Замглавы СБУ Василий Крутов: «Ни для кого не секрет, что украинская спецслужба сегодня реформируется»

1,3 т.
Замглавы СБУ Василий Крутов: «Ни для кого не секрет, что украинская спецслужба сегодня реформируется»

Общество приходит к пониманию того, что для эффективной защиты от терроризма необходимо поступиться собственными свободами. Так утверждает человек, не понаслышке знающий эту проблему.

Досье. Крутов Василий – первый замглавы Службы безопасности Украины, генерал-лейтенант. Кандидат педагогических наук, доктор юридических наук, профессор. Родился 16 мая 1949 года в с. Фрунзе Генического района Херсонской области. В 1976 окончил Запорожский государственный пединститут, в 1996 году – Академию СБУ. В органах госбезопасности с 1977 года. С 1992 по 1998 гг. – советник главы, начальник аппарата главы, начальник Управления борьбы с терроризмом и защите участников уголовного судопроизводства. С 1998 по 2000 год – заместитель главы СБУ. Полномочный представитель Украины в Антитеррористическом центре государств – участников СНГ. Жена – народная артистка Украины Надежда Шестак.

Видео дня

«Отец» украинской «Альфы» – подразделения СБУ особого назначения – Василий Крутов ныне - первый заместитель Александра Турчинова. Несмотря на широкое поле вопросов, которыми занимается генерал, видно, что все-таки его больше всего манит «альфовская» романтика – на стенах кабинета размещены фотографии ребят, экипированных шлемами и щитами. Это и не удивительно. Как первый командир спецподразделения, он до сих пор курирует свое детище.

Как и каждый профессиональный чекист, Василий Васильевич умеет отвечать на вопросы в общем и очень осторожно. Тем не менее, слушать его всегда интересно. Недавно имя Крутова широко упоминалось в прессе в связи с тем, что он комментировал возможность покушения на премьер-министра Юлию Тимошенко. Мы решили связаться с Василием Васильевичем и попытаться, насколько возможно, вызвать его на откровенность. Он согласился. Итак, перед вами “дебютное” интервью в интернет-издании, которое дал генерал на посту первого зама главы Службы безопасности Украины.

- Василий Васильевич, два с половиной года вы не работали в СБУ. Говорят, в одну реку нельзя войти дважды... Что изменилось в системе за это время?

- В жизни все меняется. То же самое и в обществе, и государстве. Безусловно, меняются и системы, работающие в интересах народа. В том числе, спецслужбы. Служба безопасности тоже пережила определенную трансформацию. Пришли новые люди, среди которых, много молодежи. Меняются определенные приоритеты службы. Это нормально, потому что меняется и угроза, как для государства, так и всего мира. Потому, любая спецслужб - тем более, та, что отвечает за госбезопасность – должна постоянно изменяться и быть адекватной тем угрозам, которые появляются. Меняются тенденции. Демократизация нашего общества и усиление политического курса на достижение европейских стандартов и ценностей требует от СБУ приводить ее деятельность в соответствие с этими процессами. Ни для кого не секрет, что украинская спецслужба сегодня реформируется.

- Некоторые эксперты, с которыми довелось говорить, отмечают, что реформы для таких специфических систем, как спецслужбы, не всегда – хорошо...

- Действительно, существует такое мнение, что спецслужбы всегда консервативны. В общем, в этом есть определенный смысл. Но давайте взглянем на логику жизни. Если изменяется угроза и не меняется, при этом, инструментарий спецслужбы, то это будет для нее, если не крах, то... По крайней мере, она перестанет отвечать национальным интересам.

- Давайте поставим вопрос по-другому... Как бывший руководитель “Альфы”, скажите, сколько времени требуется, чтобы подготовить нормального бойца спецназа?

- Если настоящего бойца, то пять-семь лет.

- Как, в таком случае, удается Службе безопасности решать проблему кадрового обновления, ибо последнее время эта тенденция особенно заметна?

- Любые трансформации несут с собой, как позитив, так и негатив. Потому, когда сегодня руководство СБУ ставит вопросы о реформировании службы, оно делает это не только ради реформ. Все совершается для того, чтобы спецслужба отвечала тем заданиям и назначению, которые даны ей Президентом, как Верховным главнокомандующим, и народом.

Реформировние спецслужбы – это задача не техническая, а профессиональная, глибоко деликатная. Подходить к этим вопросам нужно очень взвешенно, изучая все процесы, которые проходят вокруг спецслужбы и внутри нее. Безусловно, главным объектом нашого изучения является кадровый потенциал. Необходимо, чтобы кадровые изменения не влияли на качество, эффективность и результативность самой спецслужбы. Вы спросили о сотрудниках “Альфы”... К слову, приблизительно пять-семь лет готовятся и специалисты в сфере оперативной деятельности. Конечно, не отрицаю, что могут быть определенные нарушения после возможных непродуманных и невзвешанных шагов. Но, в данном случае, реформированию предшествовал глубокий анализ состояния оперативно-служебной деятельности СБУ на нынешний момент. То есть, изучение угроз, имеющих место по отношению к нашему государству, согласовывание путей противостояния этим угрозам и т.д. Это процесс не одной недели и не одного месяца. Подчеркну, что реформирование планировалось провести еще с 2001 года.

- То есть, еще со времени руководства СБУ Владимиром Радченко? Почему же реформирование не состоялось?

- Нет, со времен Леонида Деркача. В тот период реформирование СБУ планировалось как одна из составных частей комплексной перестройки общегосударственной системы правоохранительных органов. Указом Президента от января 2001 года была роздана комиссия, в состав которой от СБУ вошел первый зам Петр Шатковский и ректор Национальной академии СБУ Владимир Сидак. А в Службе безопасности была роздана соответствующая рабочая группа по реформированию конкретно СБУ в рамках всей системы правоохранительных органов. В феврале 2001 года подготовку к реформированию продолжил уже Владимир Радченко. Было изучено много предложений, иностранный и отечественный опыт. Но только с приходом нового руководства в 2005 году это задание было поставлено, как приоритетное. Служба однозначно потребует глубокой реформы.

- Совершить этот процесс выпало на долю первого гражданського главы СБУ – Александра Турчинова. Насколько ему удается разобраться в префессиональных проблемах? И вообще, оправданным ли было решение назначить руководителями спецслужб “людей от политики”?

- Хочу сказать, что назначение политиков на должности первых руководителей правоохранительных органов и спецслужб – это мировая практика. В нашем обществе этот вопрос тоже назревал. Президент государства Виктор Ющенко сделал решающий шаг в этом направлении, назначив на должность главы СБУ известного и закаленного политика. Что можно сказать по этому поводу? На мой взгляд, верное решение. Первое лицо силового ведомства должно быть политиком. Это тот человек, который приводит деятельность структуры в соответствие с данным политическим курсом руководства государства. Он должен сосредоточиться на политическом аспекте деятельности. А исполнять непосредственные функции, задания, стоящие перед службой, должны профессионалы-практики. То есть, люди которые непосредственно владеют методами контрразведывательной, оперативно-розыскной и следственной деятельности. Гармоничное сотрудничество политика с профессионалами и создает максимальне условия для результативности. Как подчиненный Александра Валентиновича, не могу давать ему своей оценки. Только скажу: иногда у меня складывается ощущение, что этот человек работал в нашей системе десятки лет. Это не только моя точка зрения. Такого же мнения придерживается большинство в нашем коллективе. Он – настояний патриот и чрезвычайно предан Службе безопасности.

- Внутри Службы безопасности, насколько известно, есть, условно говоря, “люди Деркача”, “люди Радченко”, “люди Смешко”. Как удается объединять этих сотрудников для выполнения ими функций?

- Скажу о критериях, которыми руководствуюсь я. Сотрудник спецслужбы должен ориентироваться, прежде всего, на Конституцию, закон и политический курс, который проводит руководство страны. Это главное. Он должен руководствоваться долгом не только перед государством, но и, в первую очередь, перед собой. Мы, безусловно, хотим, чтобы Службу уважали. А чтобы так было, нужно, прежде всего, уважать себя. А к себе уважение приходит тогда, когда служишь интересам не какого-то определенного человека, а национальным интересам государства. В этом случае ты находишься в такой морально-психологической, морально-этической атмосфере, что не можешь не уважать тех людей, с которыми работаешь. Ты пришел служить народу. При таком подходе не имеет значения, кто ныне пребывает в личном составе: те, кто был при Марчуке, Маликове, Радченко, Деркаче и пр. Критерий для всех работников один – ответственность перед присягой, законом, профессией. У нас действительно уникальная профессия. Благо дарю Бога и учителей, что привели меня в спецслужбу. Потому, что это чрезвычайно важная - для любой страны – работа.

- Продолжим ранее начатую тему... Известно, что Концепция реформирования утверждена Президентом. Сколько, по вашему мнению, реформа продлится во времени?

- Тут нужно говорить о нескольких этапах. Первый – подготовительный. Он уже полностью закончен. Был проведен серьезный анализ состояния оперативно-служебной деятельности СБУ. Были обозначены проблемы. В первую очередь, системные, влияющие на закономерности в результатах деятельности. Найден инструментарий, с помощью котрого нужно решать задания. Подготовлены соответствующие документы, а потом – доклад высшему руководству государства. Теперь идет этап адаптации и наработок. В течение июня-июля полностью отработаны органами и подразделениями все вопросы, касающиеся штатного формирования, структуры, взаимодействия, концепции деятельности... В дальнейшем будет уже этап реализации – он растянется во времени.

- Сейчас СБУ занимается исключительно контрразведкой. Разведка – дело отдельного ведомства. Завершился ли процесс вычленения из структуры Службы безопасности Службы внешней разведки? Насколько он был болезненным?

- Действительно, сегодня существуют две структуры. Единственное, что осталось нормализовать законодательными актами – самостоятельность Службы внешней разведки. Потому, что сейчас она пока руководствуется Указом Президента. Что касается разъединения и, в частности, кадрового потенциала, то такие процессы всегда очень сложны. Отдадим должное как СБУ, так и СВР – все прошло очень спокойно и взвешенно. Нам, конечно, полегче – сформирована вся инфраструктура. А Службе внешней разведки предстоит сделать еще очень много. Имею в виду, кадровое формирование подразделений, правового и материально-технического обеспечения и т.д. Ведь это достаточно специфическая государственная структура. Но процессы там идут и довольно активно. Отдельная разведывательная служба – это известный европейский формат. Желаю нашим коллегам, чтобы процессы шли как можно быстрее и эффективнее. Тем паче, что все сотрудники СВР еще совсем недавно были сотрудниками СБУ. Сберегся контакт не только профессиональный, но и чисто человеческий. Это очень хорошо. Подобного очень не хватает многим странам, где эти структуры изначально разделены. Поэтому там во взаимодействии существует проблема.

- Ну, будем считать, что с разведкой разобрались... А как ситуация со следствием? Планирует ли СБУ оставить у себя следственый апарат? Ваше отношение к дискуссии по поводу создания Национального бюро расследований?

- Не хочу, чтобы мы пугались разнообразия подходов к формированию концепций видения такой структуры, как Национальное бюро расследований. Тем болем, что из многих вариантов легче выбрать лучший. В каждом из вариантов могут быть хорошие, здравые мысли. Не буду комментировать отдельные концепции. О том, как это видит СБУ, неоднократно сообщал Александр Турчинов. Я, как юрист, скажу, что мое мнение с официальной позицией совершенно сходится. В этом вопросе исходить надо из главной цели – каждое преступление должно быть раскрыто.

- Так вроде бы все из этого исходят...

- Да. Но наша логика состоит в том, что все-таки наработки на уровне агентурно-оперативной работы, дознания, раскрытия преступлений в правоохранительных органах поставлены нормально. Очень серьезные огрехи в другом – доведении того или иного уголовного дела до суда и объективного приговора. Если соотнести объем оперативно-розыскной деятельности с количеством приговоров суда, то есть существенная разница. Потому считаем, что для государства важно, чтобы работал общегосударственный, а не ведомственный орган досудебного следствия. Мы видим НБР, как вневедомственную, независимую структуру. У нас есть свое видение процесса его создания. Тут можно, как говорится, убить двух зайцев. Создать сам орган досудебного следствия, который раскрывал бы особо тяжкие преступления и факты коррупции, на базе Главного следственного управления Генеральной прокуратуры. Таким образом, мы имели бы базу как для нового ведомства, так и уже сформированную систему органов досудебного следствия. Это, в свою очередь, отвечает требованиям Конституции в части отделения досудебного следствия от прокуратуры. Потому как существующая сегодня система давно вызывает нарекания зарубежных и отечественных специалистов. Что касается следственных подразделений СБУ, МВД, ГНАУ, то их можно свести в одну общегосударственную систему, но оставив каждую из них в своей структуре. Например, Служба безопасности является не только контрразведывательным, но и правоохранительным органом.

- Какие громкие дела доведены до суда органами Службы безопасности за последнее время?

- В настоящее время Военным апелляционным судом Центрального региона Украины рассматривается уголовное дело, которое расследовалось Службой безопасности. Здесь некий гражданин – назовем его условно Б. – обвиняется в государственной измене. Он был завербован сотрудниками зарубежных спецслужб, пытался передать им сведения, составляющие государственную тайну в сфере государственной безопасности и охраны правопорядка. Злоумышленник был задержан сотрудниками СБУ. Еще пример... В Апелляционном суде Киева завершается рассмотрение дела в отношении четверых человек, которые в августе пришлого года привели в действие два самодельных взрывных устройства на рынке “Троещина”. В результате, один человек погиб, четырнадцать получили телесные повреждения.

В Ивано-Франковской области завершено расследование уголовного дела по обвинению судьи, который, в сговоре с четырьмя гражданами, вынес заведомо неправосудные постановления о конфискации 54 автомобилей-иномарок. В Хмельницкой области направлено в суд дело, по которому проходят, в качестве обвиняемых, должностные лица отдела ГАИ. Они незаконно сняли с регистрации и учета более 30 престижных машин, общей стоимостью 2 миллиона 443 тысячи гривень, которые были не должным образом зарегистрированы в Украине и незаконно перемещены через границу. Этот список можно продолжать...

- Не так давно бывший руководитель СБУ заявил, что знал о намерениях взорвать кандидата в Президенты Виктора Ющенко...

- Нашей службой фактически завершено расследование дела в отношении двоих граждан России, которые пытались с 20 на 21 ноября совершить теракт около штаба Виктора Ющенко на Подоле. В ближайшее время дело поступит в суд. Установлены обстоятельства приобретения взрывчатки – около трех килограммов пластида, самодельного радиоуправляемого взрывустройства, иного оружия. Отслежен механизм их контрабандного перемещения через границу, а также, цели, которые преследовали злоумышленники.

- У нас часто говорят о терроризме, его угрозе... Насколько в Украине реальна эта опасность?

- Терроризм – явление системное. Говорить о нем отдельно, исключая национальную основу - неправильно. Проблема в двух аспектах: национальном и международном. Сегодня это явление достигло такого уровня, что его угроза может быть реальной в любой точке мира. Говоря об Украине, мы должны обезопасить себя, в первую очередь, от проявлений международного терроризма. Он представляет гораздо большую опасность, нежели национальный. Важно, чтобы понимание этого было и у политиков, и у простых граждан. Кое-кто неправильно думает, что, если у нас нет каких-либо особых оснований для так называемого “украинского терроризма”, то значит не нужно строить систему противодействия. С учетом того, что терроризм имеет признаки транснационального явления, его угроза может возникнуть в любое время. Как пример, недавние теракты в Лондоне и Шарм-эль-Шейхе. В случае с Великобританией спецслужбы столкнулись с уникальным явлением – профессиональной подготовкой террористов-смертников. Действия их были скоординированы и руководимы, а специальная психологическая подготовка имеет высокий уровень. Как и после терактов в Нью-Йорке, события в Лондоне фактически изменили мир. В европейских странах и США значительно ускорился процесс наращивания сил и средств борьбы с терроризмом. Это, в первую очередь, проявляется в жестком изменении законодательства и значительном расширении полномочий спецслужб и полиции. После таких изменений фактически сужаются права и свободы человека ради более эффективной защиты граждан от терактов. Здесь имеется ввиду увеличение количества случав прослушивания телефонных разговоров без санкции суда и возможность задержания подозреваемых на более продолжительный срок. Такие процессы наблюдаются в Великобритании, Испании, Франции, Италии, Германии и прочих странах. То, что было невозможным несколько лет назад, сегодня стало реальностью. Общество постепенно приходит к пониманию того, что для эффективной защиты необходимо поступиться собственными свободами. Это, безусловно, плохо, но существует неотложная необходимость срочного поиска путей преодоления этого вселенского зла. В Украине сложилась подобная ситуация. Если мы серьезно печемся о защите нацинтересов, то, в первую очередь, должны выстроить целостную систему противодействия. Что касается национальных особенностей терроризма, то они не дают оснований говорить о том, что у нас существует терроризм системного характера. Но в Украине достаточно много преступлений происходят с “террористическим оттенком”. Фактически, все они находятся в области экономических отношений. Политического характера терактов у нас не так много. Хотя признаки есть. Они находятся в экономической и религиозной сферах, часто связаны с криминализацией общества. Причинами могут быть: миграция, наркобизнес, оборот оружия и т.д. Как часть международного общества, мы имеем те же пороки, что и другие. СБУ, как главный орган противодействия тероризму в Украине, как раз сейчас занимается системным противодействием в масштабах государства.

- А в чем состоит системность? Ну, создали специальную антитеррористическую структуру, провели ряд учений и прочее... Неужели этого достаточно, чтобы чувствовать себя спокойным?

- Да, в нашей стране был создан в 1998 году Антитеррористический центр и логично, что появился он именно в СБУ. Во-вторых, в СБУ есть спецподразделение, которое оперативными методами отслеживает все процессы, которые связаны с проблемой терроризма. Еще есть подразделение по физическому предотвращению терактов. В целом ряде ведомств и министерств нашего государства – всего их 17 – созданы специальные подразделения, которые сведены в общегосударственную систему противодействия терроризму. Они объединены в рамках Антитеррористического центра. Каждому определены функции, задания. Создана правовая база борьбы с терроризмом: Закон «О борьбе с терроризмом», 258 статья Уголовного кодекса Украины и более 30 статей того же нормативного акта, которые касаются этой проблематики. У нас достаточно крепкая система взаимодействия со многими мировыми, европейскими и региональными структурами. Украина является не только основателем Антитеррористического центра СНГ, но и активным его участником. Кроме того, мы являемся также участниками виртуального Антитеррористического центра ГУАМ. Наработано сотрудничество с европейскими и мировыми организациями. За время существования Антитеррористического центра, проведено 350 командно-штабных и тактико-специальных учений. Только в этом году их провели 56. Наша система построена таким образом, чтобы работать не столько по вопросам проведения контртеррористических операций, или ликвидации их последствий, а, в первую очередь, по предотвращению и профилактике.

- СБУ занимается такими важными и глобальными делами, что кажется странным, когда, в последнее время, ее начинают тянуть в разные стороны… То Премьер поручает разобраться с «бензиновой проблемой», то обиженный министр требует защитить его от плиток. Как вы относитесь к подобному «расширению» функций?

- Если спецслужба будет высокопрофессиональной, то отношение к ней – соответствующее. Благодаря реформированию, мы собираемся построить действительно мощную, высокоинтеллектуальную спецслужбу европейского образца. Что касается бензинового кризиса... Безусловно, если это затрагивает государственные интересы, то, в рамках своей компетенции, СБУ должна была заняться этим. Не выходя за границы своей компетенции, мы будем стараться профессионально решать поставленные задачи.

- Последний вопрос. В свое время вы создали спецподразделение “Альфа”. Теперь на вас лежат, большей частью, административные функции. Когда было интереснее работать?

- И тогда, и теперь. Правда, раньше у меня было одно направление , а сейчас их много. Продолжаю курировать линию борьбы с терроризмом, куда входит и “Альфа”. Безусловно, сегодня это является очень ответственным делом, поскольку руководство государства и, непосредственно, Президент, поставили чрезвычайно высокие требования к СБУ. И правильно. Украина имеет серьезный шанс стать демократической, по-настоящему духовной державой, которую будут уважать в мире. В этих процессах роль спецслужбы исключительно важна. Задания, которые ставят перед ней, конечно, сложные, но они могут и должны быть выполнены.

Юрий Дорошенко, для «Главреда»

http://glavred.info/