УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Давление на бизнес прекращено. Не верите? Тогда мы идем к вам

7 минут
72,7 т.
Давление на бизнес прекращено. Не верите? Тогда мы идем к вам

Несмотря на заверения со стороны властей о снижении давления на бизнес, на прошлой неделе сразу две крупные украинские компании заявили об атаках со стороны силовиков – Текстиль-Контакт Александра Соколовского и Ferrexpo Константина Жеваго.

Видео дня

Освободите, пожалуйста, вагоны

Александр Соколовский опубликовал пост, где сообщил, что против его предприятий недавно была развернута черная пиар-кампания, в которой его бизнесу приписывается наличие "российского следа". Предприниматель отметил, что обычно медийная атака предшествует "следственным действиям" – обыскам, арестам имущества и другим правоограничительным процедурам, к сожалению, хорошо знакомым украинским бизнесменам.

"Ищут разовые случаи среди предпринимателей, у кого какие-то соучредители имели российские паспорта. Или шьют обвинения в торговле с РФ после полномасштабного вторжения. Потому что, когда хотят маски-шоу с обыском по беспределу, нужно всего лишь сделать арт-подготовку в интернете. Тогда после такого мало кто решится защищать бизнесмена", – написал Соколовский.

Предприниматель отметил, что медийная атака на него стала очередной и что после волны однотипных бездоказательных публикаций на "сливных" сайтах и телеграм-каналах он ожидает продолжения прихода правоохранителей.

"Каждое последующее обвинение абсурднее предыдущего. Это уже пятый или шестой подобный наезд на меня лично и группу ТК. Я привык публично показывать все происходящее на примере своего предприятия. И вынужден констатировать – похоже, кто-то нацелился его снова атаковать", – констатирует Соколовский.

В свою очередь, металлургическая компания Ferrexpo заявила о повторной попытке правоохранителей арестовать около 2,5 тысячи полувагонов компании в рамках дела о якобы незаконной добыче полезных ископаемых. Компания отметила, что в октябре 2023 года по ходатайству Офиса генпрокурора и ГБР были арестованы с запретом на использование вагоны Полтавского ГОКа – "как вещественное доказательство в уголовном производстве о якобы незаконном сбыте нефракционного отсева за период 2019-2021 годов". В апреле текущего, 2024 года компания добилась отмены запрета на использование вагонов, однако силовики возобновили попытки лишения ГОКа вагонов.

"Недавно предприятию стало известно о новом ходатайстве следователей ГБР и прокуроров Офиса генерального прокурора о повторном аресте и запрете использования 2382 полувагонов Полтавского ГОКа. Это ходатайство будет повторно рассматривать Печерский районный суд Киева 9 мая 2024 года", – говорится в сообщении. Как нам стало известно, судебное заседание не состоялось и было перенесено.

В компании отметили, что убытки Полтавского ГОКа от запрета на использование вагонов уже составили 103,3 млн гривен. Ferrexpo подчеркнуло абсурдность действий силовиков, указав, что только 158 вагонов из 2382 арестованных перевозили продукцию, к которой существует претензия у следствия, а капитальная стоимость арестованной собственности пятикратно превысила так называемую сумму нанесенного "убытка".

Мы победили произвол правоохранителей, пока на слайдах презентации

Контрастным фоном этих сообщений стала недавняя презентация Офиса генерального прокурора Андрея Костина и бизнес-омбудсмена Романа Ващука с предпринимателями. На встрече было объявлено, что Офис генпрокурора выполнил задание президента и провел предварительный аудит имеющихся дел против бизнеса, закрыв около 20% производств и утвердив этакие "стандарты прокуроров" – служебные требования, предусматривающие со стороны представителей органов надзора более тщательный контроль за соблюдением законности в делах против бизнеса.

За 10 дней до этого одна из адвокатских фирм опубликовала сравнительный анализ статистики Офиса генпрокурора, который показал, что в 2023 году давление силовиков на бизнес значительно выросло. Увеличилось почти в полтора раза количество производств, значительно возросло применение арестов имущества – в частности, БЭБ применяло этот инструмент в 2,5 раза чаще. Обыски инициировались в 1,5 раза чаще.

Кульминацией усиления этого давления стал скандал, вызванный делом ГБР против инвестиционного банкира Игоря Мазепы. 18 января 2024 года ГБР задержало предпринимателя и провело обыски в офисах его компании Concorde Capital. Мазепу обвинили в нарушениях, якобы допущенных им в 2013 году при оформлении прав на землю под строительство коттеджного городка в Киевской области. Также в СМИ активно вбрасывалась версия от "источников" о "российском следе" в деле Мазепы.

Действия силовиков вызвали негодование у бизнеса. Озвученные следствием официальные версии событий и версии "источников" не вызывали доверия у делового сообщества, особенно с учетом того, что Игорь Мазепа входит в состав объединения предпринимателей Манифест-42, заявлявшего о притеснениях бизнеса, и был арестован накануне поездки на форум в Давосе.

Волна недовольства оказалась столь широкой, что в ситуацию был вынужден вмешаться президент. Состоялся ряд встреч властей с бизнесом, по результатам которых было утверждено решение СНБО о создании Совета по поддержке предпринимательства, введении трехмесячного моратория на обыски и начале аудита имеющихся уголовных дел со стороны Офиса генпрокурора.

Действенность предложенных мер остается дискуссионной, однако, по мнению предпринимателей, даже то, что было утверждено, не заработало. В частности, объединение Манифест-42 раскритиковало аудит Офиса генерального прокурора и отметило, что не было пересмотрено ни одно резонансное уголовное дело – начиная собственно с производств, по которым и был назначен аудит, – кейсов Мазепы и "Ривьеры".

В Манифест-42 отметили, что созданный Совет по поддержке предпринимательства в условиях военного положения при президенте Украины так и не стал действенным органом, и объявили о "переходе предпринимателей к организованному сопротивлению давлению силовиков" в партнерстве с ветеранскими и антикоррупционными организациями.

Достаточно показательно, что уже через две недели после этого жесткого заявления об атаке заявил один из основателей Манифиест-42 Александр Соколовский.

Кто много говорит – много рискует

Похоже, что наличие критической позиции является фактором риска для бизнесмена и его бизнеса. Это иллюстрирует пример Игоря Мазепы, Александра Соколовского и во многом Константина Жеваго. Конфликт которого с властью приобрел публичность с 2019 года. Forbes писал о том, что якобы Жеваго неофициально предлагали выплатить долги обанкротившегося банка "Финансы и кредит", однако предприниматель заявил, что выплатит то, что назначит Верховный суд.

Против предпринимателя открыт ряд уголовных дел, в том числе присутствует "российский след" – фармкомпания "Артериум" подозревается в продолжении деятельности в РФ. Дело ГБР по банкротству банка "Финансы и кредит" фактически заморожено, следователи не инициируют допросы предпринимателя за границей, а Верховный суд Франции отказал в экстрадиции Жеваго и снял с него все ограничения, отметив, что "государство Украина не может обеспечить справедливый судебный процесс по Константину Жеваго, потому дело против него прекращают".

Наиболее резонансными выглядят ограничительные меры, применяемые правоохранителями по делам, где фигурирует Жеваго. Несопоставимые жесткость и масштабность этих мер дают основания для утверждений о том, что следствие не столько пытается довести дела до суда, сколько нанести материальный ущерб конкретным бизнесам. Масло в огонь подливает сам Жеваго, который в интервью отмечает, что целью атак может быть завладение этими бизнесами.

Судя по всему, речь идет о главном активе Жеваго – 49%-м пакете акций Ferrexpo, единственной крупной компании с украинскими корнями, вышедшей на Лондонскую фондовую биржу. На украинские активы Ferrexpo наложен арест, против украинских предприятий открыты уголовные производства, которые вызывают недоумение у иностранцев-членов "борда" Ferrexpo. В частности, менеджер швейцарской Ferrexpo AG Вольфрам Куони говорит о непонимании того, почему щебеночный отсев, побочный продукт добычи руды, украинские силовики признали "полезным ископаемым", за добычу которого директора ГОК берут под стражу с залогом в 800 млн грн.

Когда бьют по бизнесу, страдает государство

Собственно, не секрет, что целью арестов имущества, изъятия вещественных доказательств, блокирования счетов и тому подобного является принуждение к переговорам объекта атаки. Наиболее убедительным аргументом для предпринимателя, конечно, является ущерб, который он несет.

Но проблема в том, что ущерб в таких случаях несет не только предприниматель, но и государство. Которое недополучает налоги, теряет рабочие места и инвестиции. Текущие и потенциальные. А также – уважение, доверие и интерес инвесторов и политических партнеров. Об этом прямо пишут Александр Соколовский и Ferrexpo.

"К сожалению, это формирует риски для нашего коллектива ТК-Групп, где уже более 1500 сотрудников и 12 фабрик по Украине (от ниток и тканей до производства одежды и домашнего текстиля). И никого из оборотней в погонах не интересует, что только за прошлый год мы уплатили 450 миллионов налогов в госбюджет (более 300 тысяч на одного работника), за что получили награду от ВР как лидер отрасли по налогам. И в 2023 году получили награду от Прозорро за борьбу за честные тендеры и единые правила игры (кстати, это наша не первая такая награда)", – отмечает Александр Соколовский.

"Запрет на использование вагонов ставит под угрозу своевременность выполнения договорных обязательств перед международными потребителями, что повлечет за собой потерю партнерств и замещение украинской продукции российскими аналогами. Потеря рынков ЕС для Полтавского ГОКа может привести к недополучению государством валютной выручки в размере более 30 миллиардов гривен в год", – говорится в сообщении Ferrexpo.

О последствиях продолжения давления на бизнес прямо намекала посол США в Украине Бриджит Бринк. Она подчеркнула, что именно украинский бизнес является главным ресурсом для восстановления страны. "Потребности на восстановление Украины составляют $486 млрд. Это огромные деньги. Ни один двусторонний донор или правительство не сможет их покрыть. Единственный, кто сможет, – это частный сектор… Критически важно, чтобы у Украины была бизнес-среда, которая будет привлекать иностранные инвестиции", – заявляла посол в феврале, через месяц после скандала с делом Мазепы.

Хватит ли власти государственной мудрости, чтобы выполнить простые и ясные рекомендации главного партнера и донора? Похоже, что пока сил хватило только на имитацию.