывают это финансирование. А с другой стороны, я считаю, что это, может, и хорошо, поскольку это заставляет держаться в рамках обещаний, которые давал прези­дент Украины. Если будет создан легальный орган, который рассле­дует всю эту историю, я готов с ним сотрудничать, если ко мне обратятся. Также как и в истории с Мельниченко: сколько было раз­говоров, что Березовский шанта­жирует, интригует. Где все эти раз­говоры? Мы отдали все пленки, все технические средства...

- Когда вы последний раз встречались со Жвания? Такое впечатление, что при последней встрече вы просто разругались...

- После революции на следую­щий день прекратились всякие контакты.

- Они перестали брать труб­ку?

- Ну, я ведь никогда первым и не звонил. Я никогда не проявляю инициативы. Всегда обращались ко мне. Не я же пришел. Виктор Андреевич обратился к моему партнеру Бадри Патрцкашвили, к нему приехал Жвания и попросил о помощи. Состоялся разговор между Ющенко и Бадри. Бадри по­звонил мне и сказал: «Борис, я те­бя прошу, есть вопросы, в которых ты разбираешься больше меня». После этого я и принимал решение за нас двоих. Поскольку в нашей партнерской связке политикой за­нимаюсь я, Бадри мне как бы де­легировал это право. Вот после этого уже последовали мои встре­чи со Жвания и другими предста­вителями Ющенко.

- У нас распространено мне­ние, что вы играете на стороне Тимошенко в нынешнем кон­фликте. Вам действительно близка ее позиция или это ре­зультат вашего отторжения ок­ружением президента?

- Ни то, ни другое. Я поддер­живаю те силы, которые хотят про­должения реформ, необходимых Украине. И если сегодня это Тимо­шенко, то я поддерживаю ее. А за­втра это могут быть Жвания, По­рошенко... У меня нет ни к кому личных симпатий. Речь идет о по­литике. О большой политике. Я поддерживаю любое движение Ющенко и Тимошенко навстречу друг другу, потому что считаю, что их разрыв наносит огромный ущерб.

- А не влияет ли на вас некое очарование Юлии Владимиров­ны, привлекательность ее атаку­ющего стиля?

- Дело не в атакующем стиле Тимошенко или пассивности Ющенко. Какое самое главное ка­чество, которым должен обладать политик, лидер? Если подумать об ученых-это интеллект. Для бизне­смена - точное ощущение ситуа­ции. Для политика самое главное качество - это воля. Важны и ин­теллект, и умение чувствовать, но определяющее - воля. И если с этой позиции смотреть, сравни­вать двух лидеров, то, с моей точ­ки зрения, у Тимошенко преиму­щество. Она человек очень мощ­ной воли. К сожалению, окруже­ние Ющенко поняло, что он не об­ладает такой мощной волей... Они говорили мне, что Ющенко ничем не управляет, всем управляют они. У них есть команда, лицом кото­рой они решили сделать Ющенко. Но он никаких решений не прини­мает. Все делают они. Поскольку я не знаком с Ющенко, так, шапочно, - мы несколько раз говорили по телефону, - и потому я не мог себе даже представить, насколько они правы.

- Каково, по-вашему, соотно­шение внутренних и внешних фак­торов кризиса в Украине?

- Я считаю, что внутренние значительно важнее. Но внешние тоже значимы. Кремль постоянно демонстрирует, что он может пе­рекрыть кислород Украине, - что в общем-то, с политической точки зрения, нормально, если учесть цели, которые они преследуют -подчинение Украины, разрушение демократического вектора разви­тия страны. И, конечно, оранжевая революция им как кость в горле. А на самом деле они не заметили главного: уже все произошло. Я следил за событиями в парламен­те, когда Ющенко предложил Еханурова, я слежу за ситуацией в Ук­раине. Все, процесс пошел, его не­возможно оспорить, демократи­ческая Украина уже состоялась.

- Но видите, эта демократи­ческая Украина в кризисе...

- Но это бывает во всех стра­нах, только в разных формах: у вас в одной форме, в России - в другой, после французской рево­люции - тоже. Это объяснимо, по­скольку победители постепенно перестают чувствовать реаль­ность.

- На ваш взгляд,каковы пути выхода и как будет развиваться ситуация?

- Прогноз не хочу делать, но хочу сказать, что буду все делать, чтобы Ющенко и Тимошенко опять стали союзниками. И смею вас уверить, такие возможности у меня существуют.

- Тем не менее, кто-то эти ваши возможности пытается ог­раничить. Вот сейчас в интерне­те появился якобы компромат - письмо, написанное вам Игорем Коломойским, там изложен це­лый план свержения Ющенко.

- Это же все дешевка, дешев­ка, дешевка!!! Я Коломойского никогда не видел и не знаю! На кого это рассчитано? Ну есть гэбуха, она есть в России, она есть в Украине, и действительно была большая ошибка наша в России, и ошибка, которую допускает и украинская власть... Ничего, кро­ме уничтожения своих оппонен­тов, они не умеют, это немало, но они ничего не понимают в том, что на самом деле нужно стране. Если бы в свое время Ельцину хватило воли этот институт раз­рушить, наверное, это была бы уже другая история.

- Борис Абрамович, недав­но появилось очередное сооб­щение, депутат Ксения Ляпина утверждает, что вы опять встре­чалисьс Бродским, что появи­лись новые антипрезидентские планы. Якобы вы контролируете часть окружения Тимошенко и что Тимошенко - лишь орудие в ваших руках...

- После того, как произошли все эти события, Бродский про­сил встретиться в Израиле, да, я с ним встречался еще раз. Он меня спрашивал - что это, как это и что творится, а мне в свою очередь было интересно, что происходит там, в Украине. Я пытался убедить Бродского - а он такой, скажем, радикальный человек - в необходимости союза Ющенко и Тимошенко, в необ­ходимости, чтобы они пошли друг другу навстречу и при этом не поступались основными ре­волюционными идеями. Ну, не знаю, насколько это удалось,

- Такое впечатление, что каждая ваша встреча хоть с кем-то, кто имеет нормальные отно­шения с Тимошенко, - как бы очередная встреча с шефом, где выдаются какие-то инструк­ции...

- Это все какая-то психоло­гия, мистика. Ну, допустим, сего­дня я виделся с братом прези­дента Буша, ну и что?

- И что, США у вас в карма­не?

- У них не хватает политичес­кой воли и смелости говорить правду! Вот я говорю правду и чувствую себя совершенно спо­койно и свободно. И в этом смысле у меня громадное пре­имущество. Допустим, у меня бу­дет мощная государственная ма­шина от мощного государства России. Ну и что? Ну хорошо, да, я не могу приехать в Россию, да, это плохо. Они боятся прямого диалога со мной, реально боятся.

- Борис Абрамович, сотруд­ники вашего Фонда граждан­ских свобод обещали, что скоро фонд возобновит работу сайта «Пятый элемент», где публико­вались записи майора Мельни­ченко. Что-то тоже пока никаких новостей с этого фронта.

- Сайт «Пятый элемент» пол­ностью функционирует, и уже давно, просто на фоне всех ны­нешних событий этот факт ото­шел на второй план. А там мож­но почерпнуть много интересно­го. Например, Порошенко чуть ли не главный персонаж всех по­следних размещенных материа­лов...

- Ваша оценка происходя­щего сейчас в России: кто, на ваш взгляд, поборется за прези­дентское кресло в 2008 году? Ведь Владимир Владимирович отказался...

- Нет, Владимир Владимиро­вич будет бороться точно, и все его отказы - это абсолютное ли­цемерие. Никогда диктатор доб­ровольно не отдавал своих пол­номочий. Он осознает все то, что он сделал со страной, и что ни­кто другой не обеспечит ему бе­зопасности, физической безо­пасности. Он не поверит никому из своего окружения - Сергею Иванову, Патрушеву или тем бо­лее кому-то другому, кто стоит дальше. Поэтому он обречен бо­роться дальше за власть. Моя оценка - до 2008 года режим не просуществует.

- А как вам Михаил Касья­нов?..

- Никак. Хотя потенциально он имеет возможность регули­ровать широкие группы людей, недовольных режимом, но он не проявляет необходимой полити­ческой воли,

-Ходорковский?

- Я не исключаю этот вари­ант.

- Борис Абрамович, на фоне того образа, который вам со­здал Кремль, вы сами-то не на­чали воспринимать себя как злого демона? Вы себя чувству­ете вершителем мировых су­деб?

- Вы понимаете, я чувствую только одно - что я не предаю себя.

- Но психологически сложно нести этот крест? Реакция ва­ших родных на это?

- Все мои близкие, дети, мать - все они со мной, жена моя со мной, все они знают, что я делаю, тоже несут ответствен­ность, они же знают, что я делаю. У них был мой выбор. Друзья многие оказались слабыми, многие отказались от меня, но есть многие, которые идут со мной одной дорогой, несмотря на трудности.

- Тех, кто отказался, боль­ше?

- Да.

Леонид ШВЕЦ, «Газета по-киевски»

www.pk.kiev.ua