63-летний путешественник Александр Шувалов: "На Алтае я попал в поселение индейцев, которые дали мне имя Одинокий Койот"

1,2 т.
63-летний путешественник Александр Шувалов: 'На Алтае я попал в поселение индейцев, которые дали мне имя Одинокий Койот'

63-летний путешественник из Киева Александр Шувалов проехал по российским степям на оснащенном колесами паруснике

"...Когда я ехал по Алтаю, один из местных жителей рассказал, что неподалеку живет племя индейцев, - говорит 63-летний киевский путешественник Александр Шувалов, вернувшийся недавно из Азии. - Я сразу понял, о ком идет речь: в журнале "Вокруг света" читал, что этнические русские, интеллигенты из Москвы, Питера, Новосибирска, создали на Алтае поселение, в котором живут по канонам коренных жителей Америки. Подробно разузнав, как найти "индейцев", я добрался до живописной поляны на опушке леса. Мне открылась картина, знакомая по множеству фильмов о бледнолицых и краснокожих: характерной формы жилища - вигвамы (их еще называют типи), костер, люди в индейских платьях и мокасинах... Вождя и по совместительству шамана племени зовут Серая Сова, его помощника - Туман. Меня племя назвало Одиноким Койотом, потому что я путешествую в одиночку. Впрочем, это имя я получил после того, как прошел особый обряд очищения и выкурил с "краснокожими" трубку мира".

- Индейский обряд очищения во многом напоминает русскую баню, но гораздо менее милосердный, чем привычная парилка, - рассказывает Александр Шувалов. - Полдня я не должен был есть (впрочем, перед походом в парилку перегружать желудок не стоит). Затем индейцы раскалили в костре камни, отнесли их на жердях в сторону и поставили над ними очень маленькую хижинку из шкур. Я забрался внутрь. Пространства там совсем мало. Когда камни полили водой, жарища воцарилась просто жуткая, дышать было нечем. По правилам игры я должен был делать вид, будто мне все нипочем, да и самому не хотелось показывать слабинку - пусть, думаю, знают, что я человек с характером. А на самом деле я там чуть не умер. Но, как затем сказали сами индейцы, не сплоховал. Выдержал в парилке минут десять. Затем вождь велел вытащить меня из типи, когда заподозрил, что я потерял сознание.

- Чем набивали трубку мира?

- Табаком и какими-то местными травами. Но никто из этих людей всерьез не курит - просто набирают в рот дым ради ритуала. Они молятся каким-то индейским богам, песни особые поют, танцуют. По вечерам чай у костра пьют, беседуют о жизни, литературе, психологии, о связи человека с природой...

- А где еду берут?

- Хозяйство в этой коммуне большое: пасека, козы, куры. Правда, никакого присмотра за ними нет - живность бродит где придется. Я рассказал, что у меня тоже пасека есть, пытался даже что-то посоветовать, но индейцев это не интересовало. Они считают, что пчелы должны сами о себе заботиться, а дело человека - лишь взять мед.

- Есть ли в племени женщины, дети?

- Вождь Серая Сова (он, кстати, художник, показывал мне свои картины) живет там с женой и двумя сынишками двух и четырех лет. Малыши голышом ходят. Я с ними подружился, они мне показывали ручей и другие местные достопримечательности. Супруга Серой Совы устроилась на работу в соседний заповедник - и жителям вигвамов нужны деньги. Они тратят их не только на хлеб, соль, но и на книги.

Вообще, постоянных жителей в индейском селении - человек семь, остальные наведываются в мае-сентябре, во время отпусков. Тогда население поселка семинолов (так они называют свое племя) возрастает до сотни человек. Многие приезжают семьями. Правда, после трагической истории, произошедшей несколько лет назад, людей в селение приезжает меньше даже летом. Положившись на исцеляющую силу природы, родители не отвезли заболевшего ребенка в клинику, и тот умер. Племя по индейской традиции сожгло его тело. Шума эта история наделала много, в селение зачастили сотрудники милиции. Но индейцы пережили и это. Кстати, они рассказали, что подобное селение есть в Карелии, причем в нем живут несколько семей настоящих индейцев из Америки. "Мое походное одеяло весит лишь 300 граммов"

По степям Калмыкии, Монголии и по Алтаю Александр Шувалов проехал в два этапа: половину пути на самодельном буере - паруснике на колесах, другую часть дороги - на испытанном за десятки лет путешествий по миру велосипеде. Мужчина странствует по свету уже более 40 лет, но это не помешало ему создать семью, вырастить дочь.

- Жене, еще когда она была невестой, я твердо сказал, что изменить свой образ жизни не смогу, - продолжает путешественник. - Так что у нас своего рода договор о взаимопонимании. И, действительно, скандалов, претензий из-за моего увлечения путешествиями никогда не возникало - моя "боевая подруга" умеет ждать. Просит лишь, чтобы звонил почаще. Она даже географические карты вешает на стену, отмечая флажками мои маршруты. К тому же раньше сама увлекалась поездками - в 1990-е годы мы с ней исколесили на велосипедах чуть ли не всю Европу. Сейчас жена уехала в родную Элисту (столицу Калмыкии) присматривать за больной матерью, поэтому на своем паруснике на колесах я стартовал из столицы Калмыкии.

Идею построить это экзотическое средство передвижения мне подсказала статья о французском генерале Анри. Служа в алжирской пустыне, он придумал яхту на колесах. Я строил парусник два года, ведь ни чертежей, ни деталей у меня не было. Использовал легкие прочные материалы и узлы, ведь буер должен быть таким, чтобы я мог поднять его без посторонней помощи. Ездить он может как по асфальту, так и по песку, грунтовой дороге. Расстояние между колесами позволяет "вписаться" в колею от автомобиля. А скорость буера превышает 45 километров в час. Ее помогли измерить российские милиционеры: двое гаишников с автоматами взялись проехать со мной в качестве эскорта, ведь подобных парусников в калмыцких степях никто никогда не видывал.

Однако по Алтайским горам на яхте с колесами не проедешь, поэтому, отправив буер супруге в Элисту, Александр продолжил путешествие на велосипеде.

- Моя дорожная поклажа - посуда, одежда, палатка, постель, книги, запас продуктов и воды - весит 18 килограммов, - рассказывает Александр. - Скажем, одеяло - всего каких-то 300 граммов. А палатка в свернутом виде по объему не больше литровой банки. Чтобы ее установить, достаточно лишь одного колышка. Палатка треугольной формы "работает", как волнорез, ее не свалит даже ураганный ветер. Дело в том, что все дорожное снаряжение я сконструировал сам, кроме велосипеда, но и в его конструкции многое усовершенствовал. В Монголии, например, где дороги очень плохие, он ни разу не ломался, если не считать пары треснувших спиц.

Денег на путешествия мне надо совсем немного - в гостиницах никогда не ночую, покупаю бутилированную воду, овощи, вермишель быстрого приготовления, изредка мясо. Утром довольствуюсь кофе с молоком, на обед у меня салат, на ужин - порция вермишели. Самочувствие отличное, причем давление, как у молодого, - 120 на 80, а пульс не превышает 60 ударов в минуту, даже когда толкаю в гору велосипед с поклажей. Правда, адаптироваться к спортивному режиму, когда крутишь педали с утра до вечера, всегда тяжеловато. Здесь главное - выдержать первые дней десять. "В палатку несколько раз заползали змеи"

- Как вы защищаетесь от возможного нападения диких животных?

- Оружия у меня нет. Делаю ставку на осмотрительность. Скажем, палатку пытаюсь поставить всегда засветло, чтобы она не оказалась возле норы какого-нибудь животного. Впрочем, змеи ко мне несколько раз заползали - ночью-то холодно, вот они и забирались согреться. В таких случаях главное не паниковать, не делать резких движений. Меня, по крайней мере, это спасало. Как правило, змеи при приближении человека ретируются.

В тайге мне довелось полночи слушать, как в избу, где я спал, царапался тигр. Накануне пастухи предупредили, что хищник где-то поблизости - он загрыз корову. Когда он ночью пришел к хижине, я не очень-то испугался: тигр был сытым, значит, не охотится на меня, а просто точит когти. Там же, на Дальнем Востоке, у меня случилось куда более серьезное происшествие: плот, на котором я плыл по довольно быстрой реке, перевернулся. Промокла одежда, в которую были зашиты спички, соль, документы. Но я каким-то чудом доплыл до берега. Небольшой рюкзак, который был все время привязан к руке, вытащил. Первым делом развел костер, чтобы просушить одежду. Затем неделю шел по тайге до ближайшего села... Тогда я пытался повторить путь знаменитого путешественника Владимира Арсеньева, написавшего книгу "Дерсу Узала".

Самыми опасными считаю встречи с агрессивно настроенными людьми. Впрочем, в этих случаях главное - держать себя уверенно. В горах Турции на перевале меня задержали вооруженные автоматами курды из повстанческого отряда, а в Болгарии - отпетые бандиты на дорогущих иномарках. Страха я не показывал. Боевики даже согласились со мной сфотографироваться.

Живет Александр Шувалов в доме, построенном своими руками, на берегу лесного озера в Киевской области. Там у него есть самодельный дельтаплан. Еще одним "шагом в небо" станет самолет - возможно, умелец достроит его к концу года. А деньги на содержание семьи и путешествия (следующее планируется в Иран - по стопам Афанасия Никитина) приносит квартира в Киеве, которую сдает внаем.

Игорь ОСИПЧУК, "ФАКТЫ"