Архитектор Николай Жариков: «То, что происходит сегодня в Києве, - это градостроительный бандитизм!»

1,6 т.
Архитектор Николай Жариков: «То, что происходит сегодня в Києве, - это градостроительный бандитизм!»

Пожалуй, главная отличитель­ная особенность сегодняшнего Киева — это нависающие над городом стрелы подъем­ных кранов. Градостроитель­ному беспределу не видно границ, и, как следствие, достигают своего пика протесты общественности, не смирив­шейся с уничтожением истори­ческого облика столицы. Сложившуюся ситуацию мы решили обсудить с Народным архитектором Украины, действительным членом Украинской академии архитектуры, лауреатом Государственной премии Николаем Жариковым.

Николай Леонидович, вы, как спе­циалист, можете выделить наиболее во­пиющие объекты из общего огромного их числа?

— Мы обратились к Виктору Ющенко с письмом, в котором попросили Президента принять представителей Общественного комитета защиты архитектуры Киева, а так­же обращали внимание на пять преступных и буквально «кричащих» объектов. Прежде всего — это застройка площади перед Олимпийским стадионом,которая факти­чески лишила уникальное национальное со­оружение эвакуационных путей, а, значит, и статуса Олимпийского стадиона! Кроме то­го, Киев теряет престижный архитектурный ансамбль с видом на стадион и Черепанову гору, а улица Большая Васильковская пре­вратилась в «коридор»! Это самый настоя­щий градостроительный бандитизм!

Видео дня

Предел наглости — элитный жилой дом в Мариинском парке. Думаю, что это сооружение войдет в историю как символ ав­торитарно-олигархического режима. Сей­час, правда, появилась надежда, что этаж­ность дома значительно понизят, и мы по­стараемся не допустить, чтобы это пониже­ние оказалось формальным.

На Почтовой площади строится офисно-гостиничный центр, который закроет собой не только фуникулер, но и весь зеле­ный склон. Мы выступали против этого стро­ительства на всех этапах, но только месяц назад строительство было приостановлено.

Вопиющее нарушение всех законов об охране памятников истории и культуры — офисный центр по улице Большой Васильковской, в десяти метрах от костела. Как можно было позволить подобное строи­тельство рядом с уникальным историческим зданием?

Строительство объекта на углу Ми­хайловской площади по улице Большая Житомирская, 2-а — невероятное хамство! В ценнейшем историческом месте Киева, где можно было бы воссоздать многие стро­ения, организовать музей под открытым не­бом и проход к Андреевской и Десятинной церквям! Сегодня все это попрано...

А что же с обращением к Президенту, какова была реакция на ваше письмо?

— К сожалению, секретариат Президен­та пустил наше письмо по инстанциям. Через три месяца мы получили ответ... за под­писью главного архитектора Василия Присяжнюка. Суть его сводится к тому, что в об­ласти градостроительной политики все де­лается правильно. Сейчас мы посылаем в секретариат телеграммы, в которых настаи­ваем на встрече с Президентом и просим по­ложить наше письмо ему на стол!

Вы думаете, что Президенту не из­вестно то, что сегодня знают практиче­ски все?

— Я думаю, что, как гражданин Украи­ны, Виктор Ющенко многое знает и видит, и, как все мы, переживает. Об этом свидетель­ствуют многие факты — скажем, то же решение по поводу строительства дома по ули­це Грушевского, 9-а. Но все же я уверен, что наше письмо ему не передали — ведь в нем мы называли конкретные фамилии депута­тов, замешанных в градостроительных пре­ступлениях. Видимо, в секретариате нашлись люди, которые их покрывают.

Николай Леонидович, вы являе­тесь одним из руководителей Общественного комитета защиты архитектуры Киева. С какой целью он был создан и чем занимается?

— Комитет был создан три года назад для борьбы со строительным произволом властей. Ситуация с застройкой Киева тогда обострялась, раздражение людей достигло предела, но власти не реагировали ни на об­щественное мнение, ни на прямые обраще­ния. Надо сказать, что регистрация этого ко­митета оказалась сложнейшей процедурой: с одной стороны, нас просто игнорировали, с другой — делали все, чтобы вообще не до­пустить создания подобной организации. Очень неприятное впечатление у меня оста­лось от двух юристов, которые сидели в не­большой комнатке юридического управле­ния на улице Грушевского (иногда мне даже казалось, что это и не юристы вовсе, а ка­кие-то засланные агенты!). Самое интерес­ное, что когда спустя некоторое время я по­шел в депутатскую библиотеку и изучил законы, то узнал, что подобная общественная организация может быть зарегистрирована просто путем оповещения! Ведь мы не соби­рались преследовать какие-либо политичес­кие цели, а просто пытались защитить свои гражданские права. Но в конце концов мы зарегистрировались и первое, что сделали, — написали открытое обращение к киевля­нам, в котором рассказали о безобразиях, творящихся в градостроительстве Киева. Затем обратились с открытым письмом к Президенту Украины, где сообщали о тво­рящемся строительном беспределе и проси­ли принять меры. Понятно, что наше обра­щение осталось без ответа — за большин­ством строительных объектов стояли самые высокие должностные лица...

Кто, например?

— Скажем, я много лет боролся против строительства гостиницы на Софийской площади — этакого «стеклянного монстра» (который к тому же кощунствен­но назвали «Святая София»!). Причем был противником этого строительства с. самого начала — с его эскизного проекта. Тогда к нам приезжали даже австрийские архитек­торы, которым, я, кстати, задал вопрос: что было бы, если бы в историческом центре Вены развернули подобное строительство? Они ничего не ответили, но я и без того знаю: их бы просто изгнали из страны! В общем, большой бизнес, власть и архитек­торы тогда сгруппировались в «единый ку­лак» и на святом месте возвели здание. А стоял за всем этим начальник управления делами администрации Президента Игорь Бакай...

— А почему ваш комитет на некоторое время приостанавливал свою работу?

— Мы активно работали, проводили ми­тинги, выступали с протестами и даже напи­сали письмо мэру, в котором предлагали кандидатуру на пост главного архитектора города. Долгое время наши действия и об­ращения оставались без ответа, но, в конце концов, ситуация в городе обострилась на­столько, что Сергей Бабушкин был вынуж­ден уйти, и на его место назначили Василия Присяжнюка — бывшего заместителя пред­седателя Госстроя Украины. Мы знали его как порядочного человека, поэтому в пись­ме к Александру Омельченко написали, что поддерживаем эту кандидатуру и просим мэра помочь новому главному архитектору навести порядок в городе. Именно тогда наш комитет решил приостановить свою деятельность, так как появились надежды, что после эпохи Сергея Бабушкина наступит просвет. Но мы ошиблись...

Тем не менее новая власть задек­ларировала, что с мнением людей теперь будут считаться, и доказательством тому должны служить общественные слу­шания...

— Общественные слушания — безус­ловно, хорошее дело, но то, что происхо­дит сейчас, это формальность, организо­ванная руководством города. Эти люди настолько привыкли следовать только сво­им желаниям, что уже просто не в силах из­менить собственное поведение.

Мне запомнилось выступление одного депутата на общественных слушаниях. Он говорил о том, что противники проекта должны выражать свои протесты только на этапе утверждения Проекта детальной пла­нировки и не критиковать объект после утверждения ПДП. Только по одной этой фразе я понял, что передо мной — чело­век, работающий на депутатский корпус, на тех, кто захватил землю, на кланы, реализующие сверхприбыльные проекты...

Почему?

— Во-первых, Проект детальной плани­ровки (или, как его сейчас называют, Детальный план территорий — ДПТ) делают обычные люди, которые могут быть заинтересованы, могут быть коррумпированы, и, в конце концов, могут просто ошибаться! К тому же далеко не каждый человек сможет разобраться в проекте! Например, был сде­лан ДПТ Печерского района. Его предвари­тельно рассматривали, даже одобрили, и это при том, что он имеет огромнейшее ко­личество недостатков, которые люди про­сто не заметили! Некоторые из этих недо­статков были замечены при обсуждении проекта в клубе завода «Арсенал» (где был выставлен макет), но, поверьте, далеко не все! Какой человек мог представить, что зе­леные склоны бульвара Дружбы народов от моста Патона до Печерского моста будут вырублены и на их месте в верхней части, построят элитные усадьбы, а в нижней ча­сти — офисы? Кто проголосовал бы за этот проект, если в таком виде выставить его на голосование? Но именно так и предусмотрено проектом!

Но ведь разработкой занимались не «люди с улицы», а грамотные архитекторы! Как такое могло произойти?

— Я задал авторам этот же вопрос. А мне ответили буквально следующее. Оказалось, что верхняя часть склонов уже отдана Киевсоветом под виллы. При этом получает­ся, что будущие дома буквально нависнут над дорогой! В связи с этим и было принято решение... построить перед ними офисы, дабы закрыть виллы!

Может ли в сложившейся ситуации помочь созданная при Киевсовете комиссия, которая изучает нарушения при землеотводах?

— Когда я смотрю на работу этой комис­сии, то вспоминаю известную поговорку: «Пустили козла стеречь огород». Комиссия состоит в основном из депутатов, а возглавляет ее Владимир Поляченко — прекрасный строитель, но лицо, объективно заинтересо­ванное в получении участков для своего ги­ганта «Киевгорстроя»! В общем, я этой ко­миссии совершенно не верю!

Не появилось ли у вас чувство бе­зысходности после стольких лет практически безрезультатной борьбы?

— Сегодня во многих районах столицы образовались инициативные группы, выступающие против строительного произвола, создан Форум спасения Киева — это дает надежду на то, что что-то может измениться. Правда, их противники говорят, что этими людьми движут зависть, борьба за власть, что они — «эгоисты, выступающие каждый за свой двор». Но я вижу совершенно дру­гое: люди выступают за Киев, у них болит душа за весь наш город.

Наталья МИЧКОВСКАЯ, «Киевский Регион»

www.kr.kiev.ua