Иван Гаврилюк: "Министерство культуры не знает, что такое кино"

1,4 т.
Иван Гаврилюк: 'Министерство культуры не знает, что такое кино'

В бой идут одни…

После зимней суеты - парламентских слушаний и ряда круглых столов в Минкульте, посвященных проблемам кино, - в отечественной киноотрасли вновь установилась тишь, гладь да бездеятельная благодать. Министр культуры, правда, успела еще сместить с должности директора киностудии им. Довженко Виктора Приходько, которого суд через непродолжительное время восстановил обратно. На этом активность нового культурного начальства в области кино успешно завершилась. И у кинематографистов, как и год, и два, и десять лет назад, снова опускаются руки, разбиваются лбы о закрытые двери, угасает надежда. Неужели и впрямь ничего, совсем ничего не изменится?

Видео дня

...Народный депутат Иван Гаврилюк уже более двух месяцев является советником Президента по вопросам кино. О чем же они думают там - в прекрасных высотах власти? Будет в Украине собственное кино али нет?

- О том, как украинское кино может быстро, безболезненно и эффективно выйти из кризиса, я изложил в своей концепции, которую подал на рассмотрение Президенту, - говорит Иван Ярославович. - Жду ответа. Главное - и я уже устал это повторять - создать отдельную, не подчиняющуюся Министерству культуры структуру, которая всецело будет заниматься проблемами кинематографа. Пока ее не создадут, никаких изменений не произойдет. Это не я придумал - сама жизнь подсказывает такой вариант как единственно возможный для того, чтобы сохранить национальное кино. Это первый шаг. Он очень радикальный, но необходимый.

- Иван Ярославович, когда мы беседовали с вами в последний раз, вы тоже говорили, что подали Президенту свои предложения и со дня на день ожидаете ответа. Это было в феврале...

- Ну, просто у него, наверное, руки до кино пока не доходят. Ведь у главы государства столько важных проблем - внешняя и внутренняя политика, экономика... Печально. Потому что кино - это идеология государства, его лицо. И об этом тоже уже как-то надоело говорить. Тем не менее понимания того, насколько значима роль национального кинематографа для судьбы государства, по-прежнему не наблюдается...

- О необходимости создания отдельной киноструктуры тоже говорится несколько месяцев. Причем на разных уровнях. Но результат также нулевой.

- Потому что Министерство культуры и туризма во главе с Оксаной Билозир не знает и не хочет знать, что такое кино. Там не понимают, что кинематограф - это целый мир, которым нельзя заниматься мимоходом, в перерывах между руководством иными отраслями культуры, а теперь еще и туризма. У нас по-прежнему главной в культуре остается эстрада. Так же, как и при Кучме. Но эстрада - это не искусство, а времяпровождение. А кино - это вечное.

- Получается, ничего не изменилось?

- Пока не изменилось. Сколько гневных упреков обрушилось на меня после парламентских слушаний по проблемам кинематографа - после того как я заявил, что люди, устроившие эти слушания, ничего не понимают в кино. А ведь так оно и есть. Выдали целую книгу рекомендаций, подробно расписали, что делать Президенту, премьер-министру, целому ряду министерств для того, чтобы вывести киноотрасль из кризиса. И что? Прошло полгода. Где результаты? Ничего ведь, абсолютно ничего не изменилось. Разве я был не прав, когда утверждал, что эти слушания устроили дилетанты?.. Но многим моим коллегам почему-то хочется видеть во мне врага. Они придумывают какие-то глупые вещи, выливают на мою голову потоки грязи. Вместо того чтобы заняться делом и спасти кино.

- Ну-у, выливать друг на друга грязь - это любимое занятие наших кинематографистов в принципе. Я уже много лет за ними наблюдаю. Кажется, любого, кто лишит их этого занятия, они убьют на месте. Потому что тогда и в самом деле придется спасать кино. А им, увы, это вряд ли под силу. Кстати, не так давно была предложена очередная версия выхода кинематографа из кризиса. И разработали ее не кинематографисты, а телепродюсеры ведущих отечественных каналов.

- Они всего-навсего предложили внести поправки к закону о кино. Речь идет об изменении системы налогообложения. Это очень важно, но кардинально ничего не изменит. Впрочем, я не уверен, что эти предложения успешно пройдут сквозь "сито" парламентского комитета по вопросам культуры и духовности. Там тоже есть свои проблемы, и все из той же области - выяснения отношений. А пока наши деятели культуры активно переругиваются друг с другом, Президенту надо своим волевым решением назначить кого-нибудь "начальником" украинского кино и дать ему соответствующие полномочия. Тогда что-то сдвинется с мертвой точки.

- У нас есть такие специалисты, из которых можно выбрать "начальника", способного повести дело профессионально?

- Конечно, есть. Кто-то подумает, что я имею в виду Гаврилюка...

- Многие уже так думают. Считают, что вы колотитесь в борьбе за выживание нашего кино только затем, чтобы занять этот пост.

- А я не колочусь. Просто занимаюсь тем, что считаю нужным и в чем хорошо разбираюсь. Причем по собственной инициативе. Ведь как депутат я никакого отношения к кино не имею. А то, что говорят... Мне, знаете ли, и не такое приписывали. Вон когда Виктора Приходько исключали из Союза кинематографистов, договорились до того, что Приходько... сын Ивана Гаврилюка. Это на полном серьезе заявлялось. Гаврилюк, по их словам, получается самый страшный враг украинского кино. А что они сами делали для этого кино раньше, при старой власти? Где они были в то время, почему не выступали? Тогда они боялись.

- Но ведь и вы, придя в 2002-м в Раду, выбрали не комитет по культуре, а комитет по свободе слова....

- Я сознательно не пошел в комитет культуры.

- Получается, вы при старой власти тоже кино не занимались.

- Возьмите мои тогдашние выступления в прессе - я очень много говорил на эту тему.

- Ну а почему в парламенте не занимались "этой темой" на законодательном уровне?

- Потому что не хотел.

- Может, они тогда тоже не хотели.

- Но ведь "они" - это члены комитета по вопросам культуры. Это их прямая работа. Они просто обязаны были ею заниматься. А что касается моего выбора комитета, то в "культурный" я не пошел по личным соображениям, говорить о которых не считаю нужным. Но причины у меня были очень серьезные. И все, что делаю сейчас, я делаю независимо от них. Думаю, у меня все получится. Этот бой я выиграю. Жаль только, что его приходится выигрывать у политических соплеменников. Ну, это характерно для Украины...

- А с Министерством культуры вы свои действия согласовываете?

- На днях я получил из Минкульта ответ на свои предложения по реформированию киноотрасли. Такое впечатление, будто этот ответ пришел из какого-то забитого хутора. Полное непонимание вопроса. Никаких аргументов, никаких выкладок. И все это за подписью замминистра культуры. Мне просто стыдно за этого человека. Или просмотрите министерский план кинопроизводства на 2004-2005 годы...

- Просмотрела. Половина списка - фильмы, кочующие в аналогичных планах из года в год. Кажется, будто эти названия пишут по инерции, лишь бы что-то написать, заранее зная, что все равно ничего не снимется.

- Более того, некоторые авторы запланированных картин уже находятся за границей. Есть фильмы, которые к сегодняшнему дню уже не имеют никакого отношения. И где, собственно, само кинопроизводство, если деньги на него, как уверяет министр культуры, пришли? Они вот берутся за глобальные вещи, за проект "Тарас Бульба". Думают, кто будет снимать, кто станет играть. А что, извините, делать Виктору Гресю, который носится с идеей этого фильма уже десять лет? Я читал сценарий Греся и со всей ответственностью заявляю: это супер. И он не архаичен, наоборот, очень актуален для нашей современности. Просто дух захватывает, когда читаешь. А значит, и смотреться должно интересно. Сценарий Греся показали Жерару Депардье. Оксана Владимировна Билозир мне сказала, что Депардье от сценария пришел в восторг, но хочет его переделать. Я представляю, как француз переделает украинскую историю...

- Простите, а как же авторские права Греся?

- Что сейчас происходит с этим сценарием, я выяснить не могу.

- Но ведь это Президент договорился с Депардье о съемках "Тараса Бульбы".

- Я сказал и Виктору Андреевичу, и самому Депардье, что не может, при всем моем уважении к этому актеру, француз, или немец, или американец, сыграть украинского национального героя. Точно так же, как украинец не может воплотить героический персонаж французского эпоса. Депардье ответил, что он будет лишь продюсировать фильм. Но многие наши газеты написали, что актер собирается сыграть Тараса Бульбу.

- Если сценарий Греся такой замечательный, к тому же он привел в восторг самого Депардье, зачем тогда Минкульт объявил конкурс на лучший сценарий для фильма о Тарасе Бульбе?

- Потому что там понятия не имеют, что надо делать. Есть еще, между прочим, сценарий Довженко. Они хотя бы его прочли, прежде чем конкурсы объявлять.

- Вы сейчас, помимо прочего, возглавляете наблюдательный совет киностудии им. Довженко, прочитываете сценарии, которые туда поступают. Обнаружили что-нибудь интересное?

- Из 70 прочитанных мною сценариев только два-три достойны внимания. Их авторы - Олег Фиалко и Тарас Томенко. Сценарий Томенко вообще чудо. Я бы для него нашел деньги - там есть за что бороться. А вообще, производство отечественных картин на киностудии сейчас остановлено. Потому что денег как не было, так и нет.

Елена ЧЕРЕДНИЧЕНКО

http://www.kv.com.ua/