Владимир Стретович: «Леонида Даниловича стоит оставить в покое»

789
Владимир Стретович: «Леонида Даниловича стоит оставить в покое»

Глава комитета ВРУ по вопросам борь­бы с оргпреступностью и коррупцией, которому Ющенко намедни предложил навести порядок в Генпрокуратуре, не хочет быть мальчиком для битья. Стретович не верит в «предвыборную трой­ку» и почти уверен - на парламентских выборах власть будет «баловаться» админресурсом.

-Так вы все-таки пойдете в Генпро­куратуру?

- Я свое слово сказал: когда прези­дент меня пригласит на предметный разговор и если согласится с моей по­зицией - только после этого можно туда идти. А так - пойди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что... Быть мальчи­ком для битья желания у меня нет.

-А после выборов?

- Так если б этот вопрос терпел до «после выборов», его бы сейчас никто не поднимал, верно? А так как это все прозвучало, я попал в двойственную си­туацию - у меня, с одной стороны, есть поручение президента. И желание про­извести в прокуратуре некоторые чис­тки. С другой стороны - есть нежелание Пискуна видеть меня в числе тех, кто бу­дет помогать реформировать прокура­туру. В этой ситуации я полагаюсь на во­лю Всевышнего.

Видео дня

- А если вы все же станете генпроку­рором, на Пискуна уголовное дело за­ведете?

- У меня сегодня нет никаких мате­риалов, чтоб утверждать, что такие меры могли бы быть приняты.

- Но у вас же много к нему претен­зий.

- Я не отказываюсь от своих слов! Да, он много занимался бизнесом, у не­го много предприятий - особенно хле­бобулочных, оформленных на его родс­твенников. Это общеизвестно. И такие факты имеют место быть. Но насчет де­ла не знаю.

- Кстати, о его работе - что думаете о передаче дела Гонгадзе в суд?

- Із цього роя не вийде... нічого! Ког­да уже будут известны все заказчики, исполнители, соучастники, установлены личности свидетелей и собраны доказа­тельства - тогда есть смысл закреплять дело в суде. Но когда это все происходит поэтапно, в угоду временным интере­сам, тогда можно судить о том, что из большой тучи маленький дождь пойдет.

- Между прочим, Лесю Гонгадзе бу­дет на суде представлять Головатый.

- Да, Леся к нему обратилась, и он ей не отказал. Я думаю, его квалификация позволит дать хорошую оценку имею­щимся документам, доказательствам... Присутствие Сергея Петровича поможет этому суду.

- Недавно ваш коллега Кармазин говорил, что все законы по ВТО, в час­тности, об интеллектуальной собствен­ности, не прошли проверку в правовых комитетах Верховной Рады.

- Не проходили, точно. Это наруше­ние регламента. Каждый законопроект, особенно если речь идет о бюджете, о преференциях кому-то на рынке, дол­жен проходить через правовые комите­ты. И неудача с этими законопроектами в конце сессии - свидетельство того, что комитеты их тщательно не проверили. Это большой просчет правительства, он и привел к такому результату. Сейчас де­путаты, увы, даже не читают законопро­екты перед голосованием.

- А Литвин по этому поводу говорит, что парламент недееспособен...

- Я полагаю, Владимир Михайлович снял с себя ответственность за то, что Верховная Рада не будет работать. И вроде как индульгенцию себе оформил - мол, я же предупреждал, что парла­мент работать не будет. Но мне бы очень хотелось, чтобы он ошибся.

- Ходят слухи, что готовится взрыв парламента изнутри и якобы уже в Кабмине решили, что досрочные выборы в Раду пройдут в ноябре.

- Теоретически это возможно. Но мне не верится, что наши политические игроки на это пойдут. Вообще же, если такое и нужно было делать, то зимой, сразу после выборов президента. Тогда сейчас было бы намного проще.

- Что вы думаете о «предвыборной тройке»? И каким будет ваше место на выборах?

- Будет ли создана «Святая Троица»? Думаю, в контексте последних нападок Кабмина на парламент большие корабли поплывут своими путями. И будут искать свой попутный ветер. Но если конфигу­рация эта и будет создана, то не раньше сентября.

-Кстати, уже более полугода прош­ло после президентских выборов, а ви­новных в фальсификациях не наказали. Может, новая власть планирует использовать ценный опыт этих кадров на вы­борах парламентских?

- Нельзя из 2004 года прыгнуть в 2015-й. Губернаторы, а во многих случа­ях они являются партийными деятелями, будут использовать этот механизм, что­бы показать своему партийному руко­водству, как они постарались - в Луган­ской там, в Одесской, в Винницкой об­ластях. Они спустят своим подчиненным контрольные цифры: вот, мы должны добиться такого процента. Я не убежден, что нового админресурса удастся избежать. Единственная надежда- на наблю­дателей, особенно из Совета Европы. Я бы хотел только напомнить правительс­тву, что Совет Европы обещал прекра­тить мониторинг Украины, если в 2006 году будут проведены демократические выборы.

- Кстати, в ОБСЕ даже комиссию создали - интересуются у Ющенко и остальных, почему не расследуются дела старой власти.

- Имеют право. Мы же сами в 1995 году вошли туда добровольно, в Совет Европы. И если наблюдатели СЕ Северинсен и Вольвенд считают, что эти прошлые дела надо расследовать, то нам нужно взять под козырек. Или подавать заявку о приостановке своего членства в Совете Европы. А это нам грозит умень­шением инвестиций, блокированием вступления Украины в ВТО, иными сан­кциями.

- По поводу Кучмы - как считаете, что с ним делать надо?

- Чтоб не создавать прецедент, не бросать камень в спину тому, кто уходит, я считаю, Леонида Даниловича стоит ос­тавить в покое. И привлекать его исклю­чительно как свидетеля. А то, знаете, у каждого хватает смелости дергать за хвост мертвого тигра. Пускай дает пока­зания и будет спокоен за свое будущее.

- А другие «бывшие»? Бакай, Боделан, Щербань... Все знают, где они на­ходятся, но никто их не ловит.

- Тут политический подтекст - пока мы не нормализуем свои отношения с Россией и нормальным путем не попро­сим выдачи, до тех пор бесполезно во­пить в пустыне и искать справедливости. Вот с Бакаем - его задержание приобре­ло политический подтекст, в его защиту выступили очень большие люди в Мос­кве. В результате русские исполнители по делу Бакая пострадали.

- А Порошенко недавно заявил о непрофессионализме наших спец­служб. Которые, в том числе, дают сбе­жать.

- Он имеет на это право. Ему же вид­ней. Но волнует вот что: это говорит не оппозиционер, а секретарь СНБО. Он же ведь ответственен за то, что такая ситуа­ция сложилась! Это заявление, навер­ное, толчок для дальнейших преобразо­ваний правоохранительных органов. Но, заметьте, то, что наши спецслужбы пре­бывают в состоянии постоянного ре­формирования, очень негативно отра­жается на национальной безопасности.

Михаил ГАННИЦКИЙ, «Газета по-киевски»

www.pk.kiev.ua

www.pk.kiev.ua