7 марта генсек Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) Мохаммед Баркиндо заявил, что Россия заслуживает "автоматического вступления" в картель. На следующий день цена барреля марки Brent упала на 6% и пока продолжает падать, - пишет Михаил Крутихин для The New Times. - Вновь тренд на понижение?

Сразу же после падения цены барреля Brent cреди наблюдателей за нефтяным рынком появилась не вполне серьезная версия для истолкования этого события: якобы капризный рынок таким образом среагировал на обвинения в адрес России со стороны Саудовской Аравии — мол, Москва, вопреки достигнутым договоренностям, в недостаточной мере снижает собственную добычу нефти.

На самом деле, нефтяные цены нырнули вниз под воздействием комбинации других факторов. Это и значительный прирост резервов нефти и активности буровиков в США, и ожидание роста ставки ФРС и укрепления доллара, и перспектива начала освоения ресурсов на внешнем континентальном шельфе в тех же Соединенных Штатах, и пониженные прогнозы спроса в Китае, и перебои на промыслах в Ливии, и выход Ирана на новый уровень добычи, и скидки в цене саудовской нефти. На Brent давят вполне материальные факторы, в то время как вверх его цену толкают только "словесные интервенции" членов ОПЕК, которым рынок верит все меньше и меньше.

Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих действительно в одном из последних интервью упрекнул Россию в том, что она сокращает добычу медленнее, чем обещала.

В ОПЕК рассчитывали, что российская нефтяная отрасль будет снижать среднесуточный объем добычи на 100 тыс. баррелей каждый месяц и к концу марта выйдет на сокращение на 300 тыс. по сравнению с показателями октября прошлого года. На самом деле к началу марта сокращение составило всего 160 тыс. баррелей в сутки.

Мало того, даже и этот заявленный российскими властями объем выполнения обязательств перед ОПЕК вызывает сомнения. В январе в Москве объявили, что якобы сократили добычу на 110 тыс. баррелей в сутки, но признали, что экспорт вырос на 114 тыс. баррелей.

В феврале среднесуточная добыча выросла почти на 2%, по данным Центрального диспетчерского управления топливно-энергетического комплекса (ЦДУ ТЭК), хотя Минэнерго отрапортовало о сокращении на 1,6%.

Повторяется ситуация 2001–2002 годов, когда Россия обещала ОПЕК снизить добычу и ежемесячно отчитывалась о выполнении договоренности, а по итогам года вышло не сокращение, а увеличение на тот же объем.

Вот ровно в этом и следует рассматривать заявление генсека ОПЕК Мохаммеда Баркиндо о том, что Россия заслуживает "автоматического принятия" в члены организации. Здесь явно видна ирония: наша страна ведет себя точно так, как другие участники картеля, мухлюющие с показателями добычи и экспорта. ОПЕК ни разу с 1992 года не соблюдал собственные квоты, ограничивающие добычу…

На самом деле, пожеланиям Баркиндо не суждено сбыться: от вступления в ОПЕК отечественную нефтяную отрасль удерживают другие соображения. Все члены картеля могут манипулировать объемами добычи, поскольку их правительства командуют национальными нефтяными компаниями.

А у нашего Минэнерго нет никаких реальных инструментов оперативного воздействия на нефтяников, кроме благих пожеланий и командного нажима со стороны Кремля. А этого, как показывает практика, совершенно недостаточно. Впрочем, соглашение стран ОПЕК истекает уже совсем скоро — 1 июня и, по информации из кругов, близких к министру энергетики Александру Новаку, вряд ли будет иметь продолжение.

Читайте все новости по теме "Экономический блог" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости