Экс-министр Анатолий Толстоухов: «Скрытым лидером оппозиции является и Литвин»

992
Экс-министр Анатолий Толстоухов: «Скрытым лидером оппозиции является и Литвин»

Экс-министр Кабинета министров Украины, замглавы НДП Анатолий Толстоухов считает, что предстоящие выборы в ВР будут страшными и недемократичными. Он допускает возможность новой революции.

Толстоухов хочет видеть тех, кто сфальсифицировал минувшие президентские выборы и тех, кто борется с режимом Кучмы. Сегодня Анатолий Толстоухов занимается политической и общественной деятельностью, а также, по его признанию, защищает свою честь и достоинство. Об этом он рассказал в интервью корреспонденту ForUm‘a.

- Анатолий Владимирович, сегодня Вы испытываете на себе давление?

- Непосредственно давление на себе я никакое не испытываю, просто знаю, что запущена серьезная машина системы новой власти, и это давление я, естественно, ощущаю.

Видео дня

В стране на полную катушку работает механизм политических репрессий, которые являются непрофессиональной местью прошлой власти, причем, хочу заметить, не режиму Кучмы, им никто не занимается, Леонид Данилович отдыхает. А отвечают за режим Кучмы перед кем-то Табачник, Толстоухов и другие.

С другой стороны - нужно заниматься зачисткой для будущих выборов. Поэтому, конкуренты должны быть устранены. А если эти люди, формально привязанные к прошлой власти, еще и не молчат сегодня, то их сам Бог велел мочить. И делается это непрофессионально, по-дилетантски и тупо.

- Кого можно назвать лидером оппозиции?

- Безусловно, одним из лидеров оппозиции является Янукович, именно поэтому сегодня прилагаются неимоверные усилия сделать с ним что-то. Превращается в лидера оппозиции Кравчук. Скрытым лидером оппозиции является и Литвин, зная его, я не могу поверить в то, что он все это приемлет.

- Что они делают, как лидеры оппозиции, почему их можно таковыми считать?

- Хотя бы потому, что таковыми их считает нынешняя власть. И своими действиями показывает, что этих людей она боится больше всего.

- Появилась информация о том, что Прокуратура Донецкой области установила факты подделки постановлений о снятии судебных приговоров с Виктора Януковича. Как Вы к этому относитесь?

- Так же, как к тому, что я украл документы из архива и нанес ущерб редакции газеты и всему остальному.

- Если говорить о предстоящих выборах, НДП будет с кем-то блокироваться? Не кажется ли Вам, что НДП сегодня находится в некоем неподвижном состоянии?

- Я знаю реальную ситуацию с НДП и реальную силу НДП – от рейтингов до состояния дел. Поэтому, после истории, которую мы имели на протяжении последних выборов, конечно же, нам нужно встряхнуться и идти на выборы самостоятельно, но опять-таки – если осенью мы будем видеть, что наш рейтинг не позволяет этого сделать, будем искать другие варианты, и тогда возникает вариант блока.

Мы считаем, что способны набрать от 3 до 5%. Но когда работает такая машина репрессий, оказывается психологическое давление на людей, они выходят из партий и так далее, нельзя исключать вариант блока. Могла бы это быть Народная партия? Да, могла. Потому что в свое время НДП выдвигала Литвина как лидера «Единой Украины». Годы сотрудничества говорят о том, что мы надежные и проверенные партнеры, в Народную партию ушли многие члены НДП. Но видим ли мы такую линию поведения со стороны Народной партии? Нет, не видим. У Народной партии хватает своих проблем. Если они в своем активе попытаются заговорить о том, чтобы их список разбавить кем-то из НДП, думаю, это создаст больше проблем, нежели забыть об НДП на какое-то время. Вот вам одна сторона.

Берем Партию Регионов. Если это блок, который создает Партия Регионов и другие политические силы, прежде всего надо посмотреть, какой могла бы быть оптимальная модель этого блока. Считаю, что Янукович, как лидер партии должен быть консолидирующей фигурой, лидером блока. Потому что один раз мы все уже под Партию Регионов пошли, но не вышли.

Любой блок будет не фальсификатом, если он заряжен по максимуму идеей консолидации общества. Если Партия Регионов начнет сегодня делать вид, что нет Народной партии, нет НДП, социал-демократов и так далее, и начнет приближать к себе политические партии, только зарегистрированные в Минюсте, обещая лидеру 60-е-70-е место, то это блок. Но это блок, который демонстрирует, что Партия Регионов никакая не Партия Регионов, что она слаба и что она, как и прежде не способна быть в русле консолидации общества.

Такое блокирование будет иметь чисто конъюнктурное значение для определенной группы людей, принадлежащих партии, которые хотят пройти в парламент. А общественные процессы будут оставаться на втором плане. И если так, то это означает, что мы идем в очередной виток ненастоящей политики, мы идем в еще одну политическую схватку, за которой возможно, настоящая политика только начнется.

- А что Вы считаете настоящей политикой?

- Это, собственно, политика. То, что происходит сегодня - это предполитика, это политика, не связанная с консолидацией общества и реальной стратегией его развития, это барахтанье, чтобы не утонуть и ухватиться хотя бы за что-то.

- То есть, НДП готова блокироваться с Регионами Украины?

- НДП готова блокироваться с кем угодно, но на основе принципов консолидации общества и дальнейшего его стратегического развития. Самая большая проблема Украины в том, что она никогда не была единой. И если власть и оппозиция, как обратная сторона власти, но также ответственная за ситуацию в стране, не ставят перед собой задачу консолидации общества, то я в такие игры играть не хочу. Я не жалею, что я сегодня не в парламенте. Искренне говорю это, я не хочу быть в таком парламенте. Я готов бы был идти в парламент на следующих выборах, но это не является самоцелью для меня. То есть, если я останусь вне парламента, для меня это не станет трагедией.

Наша жизнь за эти годы показала, что общество должно быть организованным, а это, прежде всего, задача власти и оппозиции. Как только они договорились и начинают конкурировать по определенным правилам, общество уже становится более консолидированным и организованным. Сегодня же получается, что ни власть, ни оппозиция в этом не заинтересованы. Власть не выполняет свои функции, оппозиция – свои. Власть не является единой с точки зрения задачи консолидации общества, оппозиция не является единой также. Это – политический коллапс.

- В Украине, таким образом, нет сейчас ни власти, ни оппозиции?

- С точки зрения социальной ценности демократического института, у нас нет ни власти, ни оппозиции. А если это так, то ставить перед собой задачи реформы общества, его модернизации, это популизм и жонглирование понятиями, это дискредитация этих понятий.

- Скучаете ли Вы по своей работе в Кабмине?

- Я всегда скучаю по настоящей работе, той, в которой ты в оптимальной мере можешь себя реализовывать. Если перевести это на воздушное пространство, то сегодня я с удовольствием летаю на ПО-2, хотя давно уже освоил все виды сверхзвуковых истребителей.

Как я могу не скучать и не жалеть по поводу того, что сегодня такая вакханалия во власти, а ведь был порядок. Я не могу сказать, что он был идеальным, но мы шли в направлении системной, организованной работы, которая больше была связана с советом с людьми и которая никогда не отвергала мнение оппозиции.

Людей подняли на революцию, чтобы бороться с режимом Кучмы. Покажите мне того, кто сегодня борется с режимом Кучмы. Если режим Кучмы – это дядя Петя, тетя Маня и студент Вася, которые бросили бюллетени по 5 штук, а другая сторона якобы не бросала по 10 штук, то тогда - это борьба с режимом Кучмы. Если борьба с режимом Кучмы – объявить вслух тех, кого приглашают на допросы и заводить уголовные дела, то я знаю по другим странам и из истории, что когда идет борьба с режимом, тогда на скамье лидер режима, а где он сейчас? Он отдыхает. Страну разворовали, режим ее разграбил, кто наказан за то, что разграбили страну?

Далее. Скоро уже год, как у нас начались выборы президента. Они были сфальсифицированы. Я хочу видеть тех, кто сфальсифицировал, чтобы это число совпадало в тысячных процентах, где они?

- Во время революции Вы находились в здании Кабмина, не выходя из него 7 дней. Мемуары напишете об этом?

- Пишу. Но не об этом специально, это вообще составляющая моей политической биографии. Я же не находился там лишь для того, чтобы продемонстрировать, что я лучше всех. Просто я привык исполнять свой долг. Я не мог допустить, чтобы в здании правительства не было ни одного члена правительства.

- Почему в здании не остались другие члены правительства?

- Они работали на другой территории. Почему член правительства должен идти к себе на рабочее место непонятными путями? Или каждый день, входя и выходя из здания, должен быть оплеванным и оскорбленным?

У меня такая работа, что я не мог ее делать на другой территории, я должен был ее делать там. Когда к Кабмину никто не мог подойти, из здания было трудно выходить, движение было парализовано, ходили толпы людей, я понял, что если я туда не зайду сейчас, то не зайду туда вообще. Поэтому я зашел, воспользовавшись определенными технологиями. Обычно так убегают, а я так приходил.

- Чем Вы занимались?

- Занимались работой. Я каждое утро звонил президенту, премьер-министру, председателю ВР, в Генпрокуратуру, СБУ, чтобы информировать и самому владеть ситуацией. Также в здании всегда были люди, которые обеспечивали оформление решений и их выпуск. Кроме всего прочего, Кабмин – это большое хозяйство, которое должно поддерживаться в порядке, технические работники, персонал, бойцы охраны находились в здании, нужно было обеспечивать их быт, чем мы также занимались. Все было отлажено с точки зрения организации трехразового питания. Пища иногда готовилась даже на расстоянии 90 км. Своих ресурсов нам было достаточно, никогда не было сбоя. Спали и отдыхали в тех условиях, в которых было возможно. Я разрешил пользоваться душевыми всех кабинетов, где они были…

- И уже в тот момент Вы сделали какие-то выводы?

- Конечно. Я прекрасно понимал, что происходит, к чему это может привести и что будет потом. Что никакой народной революцией здесь не пахнет, что Украину вместо старого прошлого ожидает новое прошлое и на смену одной силовой демократии приходит другая и что мы, к сожалению, как не жили в сегодняшнем дне, так и не живем, продолжаем жить в прошлом.

- Помогут ли нам выйти из этого прошлого предстоящие выборы?

- Не могут не помочь. Другое дело – в какой степени. Эти выборы будут страшными.

- И революция может быть снова?

- Может. Дело в том, что Украина до сих пор не сделала выбор – а выбор для Украины, совпадающий с выборами, это замыкание. И тогда происходит либо революция, либо обострение политической борьбы. Власть, которая была до нынешней, всегда приходила к своим должностям и полномочиям по закону и именно поэтому, она не способна была себя защищать. Новая власть пришла в результате революции. И эта власть для защиты своих полномочий не остановится ни перед чем. И уж такую гнилость, которую демонстрировал Леонид Данилович, она демонстрировать не будет.

- И фальсификации снова будут?

- Без этого не будет выборов. Эти выборы меньше всего будут похожи на выборы. Вот если те выборы были самыми недемократичными с точки зрения президентских выборов, то эти будут самыми недемократичными с точки зрения парламентских выборов.

Оксана Пташка, ForUm

http://for-ua.com/