«Мент» Александр Половцев: "В нашем ресторане большой популярностью пользуется мясная нарезка "Хищение в особо крупных размерах"

1,3 т.
«Мент» Александр Половцев: 'В нашем ресторане большой популярностью пользуется мясная нарезка 'Хищение в особо крупных размерах'

Раскол в команде «Ментов» не обсуждал разве что ленивый. Актеры, разойдясь по раз­ным сериалам, поступили по совести и получили от продюсеров то, чего хотели, но пос­традал в результате зритель. От раздвоения любимых персонажей у народа рябит в гла­зах. Тем более что украинские каналы демонстрируют старые и новые оперсериалы впе­ремешку.

Дабы прояснить ситуацию, мы связались с питерским актером Александром Половцевым, известным в народе как майор Соловец или попросту Георгич.

«В одной картине я был киллером, в другой — бомжом»

Не так давно в Украине состоялся показ обновленной версии «Улиц разбитых фонарей», где из былой коман­ды «Ментов» «в живых» осталось только двое — вы да Михаил Трухин. Нынче на телеэкранах полным ходом идут «Опе­ра. Хроники убойного отдела» с участи­ем «перебежчиков». Почему так резко разошлись ваши пути-дорожки?

Видео дня

— Вокруг нашего раскола столько слу­хов! В основном муссируется тема денег, но я не привык заглядывать в чужой кар­ман. Одно знаю точно: ребята сами приня­ли решение перейти в другой сериал, при­надлежащий компании «Феникс-фильм». Никто их не выгонял, на дверь не указывал. А мы с Мишей Трухиным решили коней на переправе не менять.

Слышали, что продюсеры «Нового русского сериала», узнав о переходе четырех актеров в другую картину, тут же нашли выход. Ларина и Дукалиса в последующих сериях решили деликат­но замочить — взорвать во время освобождения заложников, Мухомора от­править на пенсию, а Настю Абдулову — в декрет.

— Насчет Насти и Мухомора не знаю. А что касается Ларина и Дукалиса — правда.

Скажу больше: их гибель — наша инициа­тива. В других фильмах ведь главных героев тоже убивают. Сегодня трудно сказать, правы мы или нет. Ребята в противовес нам поступили благородно. В одной из первых серий «Оперов» Дукалис говорит, что очень сожалеет об уходе из их дружно­го коллектива Волкова и Соловца. Но служба есть служба — коллег перевели в главк на повышение. За точность форму­лировки не ручаюсь, но приблизительно так он объяснил наше отсутствие.

Получается, что в «Улицах» Ларин и Дукалис погибают, а в «Операх» восстают из пепла?

— Выходит, что так.

В ваших с Трухиным контрактах присутствует пункт, запрещающий сниматься в других картинах?

— Никаких запретов нет. Единственное, на что мы не имеем права, так это на съем­ки в фильмах и сериалах, касающихся ми­лицейской тематики. И уж тем

более выступать в них под фа­милиями Волков и Соловец. Остальное без проблем. К примеру, в прошлом году я участвовал в двух больших проектах — «Принцесса и ни­щий» режиссера Димы Месхиева и «Персона нон грата» Владимира Нахабцева. В пер­вой картине был киллером, во второй — бомжом. Миша Трухин сыграл одну из главных ролей в фильме «Ленинград», посвященном блокаде.

Насколько мы знаем, он сейчас репетирует во МХАТе.

— Да. Но из актерского су­еверия никому, даже мне, ни­чего не рассказывает. Одно знаю точно — это не антреп­риза, а полноценная мхатов-ская постановка. При этом я даже не в курсе, что за фами­лия у режиссера. (Смеется).

«С бывшими коллегами не деремся, не ругаемся»

Как вы сработались с новыми партнерами: Оскаром Кучерой и Евге­нием Дятловым?

— Нормально. Один сезон мы уже отра­ботали, сейчас вовсю трудимся над вто­рым. Кстати, в первом блоке с нами отсняяся Леонид Вячеславович Куравлев.

Его не смутил тот факт, что он идет на место раскрученного и обожае­мого всеми Мухомора?

— Не скрою, продюсеры эту тему не один раз обсуждали с Куравлевым. Он долго думал, взвешивал все за и против. В конце концов, решился. При этом свою роль выписывал совершенно иными крас­ками, чтобы ни в коем случае не стать по­хожим на своего предшественника.

Вы не в курсе, как Юрий Кузнецов воспринял работу сменившего его Куравлева?

— С тех пор мы с ним ни разу не виде­лись, хотя Серегу и Леху на студии встре­чаю регулярно.

В принципе, с бывшими коллега­ми у вас сохранились нормальные от­ношения?

— Конечно, не деремся, не ругаемся. Мы не детсад — взрослые люди. Они твер­до решили уйти — и ушли. С этим уже ни­чего не поделаешь.

Не мучает ностальгия по старым добрым «Ментам»?

— Еще и как... Мы много лет провели вместе. А сколько городов с концертными программами объездили — не счесть. Слава Богу, воспоминания остались самы­ми теплыми.

Нет планов на основе нового сери­ала создать схожую выездную прог­рамму?

— А кому и зачем сегодня она нужна? В силу объективных причин интерес к подобного рода выступлениям подутих. Но­вый сериал, новые герои... Нас сейчас ма­ло куда приглашают. А чтобы создать не­что яркое и запоминающееся, просто нет времени. У Оскара — телевидение, съем­ки, у Дятлова — бесконечная работа в дру­гих проектах.

Кому из вас пришла в голову идея открыть ресторан «Улица разбитых фонарей»?

— Всем вместе. Эта мысль появилась задолго до «развода».

Но четверо ваших соратников по «Ментам» в конечном итоге отказались участвовать в ресторан­ном бизнесе.

— Вы бы знали, сколь­ко грязи из-за этого на нас вылила пресса! Ребята отказались не потому, что мы очу­тились по разные стороны баррикад. Просто когда пришло конкретное время всерьез заняться бизнесом, они объявили, что не хотят участвовать в таком проекте. Дескать, у них нет коммерческой жилки.

Кажется, процессом руководит ваша супруга Юлия?

— Да. Юля организовала это предприя­тие в то время, когда мы еще были одной командой. Всей честной компанией не раз оговаривали мельчайшие детали, строили планы. Когда остались вдвоем, у супруги не было иного выхода, как взвалить на се­бя все организационные хлопоты.

Когда вы, оформляя документы на ресторан, обивали пороги различных инстанций, чиновники шли навстречу?

— Чаще наоборот — узнав, что «Менты» затевают свой бизнес, власть имущие мешали, причем вполне сознательно. Воз­можно, кому-то не нравились мы лично, а кому-то — наше кино.

Говорят, помещение ресторана высвоими руками чуть ли не по кирпичику собирали!

— Не совсем так. Капитальным ремон­том занимались профессионалы. Самосто­ятельно мы сверлили лишь дырки в стенах, чтобы в рамочках грамоты да фотографии повесить. Строители нагло тянули со сда­чей, поэтому в день торжественного откры­тия пришлось попотеть. В считанные мину ты успели съездить домой переодеться. Примчались аккурат к тому моменту, когда нужно было перерезать ленточку.

На какую кухню ориентирован ка­бачок?

— На европейскую, но с оригинальным меню. Многие норовят прихватить его с собой, чтобы названия блюд переписать, но мы не даем — это эксклюзив.

Наверняка названия диковинные — суп «Авторитет», шашлык «По понятиям», коктейль «Ошибка киллера», пи­рожное «Малява»?

— Похоже. (Хохочет). В состав салата «Хищение в особо крупных размерах» вхо­дит мясная нарезка — ветчина, балык, кол­баса сырокопченая. Словом, все то, что во времена дефицита подталкивало работни­ков торговли на темные махинации, за ко­торые порой вышку давали. А еще в ресто­ране подают горячее «Семнадцать мгновений весны», закуску «Завтрак Пуаро», салат «Лесоповал», заливную рыбу «Стриптизерша».

Здорово! Официанты случайно не в погонах ходят?

(Хохочет). Нет, одеты по гражданке. Хотя мысль интересная!

Стены украшены фотографиями из сериалов?

— Да, но экспозиция постоянно меня­ется. Вначале была серия наших «ментов­ских» фоторепортажей. Но вскоре ребята попросили их убрать, поскольку они не принимают участия в ресторанном проек­те. Мы все поняли и пошли навстречу.

Что планируем сделать железно, так это специальные стенды, где будут хра­ниться многочисленные подарки, препод­несенные команде «Ментов» во время гас­тролей. Дело на стадии разработки. Кон­струкции необходимо хорошо продумать на прочность, чтобы музей не растащили. А еще мечтаем создать своеобразную ми­ни-выставку, чтобы питерские художники имели возможность выставлять свои кар­тины.

«Отобедав в нашем ресторане, Серега Селин расплатился за трапезу до копейки»

Бывшие коллеги в ваш ресторан­чик перекусить захаживают?

— Мы с Мишей никого не видели. Но официанты рассказывали, что несколько раз наведывался Сергей Селин. Хотя в свое время клятвенно обещал, что ноги его там не будет. Видимо, сменил гнев на милость.

Дукалис сам расплачивался или был угощен за счет заведения?

— Естественно, сам, и это абсолютно нормально. К примеру, откроют ребята свой ресторан — я обязательно у них от­обедаю и расплачусь до копейки.

Ресторан себя окупает?

— Об этом еще рано говорить — про­шло слишком мало времени. Как бы там ни было, зарплату персоналу выплачива­ем вовремя. Также не имеем долгов ни по аренде, ни по коммунальным услугам.

Кабачок пользуется успехом в го­роде?

— И еще каким! У нас масса постоянных клиентов. К тому же он очень удобно расположен. Не на Невском проспекте, но в центральной части Питера — пять минут ходьбы от станции метро «Чернышевская».

VIP-персоны заведение посеща­ют?

— Высокие гости бывают, и нередко, но далеко не все они связаны с миром искусства. Из нашего «профсоюза» замечены москвичи, снимающие в Питере рекламу, Олег Янковский с друзьями. Компания «Граффити-фильм» проводила у нас свои съемки. Частенько на огонек заглядывает начальник питерского УВД, его замы и то­му подобные персоны.

Прошлой осенью в Москве прохо­дил торжественный концерт, посвя­щенный Дню милиции, на котором присутствовал Владимир Путин. Не было обидно, что вести программу пригласили Юрия Кузнецова, Анаста­сию Мельникову, Сергея Селина и Алексея Нилова, а не Михаила Трухина и Александра Половцева?

— О каких обидах может идти речь? Не пригласили — и ладно, такова наша актерская доля. В следующий раз уже нас попросят провести подобное мероприятие.

Ольга КУНГУРЦЕВА, Всеволод ЦЫМБАЛ, «Бульвар Гордона»

www.bulvar.com.ua