УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Бывший шоумен Костя Гнатенко: «Я достаточно пожилой мальчик уже. Я ненавижу это государство, но безумно люблю эту землю»

4,5 т.
Бывший шоумен Костя Гнатенко: «Я достаточно пожилой мальчик уже. Я ненавижу это государство, но безумно люблю эту землю»

"ЕСЛИ БЫ НЕ ДРУЗЬЯ-БИЗНЕСМЕНЫ, Я БЫ ПРОСТО НЕ ВЫЖИЛ"

Бывший шоумен Гнатенко — о нелюбимом государстве, несовременном украинском кино, голубом цвете и детях

На презентации клипа певицы Настасьи в одном из киевских ресторанов корреспондент "Голубого Огонька" приметил тихо и скромно сидящего в уголке Константина Гнатенко — недавно популярного не в последнюю очередь благодаря своей эпатажности телеведущего, а теперь настоящего отшельника от шоу-бизнеса. Видимо, польщенный вниманием к своей персоне, Гнатенко поведал нам местами трогательную историю о том, как меняются времена и нравы.

— Чем вы сейчас занимаетесь? В конце 90-х, когда вы светились на всех околомузыкальных тусовках и вели программу "Бар "Черный кот", о вас знала, извините, каждая собака.

— Вы уже взрослый мальчик просто-напросто, а я пишу детские книжки и сказки. Пишу песни — сейчас уже все сложилось, и осенью выйдет такой сборник песен, которые я написал для разных украинских исполнителей. А то, что меня не видят — это говорит об уровне страны, ее демократичности, о толерантности и терпимости людей, которые занимаются телевидением.

— Вы считаете, что в 1997 году все были более терпимыми?

— Да. Я себе не льщу, но когда меня постоянно встречают какие-то люди и говорят: "Костя, куда же вы пропали? Вы были таким непосредственным!", таким-сяким, перетаким... Я же не виноват, что телевидением руководят, как правило, какие-то самодуры, которые считают, что если у них на канале появится Костя Гнатенко, то, не дай Бог, кто-то их заподозрит в чем-то.

— Нежели совсем никто не приглашает?

— У меня есть очень много интересных проектов. Но опять-таки, посмотрите что творится с украинским телевидением — они покупают какие-то дешевые, совершенно жуткие проекты, сами не хотят напрячься. Это такая леность и скудность ума, фантазии — значит, мне не повезло. Вот на одном канале кто-то говорит: "Ой, там Боря Моисеев ведет какую-то программу", этим людям отвечают: "Давайте Костя сделает гораздо круче" — "Ой, да Костя же голубой!" А Борис Моисеев розовый, наверное! Вот отсюда все, отсюда надо плясать. Какой бы я там не был интеллектуал, умница, непосредственный, веселый эпатажный — я могу привлечь людей, сделать все, чтобы программа была рейтинговой, но я же не могу преодолеть тупость людей, от которых, к сожалению, все зависит. Какая-то девочка, которая закончила десять классов, заочно закончила институт культуры, не знает, что такое серебряный век — вот она мне будет, наверное, диктовать какие-то условия. Пришло такое время, а что делать? Я стоял на Майдане в "оранжевую революцию", когда-то, когда еще работал в музее Шевченко, ходил и кричал "Україні волю!" и "Україна — без кремльовських зірок"... Сейчас я понял, как я жестоко ошибся. Я в свое время сделал "Бар Черный кот", люди его помнят, спасибо. Но нет пророка в своем отчестве, а Украину это касается как никакое другое "отечество". Я не устаю это повторять без конца — жизнь бьет меня по голове гаечным ключом очень сильно.

— Уезжать в Москву не собираетесь?

— Я достаточно пожилой мальчик уже. Я ненавижу это государство, но безумно люблю эту землю, люблю людей, этот воздух, своего кота. Я должен смотреть на Лавру, на Софию. А лизать задницу я никогда никому не буду. Компромиссы хороши, но есть ситуации, когда нельзя идти на компромиссы. Мне вот недавно предлагали на телевидении, но я не шел, потому что мне предлагали фуфло.

— А что предлагали?

— Вести детскую программу. Я считаю, что я еще не имею права — для детей надо делать в тысячу раз лучше, чем для взрослых. Да, я пишу детские стихи, сказки, но вещать для детей — это очень ответственно. Может быть, когда-нибудь я отважусь на этот шаг, а пока что это не так просто. Но книжка детских сказок будет обязательно.

— Интересно, с каким сюжетом?

— Есть, например, сказка про пальто — о том, как в очень красивом старинном шкафу жило старое пальто, оно было очень доброе, чаще всего выходило на улицу. Потом оно возвращалось, приносило свежий запах в шкаф, у него были друзья — вешалка, старая кофта, которая рассказывала, как надо бороться с молью. Пальто никогда не гордилось тем, что оно такое хорошее и что его так любят — ему завидовал даже кожушок. И однажды у этого пальто оторвалась пуговица, и оно поняло, что теперь хозяин заметит это и выбросит его в кладовку. Друзья решили ему помочь, но у них не было пуговицы, а пуговицы бережет очень толстый и очень жадный мешочек, который тоже живет в этом шкафу. Они обратились к мешочку, но он был очень нехороший мальчик и попросил что-то взамен. Все возмутились, потому что когда было холодно, пальто всех грело, и мешочек там тоже грелся. И тогда старая, безумно красивая импортная блуза, сказала, что у нее есть жемчужинка и она ее готова отдать мешочку. Пуговицу пришили, наутро хозяин ничего не заметил, и пальто пошло на улицу. А потом отключили отопление, в доме было очень холодно, все грелись у пальто в карманах — дрожал только старый мешочек, толстый и противный, ему было очень стыдно и дрожал он, наверное, от стыда.

— Какое кино вам бы не было стыдно посмотреть?

— Я не смотрю американское кино. Это портит и травмирует мою хрупкую психику, я смотрю исключительно европейское кино — Кустурицу моего любимого. Я лучше пересмотрю что-то из классики, лучше почитаю.

— А современное российское кино?

— Очень завидую россиянам — появилось хорошее кино, нашего Богдана Ступку они активно задействуют. Хорошие фильмы, ничего не скажешь. Завидую. Может быть, у нас тоже что-то будет?

— Что нам мешает?

— Глупость, наверное, собственная. Есть такое украинское слово "зарозумілість". Украинцам надо стать проще и к ним потянутся. Надо перестать говорить о какой-то нашей уникальности — эскимосы точно так же уникальны. До тех пор, пока мы будем говорить что мы самые-самые продвинутые — ничего не будет. Хватит снимать вот эти исторические фильмы, может быть, не время сейчас. Вот россияне пошли в психоделику — то, что всегда волнует человека. Современный человек — какой он, что его волнует, против чего он протестует, за что он борется. Это главное. А у нас снова — давайте снимать исторические фильмы, показывать героев. Давайте. Но историческое кино снимается тогда, когда уже есть и что-то другое. Тот же "Тарас Бульба" — это замечательнейший сюжет, но опять же, кто его знает в Европе? Да, для нас он очень важен, но я бы очень хотел чтобы это снимал Виктор Гресь, это его идея.

— С телевидения вы ушли — за счет чего вы живете?

— Благо у меня есть друзья, спасибо им, они очень небедные люди, которые помогают мне материально, которые меня просто содержат.

— То есть вы живете за счет друзей?

— Да, я живу за счет нескольких друзей, которые с тех пор, как я изгнан и мне нет места нигде в этой стране и в этом городе, меня содержат. Это известные бизнесмены, я им очень благодарен, потому что без них я бы просто не выжил.

— Выйти замуж не собираетесь — следуя примеру Элтона Джона?

— Классик марксизма был прав — живя в обществе, нельзя быть оторванным от него. Человек — это коллективное, стадное существо. Не думаю, что мне нужно провоцировать людей такими поступками именно в нашей стране. Я не чувствую такой необходимости, я быстрее женюсь на женщине и рожу нормальным человеческим способом ребенка.

Максим ПЕТРУК

http://today.viaduk.net