18 февраля • обновлено в 02:03
МоваЯзык
Главная Блоги

/ Новости расследований

Д. Выдрин: Если не бегать к президенту, коалиция сохранится

223
Читать материал на украинском

На этой неделе е парламенте должен состояться момент истины — голосование коалиции по избранию премьер-министра и руководства Верховной Рады. О перспективах голосования и будущем коалиции «ВВ» рассказал народный депутат от БЮТ, известный политолог Дмитрий Выдрин.

Дмитрий Игнатьевич, насколько велика уверенность в том, что у парламентской коалиции хватит голосов для пакетного голосования по избранию руководства Кабмина и парламента?

— На то оно и пакетное голосование, чтобы ни у кого не было ни соблазна, ни дурного замысла, как сейчас модно говорить, «кинуть» партнера. Все заинтересованы: «Наша Украина» получить своего спикера, БЮТ — премьера, социалистам немножко меньше досталось, но первый вице-премьер — это тоже немало.

Существует информация, что Партия регионов сейчас «проводит работу» с депутатами БЮТ, НУ и СПУ. Говорят, чуть ли не вагоны с деньгами с Донбасса идут...

— Можно и уголь возить вагонами, но что от этого изменится? Есть партийная дисциплина, и никто не хочет быть первым претендентом на исключение из партии и изгнание из парламента. Хотя процедура лишения депутатского мандата юридически не прописана, но никто не хочет испытать ее отработку на себе. Поэтому, по крайней мере при первых голосованиях, я гарантирую, что результат будет стопроцентный.

В существующей с нынешнего года политической системе будет ли спикер фигурой технической или он превратится в ключевого игрока парламентской коалиции?

— Это зависит от того, куда мы идем. Спикер является технической фигурой в двух системах. Первая — это диктатура или авторитарное правление, как на Востоке от нас. Там глава парламента — абсолютно техническая фигура. Но еще более технический спикер на Западе, там где демократия. А мы пока что застыли в промежуточном «шпагате», или точке бифуркации, не зная куда дальше. Ранее пытались идти на Восток, а сейчас, я все-таки надеюсь, пойдем на Запад. И в том, и в другом случае, куда бы мы ни шли, по мере того как мы будем продвигаться в сторону органичной системы, спикер будет становиться спикером — человеком, который говорит, открывает собрания, ставит повестку, не вмешивается, не комментирует, не направляет ход заседания. У спикера не должно быть большинства, иначе это не спикер. В политологии нет такого понятия — «парламентское большинство спикера», — есть понятие «большинство премьера» или «большинство президента». Спикер фактически является секретарем и координатором парламента.

Насколько роль спикера будет зависеть от личности человека, претендующего на эту должность?

— Безусловно, если у личности есть авторитарные наклонности, эта личность пытается превратить должность спикера в политическую фигуру, которой не является. А если фигура нормальная, демократическая, и понимает роль спикера в демократическом парламенте, то у него не будет даже поползновений... Вот вы можете назвать имя спикера венгерского или немецкого парламента? Канцлера мы знаем, а спикера не нужно знать, поскольку он не играет никакой политической роли.

И каким же типом личности вам видится Петр Порошенко, являющийся наиболее вероятной кандидатурой в председатели Верховной Рады?

— Я думаю, у него хватит здравого смысла и опыта. Он ведь бывает в Венгрии, Германии, Чехии, видел работу их парламентов, и, я думаю, он будет брать пример оттуда, а не из украинского далекого прошлого.

То есть ситуация, при которой в Украине появится два центра влияния, по-вашему, невозможна?

— Нет, конечно, спикер — это не та должность. Это во времена Александра Ткаченко, который чувствовал себя не первым, но и не вторым, спикеры пытались играть свою роль. Но по мере того, как Украина становится более цивилизованной, главы парламента все более понимают свою истинную роль.

Не помешает ли эффективному сотрудничеству ВР и Кабмина непростая история отношений будущих спикера и премьера?

— Юлия Тимошенко будет сотрудничать не с Порошенко, а с парламентом. При чем здесь эти отношения? Главное, чтобы были хорошие отношения с коалицией, которая создается под премьера, и парламентом в целом.

В регламенте коалиции прописан довольно сложный механизм внутрикоалиционных консультаций перед каждым голосованием. Не скажется ли это на эффективности работы парламента? Или появится своеобразный «парламент в парламенте» — законопроекты будут «голосоваться» внутри коалиции, а на заседании парламента их просто будут формально узаконивать?

— Именно так происходит во всех парламентах. Мы все удивляемся, что оппозиция у нас играет небольшую роль — комитетов ей, к примеру, мало достается. Но есть ряд демократических стран, где после создания большинства его лидер объявляет оппозиции: «Спасибо за работу, теперь у вас есть почетное право ходить в парламент и в буфет. А управлять будем мы». Это говорится с теплой иронией, без обид и злорадства — ведь все понимают, что рано или поздно любая оппозиция становится властью — через 2 года, через 5 или 50. Поэтому не надо драматизировать, но принимать решения будет коалиция — для того она и создавалась.

Какие «предохранители» есть у нынешней оранжевой коалиции, чтобы она не развалилась, как предыдущая?

— Лучше всего скрепляет взаимный интерес. Дело в том, что после конституционной реформы в стране произошли фундаментальные изменения, но не все это поняли. До принятия поправок у нас элитообразующим элементом был президент — и как личность, и как политический институт. А сейчас таким элитообразующим центром стали политические партии. Поэтому я думаю, что если партии не будут по каждому вопросу бегать к президенту, а начнут советоваться между собой, то это и станет залогом сохранности коалиции.

В прошлом правительстве Тимошенко ряд министров, принадлежавших к другим политическим силам, нежели премьер, нередко саботировали распоряжения Кабмина, проводя свою линию. Какова гарантия, что подобное не повторится сейчас и правительство будет работать слаженно?

— Тогда у премьера был фактически лишь один соратник, и тот не в правительстве, а в СБУ, сейчас же у нее —11 ключевых министерств, включая Минфин, которому подчинены налоговая, таможня, КРУ. Я думаю, что, имея такие рычаги, легко подавить любой саботаж, даже если бы у кого-то возникло такое дикое желание. Я не нахожу в будущем Кабмине безумцев, которые пошли бы на саботаж и поставили крест на своей карьере — политической и экономической.

А вы претендуете на какую-либо должность в исполнительной власти?

— Нет, все свои должности я уже оставил в прошлом. Поэтому хотелось бы посмотреть изнутри, как работает парламент, провести пару законов, если удастся, и написать хорошую книгу о работе Верховной Рады.

Беседовал Юрко Космина, «Вечерние вести»www.vv.com.ua

Подпишись на Telegram-канал и посмотри, что будет дальше!

Новости расследований

Топ-публикации

Топ-блоги