Виктор Балога: Президент не занимается бартером. Часть 3

Виктор Балога: Президент не занимается бартером. Часть 3

Начало интервью

Видео дня

Известно, что в свое время президент обратился в Конституционный суд с просьбой растолковать, будут ли иметь результаты всеукраинских референдумов силу закона. Существует информация, что недавно Виктор Андреевич отозвал это обращение в КС. Если так, то почему?

— Я точно не знаю, но думаю, что мы отозвали это обращение. Сейчас вопрос относительно референдума двигается в иную плоскость. Вы знаете, что организаторы проведения референдума по НАТО подали в суд на ЦИК за бездеятельность. Посмотрим, какое решение примет Печерский суд.

— Кстати, о ЦИК. За последнее время из состава центральной избирательной комиссии вынули два принципиальных и порядочных человека — это Князевич и Мельник. Следовательно, позиции демократических сил стали слабее. Кроме того, в следующем году исполняется 65 лет Ярославу Васильевичу Давыдовичу. Кто-нибудь анализирует в «Нашей Украине», в окружении президента те проблемы, которые могут вызывать эти процессы?

— Сегодня немного шансов прохождения в состав ЦИК кандидатов от «Нашей Украины» и БЮТ. Но освобожденные места должны быть заняты и соответствующее голосование, возможно, в парламенте состоится. Господин Давыдович нормальный руководитель ЦИК, но когда придет предусмотренное законом время, он, думаю, уйдет в отставку. И задача не президента, а всех политических сил, не допустить кризиса в ЦИК и принять взвешенное решение, вследствие чего мы получим состав комиссии, которому общество будет доверять.

Как вам уже два месяца удается удерживать ярких личностей — Яценюка, Чалого, Бондаря — от «битвы амбиций»?

— У каждого из этих моих замов за плечами качественное образование, хороший профессиональный багаж, подтвержденный результатами опыт. Это современные управленцы европейского образца. У них все в порядке: правильные ценности в душе, хорошие знания в голове, в конце концов, они носят стильные костюмы и знают этикет. Их креатив сочетается с государственным мышлением. Да, все они амбициозны. Это прекрасно! Ведь их амбиции мотивированы, и мотив этот — укрепить страну.

Каждый участник нашего коллективного труда делает то, что ему положено по должностным обязанностям во вверенной ему сфере. Я делегирую своим замам широкие полномочия, работаем по формуле «доверие+ответственность». Вместе с тем все способны заменить партнера — как в командных видах спорта. Мы обсуждаем совместно все важные решения. Пока дискутируем — полная демократия, дальше консенсус, а уж после одобрения — жесткий авторитаризм в выполнении.

Когда формировалось руководство секретариата, я недвусмысленно сказал своим нынешним коллегам: «Ребята, работаем на президента. Других задач нет. Кто не согласен с такой постановкой вопроса — лучше и не начинайте». Поэтому все, что идет на пользу делу, приветствуется. И Яценюк, и Чалый, и Бондарь, и Шлапак, и все остальные топ-менеджеры секретариата — личностно совместимые люди. Совместимость и единство цели — и никаких «войн амбиций»!

— Будет ли сотрудничество секретариата и СНБО иметь «кумулятивный» эффект на усиление позиций президента?

— Напомню, что СНБО — коллективный орган под руководством президента, в который входят руководители других ветвей власти. Это очень серьезный инструмент, масштаб — вся страна. Сотрудничество, о котором вы спрашиваете, преследует цель усиления позиций Украины, а не кого-то персонально. Вместе с тем подчеркиваю, что назначение Виталия Гайдука на должность секретаря Совета преследует цель укрепить сферу национальной безопасности и обороны. Виталий Анатольевич как человек с огромным управленческим опытом и железной хваткой способен навести там порядок. Проблем — до горизонта. Например, полупрозрачные решения в энергетической сфере способны ощутимо подорвать экономическое развитие страны, а проржавевшее жилищно-коммунальное хозяйство может окончательно добить веру общества в способность властей работать на людей.

Секретариат президента и секретариат СНБО тесно сотрудничают. Мы с Виталием Гайдуком встречаемся каждый день, да и кабинеты наши на одном этаже. Сообща работают специалисты служб. Решения, которые вырабатываются и будут воплощены в жизнь, многим покажутся неожиданными как по конкретности, так и по результатам. Безопасность страны не терпит компромиссов.

— Вашим предшественникам так и не удалось сделать нормой жизни четкий график работы президента... Вам здесь есть чем похвастать?

— Качественное планирование — залог успеха. Эта менеджерская истина в полной мере касается организации работы первого должностного лица страны. Президентский офис (им руководит опытный протоколист без «проколов» Руслан Демченко) на основе поручений главы государства, предложений служб секретариата составляет ежедневные и еженедельные графики работы президента, формирует перспективную сетку мероприятий с его участием. Понятно, что интенсивная жизнь порой корректирует этот график. Но мы стараемся так заглянуть в будущее, чтобы спрогнозировать все возможные вызовы и строить расписание деятельности президента так, чтобы избежать сбоев.

Президент наложил вето на изменения в Закон «О хозяйственных товариществах»...

— Да. Эта его принципиальная позиция, хотя премьер-министр, ряд членов правительства и политиков высказывали президенту другое мнение.

— Передайте Виктору Андреевичу, что мы его в этом поддерживаем. Поскольку у нас права и обязанности в газете сбалансированы: 40% — у Мостовых, 60% — у Юрия Орликова. Полагаю, что этот передел собственности мало кому в стране нужен.

— Вот видите! Виктор Андреевич по вашей просьбе вето и наложил.

— То есть по нашей, не Коломойского?

— Именно по вашей. А если серьезно, то это еще одна иллюстрация к тому, что я уже говорил. Президент не занимается политическим бартером.

— Я смотрю, президент вообще не очень злоупотребляет своими контрольными функциями — правом вето и приостановлением решений правительства с дальнейшим обращением в КС.

— И это нормально, поскольку он настроен на конструктивную работу.

— Кабинет министров объявил о разработке своей программы относительно региональной политики. Какое видение этой политики у Виктора Ющенко, который имеет влияние на вертикаль администрации?

— Руководители местных администраций назначаются президентом по представлению Кабинета министров. Глава государства делает все для того, чтобы руководители администраций чувствовали себя комфортно в отношениях с правительством. Но известная попытка премьер-министра продемонстрировать, кто в доме хозяин и кто влияет на региональную политику, вынудила президента напомнить, что он влияет не только на внешнюю политику, но и на региональную, по линии управления руководителями областных администраций. Мы понимаем, что в любой области можно в различных сферах обнаружить великое множество проблем и связать их с недостатками в деятельности местного руководителя. Поэтому, когда премьер решил заслушать пять глав администраций и единолично принял решение об их увольнении, то всем стало понятно, что этот шаг был направлен не на повышение качества управления в конкретных регионах, а на демонстрацию доминирования позиции премьера над позицией президента. Этого не было и никогда не будет. Последнее слово за президентом, который взвешенно и объективно подходит к принятию всех решений. В сфере региональной кадровой политики президент выступает не за пиар, а за обоснованные решения.

Еще в 2005 году президент дал указание руководителям областей выписать (с учетом специфики) дорожную карту развития их регионов. Президент внимательно наблюдает за реализацией соответствующих программ, показателями, которые демонстрируют регионы. Кстати, абсурдный вид имеет практика установления каждым новым правительством показателей оценки работы руководителей областных администраций. Показатели должны быть системными и стабильными. Кроме того, было бы вполне логично спросить у президента, который своими указами назначает губернаторов, о его взгляде на систему оценки. А еще лучше было бы, если бы Кабинет министров подготовил указ президента относительно перечня показателей качества работы глав администраций. Ну, это, конечно, в случае, если правительство хочет конструктивной работы.

— Правительство любит напоминать, что кандидатуры руководителей местных администраций для утверждения президенту представляет именно оно, но при этом в правительстве напрочь забыли о том, что представляют они президенту не выдуманные самими министрами или премьером кандидатуры, а фамилии людей, которых выдвинули облсоветы на должности руководителей облгосадминистраций. Поскольку, в соответствии с законом о местном самоуправлении, именно в перечень исключительных прав областных советов входит внесение на рассмотрение Кабмина соответствующих кандидатур...

— Да, согласен. Областные советы имеют право не только выказывать недоверие главам администраций, но и предлагать их кандидатуры на рассмотрение Кабмина с дальнейшим утверждением президентом. И в областных советах, конечно, знают о своих правах, но не пользуются ими, считая, что к их мнению в таком серьезном вопросе никто не будет прислушиваться. Но они имеют полное право на это, и мы об этом напоминаем главам местных советов во время встреч.

— Не считаете ли вы, что Кабмин может перетянуть на себя влияние на губернаторов де-факто, поскольку именно Кабмин занимается вопросами бюджета...

— Абсолютно нет, поскольку это вещи вторичные. И будьте уверены: если президент увидит искусственное недофинансирование какого-то из регионов, то он с этим не смирится, и просто не подпишет закон о таком бюджете. Президент на встрече с мэрами областных центров еще раз подтвердил неизменность своей политики: «одеяло» бюджета должно быть отпущено центром в пользу регионов. В частности, об этом речь идет и в двух письмах на бюджетную тему, которые президент прислал парламенту и правительству.

Виктор Иванович, сегодня политически разноцветные тучи собираются над головой киевского мэра. Известно, что президент, у которого давние и хорошие отношения с Леонидом Черновецким, начал корректировать их не в пользу мэра. Поскольку непрозрачная экономическая деятельность киевского головы и его команды вызвала, мягко говоря, недовольство многих политических сил. Вы сами знаете перечень мероприятий, направленных на демонтирование слишком широких полномочий Леонида Черновецкого... Может, мэру лучше стать депутатом, тем более что свыше половины киевлян не поддерживают его работу?

— Это должно быть его решение — идти в депутаты или оставаться в городе. Он должен сам чувствовать, где ему комфортнее работать, но отношение киевлян к действующему мэру — это очень плохой звоночек.

Президент стремится, чтобы в столице была прежде всего стабильность. Как в Киевсовете, так и в работе городского головы. Ноябрь—декабрь будет определяющим периодом, когда станет понятно: найдут ли взаимопонимание между собой фракции Киевсовета, формировавшие один вариант большинства, или те, которые сейчас пытаются формировать другой пул большинства. Если они будут перетягивать между собой канат, оказывая негативное влияние на экономику города, то это создаст серьезный дискомфорт не только для громады Киева, но и для всей центральной власти. Из этой кастрюли «запахи» разойдутся и в Кабмин, и в Верховную Раду, и на Банковую. Разумеется, нельзя опускаться до уровня, на котором сутью борьбы будет распределение земельных участков и прибыльных предприятий столицы. Этот подход губителен для перспектив развития города. Я надеюсь, что консенсус будет найден, и залогом этого станет переформатирование большинства в Киевсовете. Вероятнее всего, мы не получим устойчивого большинства, а будем иметь ситуативное по разным вопросам. И это правильно, поскольку, с одной стороны, в Совете не образуется большинство в две трети, которое сможет выразить недоверие мэру, а с другой — команда головы не сможет проводить решения, против которых активно выступает оппозиция. Ситуативное большинство позволяет сторонам эффективнее контролировать друг друга.

Каково отношение президента к отмене конституционной реформы?

— Он четко заявил, что планов ревизии конституционной реформы у него нет. А вот необходимость гармонизации отношений между ветвями власти президент, как и все общество, ощущает.

— Президент предложил разным политическим силам делегировать в созданную им конституционную комиссию своих представителей. Как идет наполнение?

— Сейчас этот процесс продолжается. И суть его не в формировании «контрольного пакета» голосов. Подавляющее большинство политиков, которые будут представлены в этой комиссии, придут не со стороны президента. Его цель — контролировать этот процесс, держать руку на его пульсе.

— То есть президент считает, что конституционные изменения могут произойти только в сессионном зале, а не в Конституционном суде.

— Абсолютно.

— Предполагаете ли вы возможность образования тактического конституционного большинства силами БЮТ и «Регионов» под проведение конституционной реформы?

— Нет. Я не верю в то, что может возникнуть союз Тимошенко с Януковичем в вопросе конституционных изменений.

— А Тимошенко с Ахметовым? Богатейший человек страны вряд ли заинтересован в том, чтобы в Украине появился политик с полномочиями Леонида Кучмы. И это независимо от того, какой может быть его фамилия — Ющенко, Тимошенко или Янукович.

— Именно потому этого и не произойдет, поскольку у Ахметова одна позиция, а у Юлии Владимировны — другая. Сделать их едиными невозможно.

— Вы не верите в жизнеспособность сугубо парламентско-премьерского варианта реформы с избранием президента в сессионном зале?

— Это из области фантастики. Еще полгода-год, и политики начнут готовиться к президентским выборам, забыв даже об этих теоретических разговорах.

— Поживем — увидим. Но, если ничего не изменится, намерен ли президент Ющенко принимать участие в выборах-2009?

— До этого еще много времени, тем не менее президент Ющенко еще никогда не заявлял, что не имеет таких намерений.

— В таком случае, какова стратегия президента?

— Тактика будет видоизменяться в зависимости от ситуации в стране. А стратегия была провозглашена еще в день инаугурации. И ее можно только корректировать, но не изменять.