Для неёГорода

Обычно путешествую одна. Было бы желание – первая в Украине модель в инвалидном кресле

5.6тЧитать новость на украинском

Александра Кутас абсолютно уверенно называет себя везучим человеком. Как и все дети ее окружения, она закончила обыкновенную школу и провела в аудиториях годы студенчества. Ограниченные физические возможности никогда не были для нее преградой, скорее же являлись мотивацией, которая и превратила первую случайную фотосессию в профессиональную модельную деятельность.

Сотни отправленных писем и портфолио сделали свое дело. Несмотря на то, что некоторые мировые агентства называли рынок "не готовым" к подобному повороту в мире моды, о первой украинской модели в инвалидном кресле заговорили на трех континентах.

Недавно Александра перебралась из Днепра в Киев, что стало еще одним поводом встретиться и поговорить о ее уникальной жизненной истории.

- Новый год, новые события. Как ваши дела, как для вас начался 2018-й?

- Я решила переехать из Днепра. Так давно собиралась это сделать, но прошлый год был очень насыщенным в плане поездок: я провела месяц в Америке, потом был контракт с Индией, три месяца я жила в Нью-Дели. И вот по возвращении решила, что пора (смеется). Собрала чемоданы, села на поезд…

Здесь так интересно, столько всего происходит в плане культурной жизни, множество людей, с которыми мне давно хотелось встретиться.

- Вы объездили много стран и все равно вернулись в Украину. В Киев. Сегодня наши сверстники часто стараются найти работу, учебу, еще какой-нибудь шанс зацепиться за рубежом. У вас такого желания не было?

- В Киеве я только начала осваиваться, но все равно не ощущаю еще, что здесь живу. Но в общем я довольна. Чувствую, что я на своем месте. К тому же, деятельность у меня достаточно интернациональная. И над такими же интернациональными проектами я планирую работать здесь. Специфика моей работы подразумевает перелеты, съемки, выступления.

- К этому мы еще вернемся. Хотелось бы вкратце рассказать о вас и начать, пожалуй, с детства. Желание стать моделью появилось еще в те годы или уже позже?

- Нет, в детстве, впрочем, как и сейчас, я думала, что было бы здорово иметь несколько жизней, и в каждой из них заниматься разной деятельностью. Уже в подростковом возрасте мне были интересны разные занятия. У меня была огромная энциклопедия "Выбор профессии", я читала и очень серьезно подходила к этому вопросу. При этом всегда думала: "Боже, как же можно выбрать одну и на всю жизнь" (улыбается).

Наверное, так у меня сейчас и получается. Вся моя деятельность - это симбиоз разных направлений. О той же модельной деятельности нельзя сказать, что я была просто моделью, которая входит в кадр. Потому что когда я только начинала, такого понятия в Украине, как модель на инвалидной коляске, просто не было, да и в мире особо не было известно. Поэтому нужно было создавать на рынке ценность, которой также не существовало.

- Насколько знаю, всерьез о модельной деятельности задумались после случайной фотосессии.

- Да, это прям такая история, которую обычно рассказывают успешные модели (смеется). Я как-то обедала одна в кафе и ко мне подошла девушка, сказала, что я красивая, и предложила съемку. Конечно, я согласилась: кто в свои шестнадцать или сколько там мне было, не хотел себе красивую аватарку.

Было весело и вдохновляюще. Мне настолько понравился весь этот процесс, этот заряд эмоций, что стало интересно, можно ли это делать чаще, можно ли это сделать частью своей жизни.

И когда я узнала, что в мире не было ни одной на тот момент модели в инвалидном кресле, что не было ни одного подобного показа, только в 1999 году был показ с Александром Маккуином (британский дизайнер – Ред.) и Эйми Маллинз (спортсменка, участница Паралимпийских игр 1996, модель из США. Из-за врожденной гемимелии подверглась ампутации обеих ног ниже колен – Ред.), которой он сделал красивые деревянные протезы. Вот тогда я подумала, что очень хотела бы такой показ, с девушкой в кресле.

- Был, наверное, тот момент, когда вы сказали родителям: "Хочу быть моделью". Как они отнеслись к этой идее?

- Я очень хорошо помню этот разговор, я сказала об этом маме, на что она ответила: "Ну… Что там модели делают? Ищут агентства? Пиши им" (смеется). И было так трогательно, недавно я нашла те письма, которые тогда писала еще на таком себе английском в мировые модельные агентства.

Тогда же одно из них мне ответило. Они сказали, что у меня очень красивые фотографии, я фотогеничная, но, как им казалось, рынок не готов, что не будет бренда, которому это было бы интересно. И на самом деле этот ответ был для меня очень вдохновляющим.

- Наоборот стал для вас мотивацией?

- Конечно. Даже то, что они просто ответили. Это агентство в свое время открыла Наоми Кэмпбелл. Это была победа. Потом уже, Боже, сколько я еще писем писала в разные агентства…

Но вот с того времени прошло уже шесть лет, у меня были показы на трех континентах, об этом писали во всемирно известных изданиях, и все равно еще продолжают отвечать, что рынок не готов.

Если даже отбросить тот момент, что я нестандартная модель, мы возвращаемся к таким чисто техническим вопросам, что я человек из Украины, которому нужна рабочая виза за границей. Не все страны хотят сотрудничать.

Мне всегда нравилось жить с тем, что если у меня возникала какая-нибудь идея, мне удавалось ее реализовать. Наверное, это самое большое счастье, когда ты помнишь тот момент "О, было бы круто" и вот уже читаешь где-нибудь в новостях, что это уже случилось, к тому же вышло неплохо

- Первый большой успех, который вспомните сегодня.

- Наверное, одним из таких первых масштабных проектов была выставка "Разорви свои цепи" с Андреем Сарымсаковым, с которым мы познакомились на Ukrainian Fashion Week, когда я впервые туда приехала. Двенадцать напечатанных фотографий, эта выставка ездит по сей день. Вот она для меня является одной из самых знаковых, наверное.

- Вы стали ездить на показы. Летать за рубеж. С какими трудностями столкнулись прежде всего? Наверняка вас сопровождал кто-то, и все же.

- Нет (улыбается).

- Как нет? То есть вы путешествовали одна?

- Ну вот в Нью-Йорк в прошлом году я полетела одна, жила месяц в Бруклине, ездила на метро. Конечно, по началу боялась, вообще многие жители Нью-Йорка не очень любят спускаться в метро, но у меня выхода особо не было. Из Бруклина в Манхеттен на автобусе я бы полжизни добиралась (смеется).

- Вопрос доступности города?

- Я бы не сказала, что там это просто, но там это возможно. Первое время очень уставала, болели спина, руки... Просто в Украине у меня даже нет возможности столько передвигаться, сколько было в Нью-Йорке. Но было бы желание. Спасибо картам, я изучила транспорт и в местах доступных была вполне независима и мобильна. Так что обычно путешествую одна.

- Наверное, такой опыт и способствовал желанию развивать свой город?(Некоторое время Александра занимала волонтерскую должность советника мэра Днепра Бориса Филатова и активно занималась развитием города, в частности вопросом доступности Ред).

- Да, развивать что-то в Украине в целом, это моя родина, это нужно делать. Я всегда знала, что где бы я ни оказалась, чем бы я ни занималась, мне хотелось бы создавать возможность для каких-то перемен.

Я считаю себя очень везучим человеком. Родители отдали меня в общеобразовательную школу, когда мне было шесть лет, мама была ярым сторонником того, чтобы я училась в обычной школе. Сегодня в ней до сих пор нет пандуса, но я надеюсь, что когда-то он все же появится (улыбается).

Родители помогали мне, помогали мои однокурсники на дневном, хотя у нас был четвертый этаж и не было лифта, при этом я каждый день ходила на лекции. В моей жизни было желание это делать и очень везло встречать людей, которые мне помогали в этом. И я думаю, что если бы всего этого не было, никто бы не знал сегодня, кто такая Александра Кутас.

- Как часто вам предлагают помощь, помогают на улицах в Украине?

- Достаточно часто. Сейчас вот знакомлюсь с тем, что в Киеве довольно приятные водители, таксисты. Многие люди очень отзывчивы.

- Доводилось оказываться в какой-нибудь неприятной ситуации? Обидной?

- Также с таксистами. Были разные странные ситуации, но вот в Днепре была одна из самых неприятных. Мы только приехали из Киева, были на вокзале и ехали домой. Сам водитель вел себя достаточно по-хамски, а потом потребовал дополнительную плату за то, что кресло нужно положить в багажник, хотя в этой компании есть политика, запрещающая это делать. Когда же мы отказались, он начал ругаться. В итоге он нас высадил и еще гадостей всяких наговорил (улыбается). Бывали неприятности.

Америка тоже не всегда была такой доступной, война во Вьетнаме послужила большим стимулом для городов, для государства. И я часто думаю, что если сейчас, в годы войны и после нее у нас ничего не изменится, то не изменится уже никогда. Это кощунство не заниматься этим вопросом, особенно сейчас, когда это становится не просто проблемой. Абсолютно любой человек, у которого в семье есть военнообязанные, может столкнуться с тем, что их родственники могут получить инвалидность и временно или пожизненно нуждаться в доступной среде

- В Днепре некоторое время вы также были волонтером в госпитале, где поддерживали военных. Расскажите об этом.

- Да, как только началась война. Я только закончила университет, получила диплом психолога. Тогда в Днепр поступало очень много раненых, волонтеров было мало, люди еще просто не понимали, что происходит. И я спросила, могла бы я пойти.

Там встретила много примеров настоящих мужчин. Я приходила к ним, пекла пироги, это был незабываемый опыт, который очень изменил мое мировоззрение. Ранее, честно говоря, я больше планировала начать работать, а потом, возможно, уехать и жить в городе, который будет удобен и доступен. Но вот после волонтерства в госпитале у меня возникло ощущение, что мне бы очень хотелось что-то сделать, что-то поменять в Украине.

На тот момент в моем окружении не было людей с инвалидностью, мне негде было их встречать. Поэтому мне казалось, что это какая-то моя личная проблема – моя и моей семьи. А после госпиталя я поняла, что это не так, что эта проблема затрагивает многих людей и что мне хочется сделать что-то для них. Даже сегодня это служит для меня очень большим стимулом.

- Модельный бизнес в Украине и за рубежом. Насколько эта сфера развита у нас сегодня?

- Вы знаете хотя бы одну модель с мировым именем, которая работает только в Украине? Модельный бизнес в нашей стране всегда служит исключительно стартом.

- Занимаясь модельной деятельностью, у вас получается зарабатывать на этом достаточно? Или же приходится браться за еще какую-нибудь работу?

- Вообще очень мало моделей могут позволить себе жить лишь за счет модельной деятельности. В прошлом году у меня был контракт, по которому я много времени провела не в Украине, и я могла себе позволить заниматься только этим. В прошлом году было три показа, съемка для Vogue Online и много других событий. Сейчас же мне хочется сосредоточиться на больших проектах и, возможно, заниматься чем-то еще. Например, социальной тематикой, которая мне всегда была интересна.

- Представляли ли вы, как все сегодня могло бы сложиться, если бы не ваша особенность?

- Один мой друг как-то сказал, что он со мной не дружил бы (смеется). Что я была бы ужасным человеком.

- Почему он так решил?

- Не знаю, наверное, он меня знает немножко. Не знаю, правда, я думаю, что однозначно была бы более поверхностной, однозначно жила бы куда менее… (задумалась). Осмысленно, что ли.

- Если что-нибудь такое, чего бы вам очень хотелось, но в силу физических ограничений вы не смогли достичь? Ну или, скажем, что дается вам с огромной трудностью сегодня.

- Я не могу в Киеве на общественном транспорте ездить (улыбается). Мне очень грустно из-за этого. Я такое удовольствие получала в Нью-Йорке, когда ездила, как все остальные люди.

Но вот район, где я сейчас живу, более-менее адаптированный. Так здорово, что можно выйти, в магазин зайти. Меня так радует, что я вообще могу сама выйти из дома. Так сразу, наверное, сложно понять, насколько приятно осознавать, что ты можешь выйти и пойти купить что-то в магазине.

Наши блоги