Искусство возможного

Искусство возможного

Из снимаемого в Украине документального кино до зрителя доходит лишь его десятая часть. «ВД» выясняла: как сделать, чтобы украинцы смотрели свое кино.

Швед Гуннар Бергдал, гость международного фестиваля документальных фильмов «Контакт», проходившего в Киеве, у себя на родине работает журналистом. Несколько лет назад он познакомился в самолете с вдовой ликвидатора аварии на ЧАЭС Людмилой, поведавшей за время полета историю своей жизни. Рассказ Людмилы настолько впечатлил г-на Бергдала, что он посвятил ей два фильма, которые возит по фестивалям в свободное от работы время. По его словам, люди как в Швеции, так и в Украине соскучились по трогательным жизненным историям и хотят видеть на экранах именно их, а не придуманные кем-то небылицы.

Видео дня

Киноэксперты утверждают, что современный зритель пресыщен голливудским кино и жаждет новых ощущений, которые вполне могло бы дать документальное кино. Но, несмотря на то, что подобная тенденция характерна и для Украины, да и количество снятых в Украине документальных фильмов постоянно растет, до зрителя доходит лишь десятая часть отечественной документалистики.

Кинотеатры от нее открещиваются, телеканалы предпочитают западную и российскую продукцию, и нечастые появления отечественных картин в теле- и кинопрокате — исключительно добрая воля руководства каналов и кинотеатров. Причин тому множество — от низкого качественного уровня отечественных фильмов до отсутствия их грамотного продюсирования.

Измученные Голливудом

Документальное кино дешевле в производстве, а прибыли способно приносить, сопоставимые с игровым кино, что лишний раз доказывают «Фаренгейт 911» Майкла Мура и «Птицы» Жака Клюзо. «У украинского неигрового кино больше шансов «подняться», чем у игрового, хотя бы потому, что в нем главное — идея, а не спецэффекты, и требует оно гораздо меньших материальных затрат», — рассуждает Геннадий Кофман, продюсер документального кино и директор фестиваля «Украинский контекст». Создание документального фильма в Украине обходится в среднем в $5-35 тыс., при этом заинтересовать темой потенциального грантодателя достаточно легко.

Оттого в документалистике себя пробуют многие, только в Киеве ежегодно проводятся три фестиваля документального кино — «Лiтопис», «Контакт» и Дни документального кино о правах человека «Украинский контекст».

«Возможно, по-настоящему стоящей украинской документалистики и не так уж много, но ее нужно обязательно собрать и показать зрителю, — говорит Светлана Зиновьева, генеральный директор Ukrainian Docu-mentary Film Center. — Я думаю, должна быть специальная культурологическая программа под патронатом государства либо негосударственного фонда, кому-то нужно заняться правами на эти фильмы. Иначе посмотреть их сегодня просто негде».

Большинство фильмов мелькает лишь на фестивальных просмотрах, намертво оседая потом в архивах киностудий и личных портфолио авторов. Основная причина этого заключается в вопросе финансирования фильма: в отличие от зарубежной практики, основная форма документального кинопроизводства в Украине — по-прежнему госзаказ. Однако государство уже не в состоянии влиять на прокатные учреждения, руководствующиеся рейтингами и рентабельностью, полноценного же института независимого продюсерства в стране так и не сложилось. В результате с каждым годом крепнет давно сложившийся стереотип.

«Многие думают, что документальное кино — это либо пропаганда, либо скучные «говорящие головы», и эти стереотипы можно разрушить только увеличением показов, создавая тем самым определенную культурную среду. Зрителей, открытых для восприятия нестандартной интерпретации мира в Украине, не меньше, чем за рубежом, но пробиться к ним невозможно», — сетует Геннадий Кофман.

А деньги чьи?

Если на Западе создание и продвижение фильмов финансирует сам автор, продюсер или независимый фонд, в Украине главный донор по-прежнему Министерство культуры. В 2005 г. на съемки было потрачено 4112,1 тыс. грн. бюджетных средств, в этом году государственные дотации на кино, в том числе документальное, будут увеличены еще на 20%.

«Ежегодно на рассмотрение Совета по вопросам кинематографии приходит около 150 кинопроектов от потенциальных исполнителей госзаказа, на каждый из них дается заключение, выигравшие конкурс включаются в программу производства и распространения фильмов по госзаказу», — говорит Галина Подорожникова, начальник управления по вопросам госзаказа Департамента кинематографии при Минкультуры. В 2005 г. под госзаказ было снято 47 документальных лент, в нынешнем году на разных стадиях производства находятся еще 15.

Министерство добросовестно оплачивает съемки, гонорары, участие в международных фестивалях, однако затраты на рекламу бюджетом не предусмотрены, и потому экранная судьба фильмов весьма туманна. В их дальнейшем продвижении (собственником проплаченных государством картин является, как правило, Минкультуры) не заинтересованы ни чиновники, ни киностудии, ни зачастую даже сами авторы: их заработок от успешного проката фильма никак не зависит.

Не желающие мириться с архивным забвением действуют на свой страх и риск. Так, фильм «Подорожнi» Игоря Стрембицкого мир узнал благодаря тому, что автор самостоятельно записал его на DVD и отправил по почте на Каннский фестиваль, где фильм и стал лауреатом.

Единственный способ расширить горизонты документалистики — найти альтернативные источники финансирования. Зарубежные кинематографические фонды профинансировали за последние два года около десятка украинских картин. По словам «счастливчиков», иностранцы, как правило, вкладывают в проект на стадии производства не менее EUR15 тыс. и еще до EUR5 тыс. отпускают на рекламу. Взамен на это они закрепляют за собой права на продвижение фильма на определенной территории, оставляя на откуп авторам Украину и другие страны СНГ. Так, фильм, «Nevseremos’! Люди Майдану» создан при содействии швейцарского фонда, который распространяет его в странах ЕС.

«Одноразовый показ, к примеру, в Париже или Торонто, может окупить все затраты, однако для этого кино должно быть изначально ориентировано не только на украинского, но и на западного зрителя, — говорит Владимир Халяпин, частный предприниматель, занимающийся дистрибуцией украинского кино. — Увы, зачастую снимают фильмы сами для себя, на темы, понятные только узкому кругу».

«Кроме того, заинтересовать спонсора нужно не только нестандартной идеей (она должна быть политически незаангажированной и понятной людям в разных странах мира), но и ее яркой презентацией, — рассказывает Геннадий Кофман. — Очевидцы рассказывают, что в ходе питчингов (смотр предложений потенциальными инвесторами — прим. «ВД») разыгрываются целые спектакли под девизом «Заметь меня!». Артистизм и совершенное знание языка — один из главных бонусов, поэтому документалистам старшего поколения проще ориентироваться на «старый добрый Минкульт».

Тем не менее окупить вложенные в создание документальных лент средства можно не только путем получения грантов, но и продав фильм для телепоказа. В последнее время питчинги стали проходить и на украинской территории, в рамках международных кинофестивалей.

Купите оптом!

«Я знаю более сотни фильмов, которые создавались только ради единоразового показа в Доме кино, — говорит Владимир Халяпин. — Разумеется, не все из них высокого качества, но на телеэкраны не выходят даже фильмы-лауреаты Шевченковской премии!»

Владимир Халяпин вот уже 10 лет профессионально занимается продажей украинской документалистики. При этом утверждает, что института продюсирования неигрового кино в Украине нет — до недавнего времени продюсер был просто родственником или другом автора, взявшим на себя часть его организационных забот взамен на студийные отчисления. Ни на окупаемость проектов, ни на прибыль от продаж никто рассчитывать не привык.

Владимир Халяпин, заручившись у собственника правом на распространение, за собственные средства изготавливает демонстрационные кассеты, находит клиента, улаживает между покупателем и продавцом правовые вопросы и получает за свою работу комиссионные от сделки. Телеканалам он предлагает пакеты, включающие в себя одновременно и художественные фильмы, и неигровое кино, и анимацию. «Продвигать такой комплекс проще и выгоднее, чем заниматься одной картиной, — говорит Владимир Халяпин. — К тому же ни продюссер, ни автор в Украине с продажи фильма не живет: не имея финансовых стимулов, они работают с покупателем менее эффективно, чем я». По его словам, кинорынок в Украине крайне дешев, и это еще одна причина незаинтересованности в том, чтобы фильм выходил на экран. «Средняя цена за минуту показа телеканалом может составить и $1, что абсолютно не соответствует затратам на его производство. За рубежом расценки намного выше, но создатели фильмов еще не доросли до понимания самоокупаемости», — говорит дистрибутор.

С кинотеатрами столь системно вообще никто не работает. Документалистику они показывают исключительно для поддержания реноме интеллектуального учреждения, а на такой статус претендуют единицы. Так, в Харькове программы документального кино периодически демонстрируются в кинотеатре «Бомеръ», в Киеве в рамках проекта «Докмайдан» неигровым жанром «балуется» «Жовтень», открыв единственный в Украине видеозал для показа DVD на большом экране. «Это исключение из правил, — говорит Людмила Горделадзе, директор кинотеатра «Жовтень». — Для показа в кинотеатре необходимо выполнить целый комплект требований: не менее 1,5 часа продолжительности, кинопленка, звук Dolby — все это для наших документалистов накладно. Формат работы кинотеатра — хотя бы два сеанса в день на протяжении недели-двух, тогда оправдана и рекламная, и информационная раскрутка фильма. Но в таком ключе на сегодняшний день в документальном кино в Украине никто не работает. Мы, конечно, периодически делаем экспериментальные показы, но это клубная работа, наша личная инициатива. Отечественных фильмов, которые можно было бы показывать в регулярном режиме, я пока что не вижу».

Исключают киношники и идею возврата к спаренным сеансам, с «пристегнутыми» к игровым документальными фильмами. В хозрасчетном режиме каждая минута экранного времени, потраченная не на основной репертуар, — катастрофа. А кино, в том числе документальное, должно быть конкурентоспособно, в том числе и с художественной точки зрения.

Государство пытается поддержать украинских документалистов двумя способами. Во-первых, существованием госзаказа, а во-вторых — прописанной в законодательстве нормой о 30%-ной квоте украинского продукта в кино- и телепрокате (Закон «О кинематографии»). Данная норма никем не соблюдается, так как выполнить ее нереально, а Национальный совет по телевидению и радиовещанию уже давно не обращает внимания на такие мелочи.

«30% — это неоправданно много, но 10% было бы в самый раз, — говорит Владимир Халяпин. — И для прокатчиков не накладно, и документалистов стимулировало бы. Но об этом должно напоминать государство, а не я как дистрибутор».

Помимо снижения процента обязательной квоты для украинского продукта в теле- и кинопространстве государство могло бы изменить подход в формировании системы госзаказа. Вместо нынешнего 100%-ного финансирования неигрового кино можно было ввести долевое финансирование киноленты, где государству принадлежала бы, к примеру, 50%-ная доля прав и столько же финансировалось по системе госзаказа. В этом случае авторы были бы заинтересованы в создании качественного продукта, который впоследствии можно подороже продать, а это, в свою очередь, стимулировало бы появление рынка дистрибуции украинской продукции. Тогда она нашла бы своего зрителя на отечественных телеканалах, а в будущем — и в кинопрокате.

Пока же ответ на вопрос, кто все же должен быть заинтересован в доступности документального кино для зрителя, так и не найден. Наиболее оптимистичное мнение — нужно снимать, несмотря ни на что, и если фильм действительно окажется гениальным, мимо зрителя он не пройдет.

Ярослава НАУМОВА

Читайте у свіжому номері всеукраїнського тижневика «Власть Денег»

Четвертий український

На початку травня Finanсial Times та Wall Street Jornal присвятили свої перші шпальти незвичній для світового бізнесу події. В Україні знайшли нового міліардера — Дмитра Фірташа, який разом з партнером Іваном Чурсіним контролює половину активів швейцарського газотрейдера RosUkrEnergo (RUE).

Що тобі НАТО, що ти хочеш?

Сполучені штати офіційно заявили про наміри прискорити вступ України до НАТО. Сьогодні до цього не готові ні громадяни, ні керівництво нашої країни. На остаточну відповідь Вашингтону у Києва є два роки.

Мистецтво можливого

З того документального кіно, що знімається в Україні, до глядача доходить лише його десята частина. «Власть Денег» з’ясовувала: як зробити так, щоб українці дивилися власне кіно.