Давайте, наконец, признаем: ни о какой реформе армии в Украине речь не идет. Вообще. Ее не только до сих пор не начали, но и, судя по всему, не планируют этого делать.

Почему я так думаю? Давайте разбираться.

Каждый раз, когда нам говорят об успехах в деле реформирования ВСУ, мы слышим одну и ту же мантру: "По сравнению с 2014 годом то, что есть сейчас – это небо и земля". Оно-то так: и снабжают ребят получше, и одевают, и техника в армии появляется новая, и еще ряд моментов. Но скажите: а что изменилось ГЛОБАЛЬНО? Ведь, по сути, то, что происходит сегодня – это не реформа, а просто приведение в соответствие. То есть из армии, которая была по факту, делают такую, какой она была на бумаге. Все.

Безусловно, это нужно было делать. Но что мешало этим же людям (Муженко, например, в Генштабе с 2012 года служит, если что) делать все своевременно?

Много лет подряд власть планомерно разваливала систему государственной обороны. Безусловно, армию, которая есть сегодня и армию образца, например, 2012 года сравнивать глупо. Это небо и земля. Но зачем это называть реформой? Назовите "восстановлением обороноспособности государства", придумайте еще какой-то термин – но не используйте слова, которые вообще никакого отношения не имеют к происходящему.

Что такое реформа? Это преобразование, изменение, переустройство чего-то. То есть, по сути, построение чего-то нового. Что нового построили наши военные реформаторы за эти годы? Создали ССО? Это, конечно, коренным образом изменило всю концепцию украинской армии. Проводят эксперименты с передачей организации питания военнослужащих в аутсорс? Да, начать солдат нормально кормить – это действительно переворот сознания, а не выполнение обязанностей государства перед воинами. Подняли зарплату? Это, конечно, революционное изменение – начать платить деньги тем, кто тебя защищает. Внедрили новую форму? Все, армия никогда не будет прежней.

Все это правильные и нужные шаги. И очень здорово, что их, наконец, сделали. Вот только тут самое важное слово – "наконец". То есть государство просто наконец начало обращаться с военными так, как положено. Так, как должно было с ними обращаться всегда. Но где здесь системные изменения?

Допустим, у вас вокруг участка есть забор. И последние 24 года вы с ним ничего не делали. У него облупилась краска, где-то начал крошиться кирпич, где-то он плющом порос. Тут вы вдруг решили, что так дальше нельзя. Покрасили забор, залатали дыры, решили, что плющ не нужен – зато повесили фонарики по периметру. Вопрос: это новый забор, или вы просто старый в порядок привели? Что существенно изменилось в системе ограждения вашего участка от посторонних? Вот так и с реформой армии.

Проводят различные заседания, собирают какие-то комитеты, пишут проекты, программы и предложения (которые постоянно согласовывают в различных инстанциях – от офиса НАТО до профильного комитета ВРУ). Переодевают и переобувают солдат, стреляют новыми ракетами и испытывают новые минометы. Это все прекрасно. Это правильно. Это нужно. Но только это не имеет никакого отношения к переходу на стандарты НАТО, о котором так много говорится.

Когда произойдут радикальные изменения в вопросах управления и планирования? К 2018 году? Плавали, знаем! Писать планы о переходе на стандарты НАТО в МОУ и ГШ всегда умели – разговоры ведутся уже несчетное количество лет, а воз и ныне там. Когда ждать системных изменений в вопросах подготовки личного состава? В 2017? Так вы посмотрите, какие задачи по развитию системы подготовки ВСУ Муженко ставит на этот год: сплошные общие фразы в стиле "расширить и углубить". Что изменилось, ребята?

От представителей Минобороны мы постоянно слышим, что идет переход на новые принципы планирования, которые соответствуют натовским стандартам. Идет он, по всей видимости, прогулочным шагом, потому что очередной проект "Программы развития ВСУ до 2020 года" СНБО утвердило 29 декабря, т.е. уже после принятия бюджета. И это все еще проект, а не программа! А о том, что к 2020 году мы добьемся полной совместимости с вооруженными силами НАТО нам говорят уже года полтора. При этом 2020 год дальше не становится. Так о какой совместимости может идти речь при таком подходе к планированию?

Да что там планирование развития армии на 3 года вперед – тут с призывом никак разобраться не могут! То будет мобилизация, то не будет, то будет призыв – но не очень (только в тыловые части), то командирами у нас должны быть люди с боевым опытом – то давайте призовем людей, закончивших военные кафедры. Это плановая работа, по-вашему?

Пару недель назад громко заявляют о том, что "Укроборонпром" будет производить по лицензии натовскую винтовку M16 совместно с американцами. При чем, учитывая потребности нашей армии, оружие будет производиться, в том числе, в модификации под те патроны, которые лежат у нас на складах. У нас что, недостаток оружия, для которого подходят патроны, лежащие на складах? Или у нас завод есть, который такие патроны производит? Или патронный завод, который "Укроборонпром" обещает построить за 18 месяцев, будет производить патроны советского образца? Господа, мы в НАТО идем или как? О том, что в Украине производят современное стрелковое оружие, превосходящее по характеристикам эту самую М16 – я вообще молчу. Какие лицензии, если нам и так есть что предложить рынку?

Министр обороны докладывает о том, что в 2016 году контракт с ВСУ подписали почти 70 000 человек. В то время как раньше этот показатель составлял примерно 3 000 человек в год. Люди, мол, видят изменения и меняют свое отношение. Господа, очнитесь! Безусловно, среди этих 70 000 достаточно большое количество людей, которые действительно идут защищать Родину. Но давайте не будем забывать, что люди видят еще и зарплату в 1,5-2 раза выше, чем средняя по стране. В комплекте с соцгарантиями. Людям элементарно работать негде – вот и весь секрет. Увеличение количества контрактников – это очень хорошо. Но это не столько заслуга Минобороны, сколько естественный процесс в нынешних экономических реалиях.

Кстати, а когда рассчитывали штатную численность армии, экономику вообще брали во внимание? Например, сможем ли мы прокормить такое количество военнослужащих с такими зарплатами? Ведь те 5% от ВВП, которые заложены в бюджете – они же чисто декларативные. Вспомните историю с недовыполнением гособоронзаказа: у МОУ не было денег, потому что до сих пор не принят закон о спецконфискации. А именно за счет этих средств должна была финансироваться часть программ развития. Опять же, экономика тоже серьезного роста не демонстрирует. Так где гарантии, что и в этом году история не повторится?

Что было сделано для повышения эффективности армии, чтобы при меньшей численности ВСУ могли выполнять те же задачи? Опять вернемся к ССО? А от кого последнего из украинских чиновников вы слышали о создании кибервойск, например? Или проблема кибербезопасности неактуальна для Украины даже в свете недавних хакерских атак на ряд госучреждений? Как мы собираемся противостоять противнику? Десантниками? Или артиллерийскими обстрелами? Когда в Минобороны озаботятся вопросами информационной безопасности? Тем более, что, как показывает практика, кибервойска – это не только инструмент защиты, но и орудие нападения!

Огромная часть инфраструктуры сегодня контролируется через информационные системы. Через них можно дестабилизировать обстановку, заблокировать работу, стимулировать агрессию, привести своих сторонников к власти – спектр угроз и возможностей чрезвычайно широк. Так разве можем мы себе позволить игнорировать эти угрозы?

Приводить армию в порядок нужно. В этом нет ничего плохого. Плохо врать украинцам. И западным партнерам тоже плохо врать – можно окончательно лишиться поддержки. Если наши государственные руководители выбрали "свой путь", какую-то свою модель развития армии, в этом нет ничего страшного. Нужно просто прекратить декларировать то, что мы идем в НАТО и перестать обманывать самих себя.

Нельзя заниматься реставрацией старых телефонных сетей и ремонтом дисковых телефонов – и при этом утверждать, что строишь коммуникационные сети нового поколения. Особенно когда весь мир ходит со смартфонами и перешел на 4G. Потому и доклады Минобороны об "успехах в деле реформирования" не интересно уже не то что слушать – их не интересно даже критиковать. Критика – это желание помочь, улучшить, указать на ошибки. А как можно критиковать то, чего нет?

И в завершение. В своем недавнем интервью "5 Каналу" Степан Тимофеевич Полторак сказал следующую фразу: "Мы сделали много, но не достаточно. Недостаточно для того, чтобы не было возврата, чтобы не было слабой армии". Проблема обозначено совершенно правильно. И здорово, что руководство Минобороны эту проблему осознает. Вот только возникает вопрос: а кто виноват в том, что сделано недостаточно? И он, пока, остается открытым.

Читайте все новости по теме "Блог о жизни" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости