Виктор Балога: Президент не занимается бартером. Часть 2

Виктор Балога: Президент не занимается бартером. Часть 2

Начало интервью

Видео дня

Недавно впервые состоялся политсовет Блока Юлии Тимошенко. Принятая стратегическая линия, в частности, заключается в следующем: поддержка отмены конституционной реформы; активизация работы по принятию проекта №3207 и проведение досрочных местных выборов; досрочные выборы в Верховную Раду; закрепление императивного мандата, по крайней мере на уровне местных советов. Как вы относитесь к такому подходу?

— Все, что я могу вам сказать сегодня, так это то, что я за императивный мандат во всех органах местного самоуправления. Вообще, в представительской власти снизу доверху должен быть императивный мандат. Этот подушный «дерибан» и отсутствие аполитической культуры наших мужей в парламенте уродует не только их облик, но и лицо государства, общество которого хочет видеть его демократическим. Ты стал депутатом — неси крест и думай о том, как тебе ответственно реализовать обещанное перед выборами.

Об остальном я бы сегодня не хотел говорить. Не хочу давать оценок БЮТу, считая, что они имеют право на решение. Тем более что Юлия Владимировна заявила о намерении бороться за пост президента в 2009 году. Это также элемент, свидетельствующий о ее приверженности идее усиления президентских полномочий. БЮТ вправе направить в Конституционный суд обращения своих депутатов, но последнее слово будет за судьями.

— Я не буду спрашивать вас, когда вы в последний раз виделись с господином Медведчуком. Знаю, что виделись. Зачем?

— Я встречаюсь со многими политиками. В этом нет ничего удивительного.

— Виктор Иванович, у меня более конкретный вопрос. Некоторые источники утверждают, будто вы встречались с бывшим главой администрации Кучмы, поскольку вас кто-то убедил, что именно при Медведчуке администрация работала наиболее эффективно, и вы перенимаете опыт. Другой источник намекает, что контакты с Медведчуком, имеющим определенные позиции в Конституционном суде, — это необходимость, вызванная президентской потребностью иметь большинство в этом органе. Какая из версий больше соответствует действительности?

— Я не проникаюсь отменой конституционной реформы и формированием математического большинства в Конституционном суде. Это во-первых. А во-вторых, никогда не считал, что во времена Медведчука администрация была эффективной. В конце концов, история доказала это, как и то, что никогда административными методами нельзя добиться победы. Я в этом уверен как человек и как руководитель. Методы работы Медведчука нам существенно «помогли» победить в 2004 году.

— Так зачем вы с ним встречаетесь?

— Это жест вежливости. Хотел отдать его личный спортивный тренажер, который пылится в моем рабочем кабинете.

— У президента с премьером в новейшей, более чем трехмесячной истории их общения были разные этапы. Если двум политикам не удается найти платформу для более или менее конструктивной и слаженной работы, а Конституционный суд предоставит своим решением право президенту распустить парламент, то возможны ли досрочные выборы в Верховную Раду?

— Я могу предположить все. Поэтому прежде всего премьер-министру нужно думать о консолидации, которая способна придать авторитет и эффективность его правительству. Президент внимательно наблюдает за этим процессом — если будет явный дисбаланс во власти, а в отношениях станет доминировать конфронтация и формирования модели тоталитарного влияния, то возможно все.

Известно, что в рамках утвержденного плана мероприятий по воспитательной работе относительно президентских министров заместитель генерального прокурора Ренат Кузьмин составил протокол о коррупции в отношении Юрия Луценко. Насколько я понимаю, речь идет о немотивированной раздаче высоких званий и свыше 160 единиц оружия.

— Вы не ошибаетесь ни с мотивацией составленного акта, ни с формальным поводом. Нет сомнения в том, что Ренат Кузьмин выполняет заказ. Его задача — политически дискредитировать г-на Луценко. Пусть г-н Кузьмин, прежде чем делать такие мелкие царапины на политической фигуре Юрия Луценко, проанализирует, сколько выдавалось оружия с 1994-го по 2004 год. Пусть составит акты о коррупции на тех министров, которых уже нет, которые есть, но прячутся за пределами Украины. А когда это сделает, пусть сравнит масштабы. Я убежден, что акт, составленный относительно действий Луценко, не имеет никаких перспектив, поскольку это политический заказ и реализуется он человеком, которому не место в органах прокуратуры.

— Не считаете ли вы, что это акт «двойного назначения»? Дополнительная цель — это президент, который по представлению министра своими указами присваивает генеральские звания. Кроме того, в Генпрокуратуре говорят, будто почти половину оружия Луценко выдавал по личным запискам президента.

— Нет там никаких распоряжений президента. Это компетенция министра, кого награждать оружием. Среди других пистолет получил и я. Здесь нет никаких нарушений. Пройдет несколько дней, и вы увидите, как этот мыльный пузырь лопнет.

— Виктор Иванович, президент, мягко говоря, не очень одобрительно отозвался о качестве деятельности генерального прокурора. Какие у него планы относительно Медведько?

— Генпрокурор на работе. Наверное, работает. Но он сегодня деморализован: шарахается и не знает, что делать. Конституция и Закон «О прокуратуре» — четкий указатель. Именно этим и нужно генеральному прокурору руководствоваться в своей работе, а не слушать, что у него просят и против кого возбуждать уголовные дела, а относительно кого — наоборот прекращать. Кого проверять, кого не проверять. Мы же видим, как выполняются заказы относительно помаранчевых министров, как выискиваются крохи. Удивительно, как это в Министерстве экономики и Министерстве по чрезвычайным ситуациям, где искали с огромной лупой, не нашли к чему придраться. Я убежден, что ничего серьезного относительно кого-либо из наших министров, которые работали в помаранчевом или работают в нынешнем правительстве, не найдут. Потому что ничего нет. Опять же, г-жа Корнякова четко выполняла политические заказы, проверяя лишь определенные министерства. Мы ознакомились с актами проверок и увидели, что кроме заказа там ничего нет, зато есть очевидный заказ. Я же не могу сказать, что эти проверки заказала Тимошенко, — это было бы смешно. А кто их заказал? Это не секрет — руководство правительства. Такие действия не добавляют ему плюсов. Это не та практика, которая поможет сближению руководителей разных ветвей власти и оздоровлению атмосферы в политикуме. Медведько или будет придерживаться своей функции гаранта законов (а он является последней инстанцией перед судом), или ему придется принять решение и пойти в отставку, поскольку он фактически дестабилизирует ситуацию в украинском обществе. Мы это хорошо понимаем.

Президент своего последнего слова в этой ситуации не сказал. Он дважды встретился с генеральным прокурором и подчеркнул: «Я даю вам возможность выполнять свои обязанности в соответствии с законом о прокуратуре». Полагаю, не нужно много времени для того, чтобы понять, прислушался Медведько к словам президента или нет. Он будет эффективно и независимо руководить коллегией или, как сейчас, позволять выполнять заказы тех или иных лиц.

— Вы знаете, недавно я пришла к несколько парадоксальному выводу: одним из главных барьеров на пути восстановления авторитаризма в Украине является высокий уровень коррумпированности правоохранительных органов. Для людей с деньгами не так уж и сложно разорвать цепь, вертикаль выполнения заказа. Пострадать могут только те, кому нечем платить. А те, у кого есть деньги, даже если они находятся в оппозиции, могут договориться с любым звеном, и ток заказа сверху просто не пройдет. И суды здесь тоже пригодятся. Расклад правоохранительных органов вместе с судебной ветвью власти — это та субстанция, в которой увязнут попытки возродить авторитаризм или ввести диктатуру.

— В какой-то степени я с вами соглашаюсь, поскольку такой подход является элементом сегодняшних отношений. Часто этот механизм работает. Но вы знаете, я не могу полностью согласиться с этим тезисом о судах. Сколько при Кучме говорили, что суды коррумпированы. Но именно суд играл определяющую роль в украинской истории. И сейчас эта ветвь власти начинает активно играть одну из главных ролей в предотвращении возрождения авторитаризма. Единичные случаи административного влияния на суды еще возможны. Но времена изменились, и я убежден, что сегодня суды начали работать если не идеально, то намного лучше, чем раньше.

— Такая ваша позиция означает, что вы нашли контакт с судьями?

— Нет, это невозможно, поскольку их десятки тысяч. Просто я хочу сказать, что есть и другие предохранители возрождению авторитаризма в Украине.

— Не буду спорить. Продолжим разговор. Верховный суд, рассмотрев дело возвращении Пискуна на должность генерального прокурора, может принять довольно прогнозируемое решение. Но это произойдет в той ситуации, когда истец будет иметь гарантию, что президент своим указом восстановит его в должности. В секретариате президента рассматривают возможность третьего пришествия Святослава Михайловича?

— Этот вопрос не к президенту и не к главе его секретариата.

— Почему? Президент может, выполняя решение суда, своим указом восстановить Пискуна в должности.

— Да, он является гарантом Конституции и должен действовать по закону. Но желательно к вопросу, затронутому вами, не возвращаться. Пискун-3 для политикума будет вредным и смешным. Но жизнь — это интрига. Впрочем, не на каждую интригу президент может влиять. В этой ситуации слово должно быть исключительно за судом.

Продолжение интервью