Монетка достоинством в полкопейки

Монетка достоинством в полкопейки

Однажды у меня кончились все, абсолютно все деньги, и я написал это прекрасное стихотворение:

Все. Капут. Сушите снасти.

Исчерпался мой бюджет.

Может быть, не в деньгах счастье,

но без денег счастья нет.

Без денег счастья нет – точка. Поэт из меня никакой, рифмую только в исключительных случаях. Так вот, тогда было исключительно голодно.

А еще помню жестокий случай из детства: мама послала к соседке по какому-то делу, та оставила меня на кухне подождать, я увидел на плите остывшую яичницу с горошком. С зеленым горошком на ребристой сковородке. Клянусь – кинулся и сожрал, а потом, душимый стыдом, убежал. Ну да, белковую пищу мы тогда чаще по телевизору видели. Криворожские комбинаты не платили зарплату по полгода, нас у отца трое, и кругом такие же работяги, жили с дачной картошки, а у соседки муж бизнесом занимался.

Видео дня

Сейчас кушаю в «Пузатой хате» и вижу, как между столами ходят потертые личности и тайком (ну, типа тайком) пихают в рот остатки еды с чужих тарелок. Жалкое зрелище. Жалкие люди без денег.

Парень ведет девушку в клуб, на месте оказывается, что вход стоит в три раза дороже ожидаемого, и парень стоит как оплеванный. Лох в лоховской ситуации, и утешить его нечем. Не зря слова «достоинство» и «стоимость» однокоренные. Зато «когда в кармане три куска, то пропадает вся тоска» – я всегда мычу под нос этот мотив, когда уношу с работы свою прекрасную, но крохотную зарплату. Если в кармане нормальный кислотно-щелочной баланс, становишься выше ростом и шире в плечах.

Пелевин упоминал теорию, что деньги – это четвертое измерение. То есть любой предмет имеет длину, ширину, высоту и рыночную стоимость. Ну и человек, конечно, тоже имеет. Мы же, немного нюхнув жизни, уже знаем:

Непродажных людей нет, просто у каждого своя цена – раз.

Друзей нельзя купить, зато их можно продать – два.

Дороже всего обходятся непродажные женщины – три.

Дальше каждый может продолжить согласно жизненному опыту. Помню, в Интернете гудела история про одну киевскую дуру, которая поделилась с журналом «Корреспондент» правилами жизни успешных людей: где им жить, с кем дружить. Ой, как на нее накинулись мелкие офисные работники, как громко возмущались бездуховностью нынешнего общества. А чего нос-то кривили, спрашивается? Она, хоть и дура, была права, только зашла не с того угла. Умные люди просто не хвастаются своим достатком. А то, во-первых, вдруг найдется кто-то побогаче, и будет позор. Во-вторых, чего хвастаться, если доброжелатели и так давно все подсчитали и друг другу пересказали?

«Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя появился новый друг, они никогда не спросят о самом главном. Никогда они не скажут: «А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он бабочек?» Они спрашивают: «Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?» И после этого воображают, что узнали человека. Когда говоришь взрослым: «Я видел красивый дом из розового кирпича, в окнах – герань, а на крыше – голуби», – они никак не могут представить себе этот дом. Им надо сказать: «Я видел дом за сто тысяч франков» – и тогда они восклицают: «Какая красота!» (Антуан де Сент-Экзюпери)

Номинал монетки тоже называется ее достоинством. Моральный ущерб сейчас принято отстаивать в суде, и цифры исков обычно – ух. Кто после этого скажет, что у нас не ценят человеческое достоинство? Если вдруг кто и указывает в иске символическую «одну гривну», это обычно значит, что оскорбленный просто не надеется получить столько, сколько хотел бы. Или вообще сомневается, что денег дадут.

Популярна теория, что этому шкурничеству нас научил мерзкий бездуховный Голливуд. Это они, гадкие американцы, со своей протестантской жадностью подменили понятия, и теперь вся планета меряет человеческие чувства на деньги, платит родным детям за уборку квартиры, заключает брачные контракты. «А любовь придумали русские, чтобы денег не платить».

Если эта теория верна, то влияние гадких протестантов ощущается у нас очень давно – со времен Киевской Руси. Вернее, с княжения Ярослава Владимировича, прозванного сразу Мудрым, а потом Великим Украинцем. Этот прогрессивный князь ввел первый письменный свод законов – «Руську правду». Там черным по белому (или не белому – на пергаменте ж писали) расписана стоимость человеческой жизни и человеческого же достоинства в местной валюте. Причем тогда, в отличие от сейчас, все было конкретнее и яснее:

«За княжеского тиуна – 80 гривен. И за убийство старшего конюшего при стаде платить 80 гривен, как постановил Изяслав, когда дорогобужцы убили его конюха. А за убийство княжеского старосты, ведавшего селами или пашнями, платить 12 гривен. А за княжеского рядовича платить 5 гривен. И за убийство смерда или за холопа 5 гривен. Если убита раба-кормилица или дядька-воспитатель, то платить 12 гривен».

Вот, все честно-благородно, жизнь рядового солдата равна жизни раба, княжий чиновник в шестнадцать раз дороже. В чем отличие от нынешнего времени? В том, что древнерусские законники были честнее и сразу прописали рыночную разницу. И нет никакой путаницы со взятками, нет прокурорского беспредела – лепота. Если какой-нибудь наш нынешний правитель законодательно закрепит стоимость жизни граждан согласно их доходам, имеет шанс войти в историю как великий реформатор. Может быть, даже Великим Украинцем изберут.

Недавно сын крымского политика, председателя фракции «Союз», миллионера Иосифа Файнгольда – Виталий Файнгольд сбил на своем «бентли» девушку-мотоциклистку. Получил два года условно, и водительские права отобрали. Отец девушки никак не успокоится, по судам бегает, доказывает что-то, хотя Иосиф Львович предлагал ему много денег. Вот жил бы папаша при Ярославе Мудром, получил бы свои 12 гривен или даже 5 – и свободен.

Историки говорят, что одним из главных достижений мудрейшего Ярослава Владимировича (которого викинги называли конунгом Ярицлейвом Скупым) была победа над варварской традицией кровной мести. А то и правда: больно гордые граждане, сильно достоинство свое лелеют, чуть что – за меч хватаются. Князь постановил: за выдернутый ус или клок бороды – 12 гривен, за простые синяки – 3 гривны. Красота? В лицо плюнули – утерся, заявленьице накатал, денежку получил. Мы ж не чечены какие-то.

Текст Дмитрия Резниченко

Материалы предоставлены в рамках контентного сотрудничества сайта «Обозреватель» и журнала «Публичные люди».