Борис Олийнык: "Мы древнее цивилизованное государство. У них еще сидели в пещерах, а у нас уже был дом построен"

1,1 т.
Борис Олийнык: 'Мы древнее цивилизованное государство. У них еще сидели в пещерах, а у нас уже был дом построен'

Нынешнюю сессию Парламентской Ассамблеи Совета Европы вполне мотивированно можно окрестить «сессией российских упреков в сторону Украины».

Некоторые итоги июньской сессии ПАСЕ, проходившей в Страсбурге в течение этой недели, подбил для «Главреда» председатель постоянной делегации Верховной Рады Украины в ПАСЕ Борис Олийнык. Борис Ильич, глубоко знающий толк в процессах глобализации и имеющий свое мнение относительно геополитического будущего Украины, собеседник необыкновенный. Ведь его аналитические комментарии, увитые колоритными литературно-лексическими оборотами, что придавало разговору сугубо «украинский» оттенок. Классики и во Дворце Европы – классики...

- Борис Ильич, нынешняя сессия ПАСЕ еще не началась, а уже все говорили об инициативе Госдумы вынести на рассмотрение Ассамблеи печально известный вопрос „политических репрессий в Украине”. Неожиданная инициатива, не так ли?

- Я мог бы разделить мнение, исходящее из нашего дипломатического корпуса, что это – маневр для того, чтобы отвлечь внимание от темы, довольно острой, относительно самой России, которую уже обсуждали в Совете Европы. Но я, все-таки, склонен сказать о том, что эти заявления надо читать внимательно и смотреть их суть. Речь совсем не о правах человека. Это лишь камуфляж. Второй абзац заявления начинается с того, что, мол, некий реприватизационный план затронул те совместные предприятия, где задействован и российский капитал... Вот что главное. Все остальное – приплюсовано. Ну я же не думаю, чтобы те, кто писал это заявление, не знали, что, в значительной мере, власть старается выполнить свое обещание перед народом, которое взяла, идя на властный Олимп, что «воры должны сидеть на своем месте в истории».

Если бы я опустился до уровня российской Думы, то сказал бы, что «ваше заявление просто идет в защиту воров «в законе». Но я не опущусь до их уровня, а скажу то, что я всегда говорил нашим российским побратимам: «Ничто и никто из провокаторов не разрушит нашу давнюю дружбу и наши трагические и героические страницы. Кто бы это ни был из провокаторов, выступающих от лица российского народа...». Еще раз прошу россиян проверить полномочия тех, кто выступает от их имени. И еще раз призываю истинных россиян дружить с нами – украинцами без «посредников». Вот в этом смысл.

- И все же интересно, какое эта тема может получить продолжение, как на политическом Комитете ПАСЕ, так и вообще?

- Мы сами иногда даем рекламу подобным «выбросам породы» со стороны кого бы то ни было. Здесь на это не обратили никакого внимания. Лишь в маленькой группе должностных лиц, отвечающих за то, что надо продвигать это представление. Не думаю, чтобы Совет Европы, с его компетенцией, пошел на поводу у этой довольно неглубокой и довольно дешевой провокации.

- Вы сами, лично, как считаете – есть ли в Украине политические репрессии? Имеет ли место политическое преследование оппозиции, гонения и давление на нее со стороны власти?

- Я знаю, что новая власть обязалась действовать цивилизованно и в правовом поле. Если она берет, так сказать, «за петельки» преступника, то она просто выполняет свои обещания и действует в режиме конституционном. Если она привлекает к ответственности тех, кто взялся расчленить наше государство (так как после национальной измены, вторым преступлением идет сегментация пространства), то она также действует в рамках закона. Власть должна защищать территориальную целостность своего государства, так как это – международно-правовая норма

- А европарламентарии, что они думают по поводу того, «репрессируется» ли в Украине оппозиция? Видят ли они и другую «сторону медали», а не только ту, которую им подставляет кое-кто из, например, российской делегации в ПАСЕ?

- Им надо объяснять, и не надеяться на то, что они все понимают. И новой власти надо объяснять, что когда она вызывает на допрос и задерживает допрашиваемого, то чтобы это совершалось в регламенте наших правовых документов. Так как в некоторых случаях происходит так: сначала задерживают, а потом выставляют ему «за что». Или же выискивают «за что», или доискивают ... Эти вещи – недопустимы. Поэтому надо так: если вы имеете документы, которые полностью оправдывают ваше решение задержать то или иное лицо, то надо это обуславливать четко и не давать козырей неприятелям, которые переводят действия криминального преступника в политическую плоскость.

- Что тогда может вызвать главную критику со стороны ПАСЕ во время рассмотрения «украинского вопроса» в октябре этого года на очередной сессии Ассамблеи?

- Относительно выполнения наших обязательств, то мы среди всех 46 достойников Совета Европы, по количеству выполнения этих обязательств, выглядим довольно прилично. Потому, что подавляющее большинство своих обязательств мы реализовали. Но есть несколько обязательств (а, даже, если бы оно было одно), которые не дают нам морального права требовать снятия «вольтовой дуги» мониторинга. А у нас не одна такая зацепка. Это и Гражданско-процессуальный Кодекс, это и переоркестровка пенитенциарной системы под крыло Минюста. К сожалению, в новом проекте реформы мы также отступили назад относительно прокуратуры и ее надзорных функций. Что, конечно ж, вызовет сопротивление, так это и императивный мандат, который не контактирует с требованиями Совета Европы. Ну и, конечно же, над нами висят нераскрытые убийства Гонгадзе, Александрова и других лиц (так как все люди ходят под Богом и они равны перед Богом). А Гетьман, Кирпа, Кравченко... Все это висит над нами, и мы должны выполнять свои обязательства и обязанности, заявления нынешних высоких должностных лиц, что все это будет раскрыто.

- И все-таки, вы, как руководитель нашей делегации в ПАСЕ в течение не одного года, сами ощущаете, что к Украине после наших президентских выборов в Совета Европы изменилось отношение? Изменилось ли в положительную сторону...

- Довольно существенно изменилось. В позитив. Хотя мы их приучили уважать Украину на таком же уровне, как, скажем, Францию и Англию. Когда они хотят «выскользнуть» из этой линии, мы их деликатно, но твердо ставим на свое место. Как и себя. Так как мы имеем моральное право сказать им, чтобы они не думали, что мы - просто новобранцы, которые пришли «в обносках» «из-под забора» в Европу. Мы древнее цивилизованное государство. У них здесь еще сидели в пещерах, а у нас уже был дом построен в Трипольской культуре. Так что с нами надо действовать спокойно, на паритетных началах.

А после событий в Украине, после выборов, конечно же, отношение существенно изменилось. Так как повернулись лицом те, кто старался отворачиваться, кто привык «боговать» здесь, в Европе. Это – государства «широкого формата», типа Франции, Англии. Германия же всегда к нам относилась пристойно. Тем не менее, этот период может быстро пройти, когда будут определенные нарушения с нашей стороны.

- Уже фиксируются такие нарушения?

- Да, они (представители Мониторингового Комитета ПАСЕ – авт.) уже фиксируют. Возможно, не зная сути предмета. Уже представлено 76 страниц от госпожи Северинсен, где она, как мне сообщали, делает замечания. Итак, мы этот фолиант должны изучить во всех структурах исполнительной и законодательной власти, дать рецензию (они от нас ждут консолидировано – с чем мы согласны, с чем несогласны). И там надо уже четко объяснить: где они ошибаются, где они «из-под полы» берут информацию, а не из официальных учреждений, так как есть такие случаи...

- А замечания, в основном, касаются именно того, о чем мы говорили выше – отношений власти и оппозиции?

- Буквально по нашему возвращению в Киев закончат перевод. Так как это довольно приличная работа – 76 страниц. Тем паче, что перевод будет, так сказать, «законный», чтобы его можно было цитировать.

- Когда можно будет говорить реально о выходе Украины из-под этой, как вы сами ее называете, «вольтовой дуги» мониторинга?

- Да мы могли бы ставить этот вопрос уже и на октябрь (на осеннюю сессию ПАСЕ, которая будет длиться с 3 до 7 октября 2005 года – авт.), если бы мы приняли этот Кодекс и, по крайней мере, выполнили обещание, которое дается в сотый раз новой властью, что «убийство Гонгадзе будет раскрыто». А оно до сих пор не раскрыто. Кто-то блокирует, и это настораживает...

- А кто блокирует раскрытие этого преступления?

- А откуда я знаю – кто блокирует. Но это точно блокируется. Стараются вывести, видно, из-под удара тех лиц, которые это блокируют. Так нельзя. Ничего не выйдет. Все равно это выплывет на поверхность. Поэтому надо скорее это завершать... или, по крайней мере, не давать обещаний, что уже вопрос решается. Тем паче, с этим прокурором это не будет решено...

- Как правило, когда члены делегации возвращаются после сессии в Украину, они , так сказать, „отчитываются” в Верховной Раде, в частности, перед журналистами о своей работе во время очередной сессии. Относительно чего от вас в Киеве прозвучат главные комментарии вашего нынешнего пребывания в Страсбурге?

- Мы, само собой, в установленном порядке, информируем по хронологии – что происходило и о деятельности нашей делегации в дискуссиях по тем или иным вопросам. Я буду тривиальным и банальным, когда скажу, что эта повестка дня была перенасыщена. И вопрос вокруг Чечни, и Косова, и относительно случаев смертей в Мексике и многое другое. Вы знаете, как оно все набегает...

- О третьем Саммите глав держал – членов Совета Европы также довольно широко говорилось. Тем более, еще и в момент обсуждений здесь, во Франции, такого «провала» референдумов по проекту Конституции ЕС...

- Как по мне, то, что Франция и Нидерланды не проголосовали, они интуитивно ощутили опасность глобализации. Опасность нарушения корневой системы национальностей и нации. Кто-то это ощутил интуитивно. А кто и сознательно ощутил, что создаются так называемые «Соединенные Штаты Европы», о чем писал в свое время Владимир Ильич Ленин, и создается полный диктат теневого мирового правительства. Это, как всегда, те, кто знает, что он есть, криво улыбается и говорит: «О, они себе что-то выдумывают...» Он есть. Это ощутили. Вы же видите, кто сегодня возглавляет правительство в Европе. Поэтому понятно, кто будет нами править...

P.S. Сказав это, Борис Олийнык предложил мне ознакомиться еще с одним документом, который окончательно доказал, что Россия решила в этот раз на Украине просто «оторваться». Итак, документ № 10608 называется «О нарушении прав национальных меньшинств на использование родного языка в Крыму». Его автор - заместитель председателя российской делегации в ПАСЕ, член ЛДПР Леонид Слуцкий. Даже если взглянуть лишь на пару предложений из этого документа, становится ясно, как «любит» нынешнюю Украину кое-кто из нынешних россиян. «Не считаясь со своими предвыборными обещаниями, новый украинский руководитель (не упоминается даже имя украинского Президента) не предоставил официального статуса ни русскому языку, ни другим языкам меньшинств в Крыму. Более того, новый Премьер-министр Автономной республики Крым Анатолий Матвиенко выдал инструкции, чтобы составление всей официальной и архивной документации осуществлялось на государственном языке», - цитата из этого «творения» депутата Слуцкого. Подписались под этим документом аж 10 парламентариев – три представителя России (в том числе, и руководитель российской делегации в ПАСЕ Константин Косачев), три – из Турции, один – из Объединенного Королевства, один – из Польши, один – из Швейцарии и... наш Анатолий Раханский... За что ему «большая благодарность» от членов российской делегации в ПАСЕ...

Сергей ДОЙКО

http://glavred.info/