Примите участие
в розыгрыше
планшета Участвовать
Приз
ГлавнаяБлоги

/Жизнь

В данном разделе посетители сайта сами генерируют контент. Редакция «Обозревателя» не несет ответственности за этот контент.

Поэт, эпатаж и оккупанты

5.7т

<p>Я учился в Одессе в знаменитой 116-й школе – в прошлом веке. В нашей школе были исключительно старшие классы: с 8-го по 10-й. Принимали в неё не только по районному принципу, а всех, кто очень хотел. Очень хотеть – это было обязательное условие.

Директором-основателем Алевтиной Ивановной Кудиновой был создан крепкий и необычный педагогический коллектив. В школу потянулись талантливые дети. В моём классе, например, был такой парнишка, который каждый день добирался в школу на электричке, хотя рядом с его домом и по дороге было не одно учебное заведение...

И вот 116-я была закрыта в 1980 году прямо на пике мощного демографического подъёма… Главной причиной этого, на первый взгляд, странного действия, был образовавшийся в результате национальный состав учеников: значительную часть составляли евреи. Многие из них после учебы стали выезжать на постоянное место жительства за рубеж.

Замечательная эта школа закрыта, но до сих пор действует клуб выпускников и учителей, помогающий своим уже весьма пожилым учителям. Вдумайтесь, школа отправила последнего выпускника в полет в 1980 году. В прошлом тысячелетии… А клуб действует по сей день: http://116.hol.es

Есть у нас такой выпускник, Борис Херсонский – писатель, поэт, переводчик, психолог, психиатр...

Насчет остального не знаю, но поэт, на мой малопросвещенный взгляд, хороший. Раньше мы переписывались на Facebook, но теперь я им, как говорится, &quot;забанен&quot;. Сейчас поймете почему.

Боря, помимо всего прочего, &quot;балуется&quot; политической прозой, и даже политическим вокалом. На мой взгляд, получается это у него раз в 1000 хуже, чем стихи, о чём я ему уже писал.

Вот размещает он в своей ленте на Facebook маленький опус, получивший впоследствии название &quot;Одесса, оккупанты и победа &#171;совка&#187;&quot;. http://116.hol.es/Hers_Odessa.jpg

Несколько цитат:

&quot;Что меня достало, это метафоры времен так называемой Великой Отечественной в применении к нынешней ситуации в Одессе&quot;.

&quot;Кстати, о городе-герое. Термин это чисто советский. Города героями не бывают&quot;.

&quot;Героическая оборона Одессы все же закончилась ее сдачей, после чего... Город жил себе, не тужил&quot;.

&quot;Партизаны? Несколько акций, завершившихся массовой казнью заложников&quot;.

&quot;Евреев угнали, собрав предварительно в гетто без особых проблем. В честь праведников мира, спасавших еврейское население посажено двадцать (может быть, чуть больше) деревьев...&quot;.

&quot;И где он, массовый героизм? Отбили Одессу совсем спокойно&quot;.

&quot;Произведение&quot; это небольшое, поэтому можете его прочитать и полностью, чтобы судить не только по цитатам. Оно широко растиражировано в Интернете и вызвало немало дискуссий.

Борис, на мой взгляд, страдает самолюбованием и даже его тяжелой формой – нарциссизмом. Увидите этого деятеля где-то, обратите внимание, как он говорит – с некоторым причмокиванием, как бы находясь одновременно неподалёку и любуясь собой и произведенным эффектом.

Не хотелось ничего писать об этом его опусе, потому что он, на мой взгляд, специально создан эпатажно – с провокационной целью. Но, поскольку Боря в этот раз сильно перебрал, давал читать ЭТО однокашникам с вопросами: &quot;Что же всё-таки может подвигнуть человека, одессита, еврея написать такое? Должны же быть какие-то границы и для эпатажа? Как можно опускаться столь низко ради привлечения внимания к своей персоне? Как может одессит (пусть и черновицкого разлива), еврей, писать походя, в опереточном стиле о самом страшном и тяжелом времени в истории Одессы?&quot;

Таким образом сие произведение попало к учительнице русского языка и литературы 116-й школы Людмиле Павловне Кияновской. Есть такие пожилые женщины, которых при встрече хочется расцеловать – Людмила Павловна именно такая. Всегда золотые волосы, ясность мысли, море любви к окружающему миру, к литературе, и даже, можете себе представить, к людям. У меня есть парадный галстук, подаренный Людмилой Павловной, который я одеваю в особо торжественных случаях. Он меня греет и укрепляет.

Людмила Павловна – одесситка и всю оккупацию провела с семьёй в Одессе. Прочитав опус Бори, она назвала его – писателя, поэта, переводчика, психолога, психиатра еще одним словом на букву &quot;п&quot;, которое приводить здесь не буду, хотя с оценкой полностью согласен.

У Людмилы Павловны есть опубликованные воспоминания об оккупации. Когда я начал их читать, мне показалось – уж очень просто написаны. Но, оказалось, нет – сразу же в воображении нарисовались очень яркие картинки. Я увидел Одессу тех лет в цветном изображении, глазами маленькой больной девочки. Как будто сам там побывал. Почитайте обязательно!

http://116.hol.es/Vospominanija_Kijanovskoi_Odessa_1941-45.docx

Не понятно, как можно было выжить в этом аду. Как перенести бомбежки? Чем кормить детей? Как пережить известия о гибели близких, прощание с соседями-евреями, которые, с нашитыми желтыми шестиконечными звездами, пришли повидаться в последний раз, фактически, перед смертью? И помочь им ничем уже нельзя!!! Как психику сохранить при этом ребенку? Как взрослому сохранить? Боря, психиатр, научи!

Я одессит, сын двух инвалидов Великой Отечественной войны. Моя мать участвовала в обороне Одессы в составе 134-го гаубично-артиллерийского полка, награждена медалью &quot;За оборону Одессы&quot;. Её военная судьба сложилась так, что после сдачи Севастополя, в обороне которого она так же принимала участия, ей удалось сбежать из колонны военнопленных и с великими трудами добраться до Одессы к своей маме, моей бабушке.

- ВитИнька, - часто повторяла моя бабушка, - румИны бИли очИнь, очИнь вАрАвитыИ.

Вся семья моей мамы бедствовала в оккупации до самого освобождения Одессы, а вскоре после этого радостного события мама опять пошла воевать.

А мой отец участвовал уже в освобождении Одесской области в составе 83-й бригады морской пехоты – пришел спасать свою будущую жену, мою маму. У нас в доме в 60-70 годы перебывала масса однополчан – и матери, и отца, которые пили, пели, плакали, вспоминали погибших. Понимаешь, Боря, погибших вспоминали. И при обороне Одессы, и при освобождении. Ничто в мирной жизни даром не даётся, а уж на войне-то…

В 1960 году я жил на проспекте Сталина, дом 4. Сейчас называется Александровский. Именно на этом проспекте фашисты вешали заложников – по 100 человек за убитого солдата и по 200 – за убитого офицера. Не портреты на стендах, живых людей – верёвкой за шею. В том дворе были люди, видевшие эти ужасы своими глазами и рассказывавшие о них. Как им жить &quot;без проблем&quot;, Боря, психиатр, научи?

Уже позже, в другом одесском дворе у меня был сосед по фамилии Пулинич (фамилия изменена). Нету его уже в живых. В нашей семье его называли &quot;генерал-министр&quot;. У него не было никакого образования, по-моему, даже толковой профессии, но что у него было – так это весьма солидный вид, страшная важность, гордая осанка.

Работал он контролером в трамвае. Вижу, как-то заходит он в вагон и со всей своей этой хорошо поставленной важностью обращается к стоящей около дверей женщине:

- Ваш билет?

- Я только села!

- Нет, вы не только сели!

- Я только села!

- Повторяю, вы не только сели!

- Я только села!

- Как же вы только сели, если вы стоите?

Юморист этакий.

Так вот, как-то на подпитии сей &quot;юморист&quot; рассказал, что в Одессе во время оккупации ему жилось неплохо. Был у него какой-то приближенный к полиции знакомый, который предлагал ему: &quot;Найди еврея, дам 10 марок&quot;.

- И я находил! – говорил &quot;генерал-министр&quot;…

Я уже много лет живу с этой &quot;чудесной&quot; информацией. Как мне её забыть, психолог Боря?

Однажды приехал из США в Одессу мой одноклассник Аркадий. Собрались мы-стошестнатики в ресторане. Зашел разговор об Одессе, о войне, о румынах, и одна девушка, которую пригласил Аркадий, еврейка, сказала:

- При румынах жить можно было. За колечко из гетто человека выкупали…

Я чуть дар речи не потерял. В Одессе, в районе 3-й станции Люстдорфской дороги есть захоронение более 25000 сожжённых заживо людей, большинство из которых были евреи. Для сравнения, в Хатыни погибли 149 человек…

Советская власть замалчивала страшную &quot;люстдорфскую&quot; трагедию. Сначала местные жители, одесситы разбили скверик в этом скорбном месте и поставили там самодеятельный памятник (см.фото), а потом уже был построен мемориальный комплекс. Причем, по-моему, не по-людски: евреи поставили памятник своим, а потом православные – своим. Мусульманам, которые несомненно среди убитых тоже были, третий ставить?

А Боря пишет: &quot;так называемая Великая Отечественная&quot;. Да, её называли именно так сотни миллионов людей. Такой она, несомненно, и была – отечественной. Даже каким-то чудом оставшиеся в живых в лагерях зеки шли защищать своё отечество. Не Сталина оно было – их. Да, Великая Отечественная – часть Второй мировой войны, но главная её часть, а для нашего народа – главнейшая. Ничего зазорного в этом названии нет. Народ, вынесший на себе основную тяжесть войны, имеет право давать ей название. И не тебе, Боря, родившемуся в 1950 году, её переименовывать.

Боря пишет – города героями не бывают… Я имею что сказать по этому поводу.

Победа состоит из миллиардов компонент. Из миллиардов больших и маленьких подвигов, из азарта, из расчета, из осторожности, из банки американской тушенки, из теплых варежек, связанных подростковыми руками и присланных на фронт, из стихотворения &quot;Жди меня&quot;, из голоса Левитана... Уберите что-то и, кто знает, может, победа не состоялась бы.

Не съел бы боец ту тушенку, был бы голоден, слаб, руки бы дрожали. Стреляя, промазал бы. Проиграли бы бой, а с ним – и сражение. А там, глядишь, и войну. Не проверить это никак.

Один известный политический деятель как-то сморозил глупость: &quot;Мы бы войну выиграли и без Украины&quot;.

Я бы не поручился за Победу даже без одной банки тушенки, не то, что без Украины. Всё шло на весы – и большое, и малое. И кто знает, куда бы они качнулись, убери с них одну, даже самую маленькую гирьку…

И вот в эту войну – не на жизнь, а на смерть, была такая практика – присваивать звание города-героя оказавшим особое сопротивление. Понятно, что это имело пропагандистское значение. Но это воодушевляло людей, делало их причастными к всеобщему подвигу. У моей матери, например, за оборону Одессы есть только одна награда – медаль &quot;За участие в ГЕРОИЧЕСКОЙ обороне Одессы&quot;. Она гордилась ею.

Присваивали такие звания городам люди, выигравшие впоследствии самую страшную войну в истории человечества. Но они же были дураками. Надо ж было им спрашивать у умного, не родившегося еще Бори…

&quot;Тогда лишь становится город героем, когда стал героем солдат!&quot; – строка из известной песни на стихи Марка Лисянского, простая истина, а вот не всем поэтам понятна...

Боря глаголет: &quot;Героическая оборона Одессы все же закончилась ее сдачей, после чего город жил себе, не тужил&quot;.

Прочитай, Боря, что пишет Людмила Павловна – живой свидетель тех лет. Вспомни: школа наша 116-я была восстановлена только к 1960 году, а раньше стояла разбомбленной развалиной. Посмотри, например, на фото военных лет ул. Черноморской, нынешней ул.Николая Гефта (см.фото).

Были, наверное, люди, которые &quot;жили - не тужили&quot;. Во все времена при всяких обстоятельствах такие находятся. Но сказать это о всем городе? В любимой одесситами песне &quot;Шаланды полные кефали&quot; есть такие слова: &quot;Я вам не скажу за всю Одессу, вся Одесса очень велика...&quot; Поэту Владимиру Агатову, автору стихов этой знаменитой песни из знаменитого кинофильма &quot;Два бойца&quot; это было понятно. Боре – нет. Он, не стесняясь, говорит за всю Одессу.

Боря вещает: &quot;Партизаны? Несколько акций, завершившихся массовой казнью заложников&quot;.

Видимо, Боре ничего не говорят фамилии Молодцова-Бадаева, Яши Гордиенко, Николая Гефта, Авдеева-Черноморского. Они все погибли. Их не было среди тех, о которых одесситы шутили: &quot;Они любили Родину! И шли на восток через Ташкент!&quot;

Не в эвакуации были эти герои, воевали, не щадя живота своего. Взрывали комендатуру, пускали под откос эшелоны, делали диверсии в порту, вели разведку. Кто знает, может и без их вклада в Победу, она бы не состоялась.

Боря сообщает: &quot;Евреев угнали, собрав предварительно в гетто без особых проблем. В честь праведников мира, спасавших еврейское население посажено двадцать (может быть, чуть больше) деревьев&quot;.

У кого не было проблем, Боря? У евреев? ...

У людей, на глазах которых угоняли других людей на смерть, а сделать ничего было нельзя – у них не было проблем? Как им жить с этим, психиатр, Боря?

У фашистов, которые их угоняли? А ты попробуй погони хоть ребенка какого-нибудь против его воли куда-то! А сотни тысяч взрослых – на смерть – погони &quot;без проблем&quot;!

По поводу деревьев, посаженных в честь праведников мира, у меня уже была дискуссия с аналогичным &quot;кадром&quot; – Александром Ройтбурдом. Он, как и Боря, считает, что уж очень мало это – двадцать праведников на весь наш большой город. Вы мало нас спасали, обязаны были больше! – вот что в этих словах.

Мне кажется, разговоры на эту тему кощунственны. Люди, спасавшие евреев в Одессе во время оккупации, ставили на кон не только свою жизнь, но и жизнь всех своих родственников. Требовать этого от человека никто не в праве. Даже Боря.

Тем более, что в итоге ценой 27 миллионов жертв были спасены от фашистской чумы не только евреи, но и весь мир.

И в заключение Боря пишет: &quot;И где он, массовый героизм? Отбили Одессу совсем спокойно&quot;.

Да куда уж спокойнее! Одесскую область и Одессу освобождали в несколько этапов: Уманско-Ботошанской, Березнеговато-Снигиревской, Ясско-Кишиневской, Одесской наступательными операциями.

При этом, только в Одесской наступательной операции было преодолено сопротивление 16-и немецких и 4-х румынских дивизий, в том числе двух танковых корпусов и полка самоходной артиллерии. Всего – около 350 тысяч войск. Пошел бы ты, Боря, … в Википедию.

Не угодишь вам – &quot;либералам&quot;. Если победа была кровопролитной, то маршалы – мясники. Если – бескровная, то что она стоит?

350 тысяч – это, конечно, сущая ерунда, но ты, Боря, для эксперимента, одному &quot;румыну&quot; попробуй в морду дать – посмотришь, что будет…

Чего не напишешь ради эпатажа. Но все писания Бори последних лет, кроме стихов, имеют аналогичную направленность. Как может &quot;ваять&quot; такое образованный человек, поэт, писатель, еврей? Мне слышится звон каких-то сребреников. А вам?

PS. Недавно прочитал, что во времена Иуды серебряная монета не ходила. Но образ сложился и остался…</p><p class="news-full__text-embed"><img src="/assets/img/lazybg.png" style="width: 600px; height: 398px;" data-src="https://i.obozrevatel.com/gallery/2015/12/22/719476.jpg?size=630x2000"; data-large-src="https://i.obozrevatel.com/gallery/2015/12/22/719476.jpg";></p><p class="news-full__text-embed"><img src="/assets/img/lazybg.png" style="width: 350px; height: 461px;" data-src="https://i.obozrevatel.com/gallery/2015/12/22/471482.jpg?size=630x2000"; data-large-src="https://i.obozrevatel.com/gallery/2015/12/22/471482.jpg";></p><p class="news-full__text-embed"><img src="/assets/img/lazybg.png" style="width: 600px; height: 398px;" data-src="https://i.obozrevatel.com/gallery/2015/12/22/182070.jpg?size=630x2000"; data-large-src="https://i.obozrevatel.com/gallery/2015/12/22/182070.jpg";></p><p class="news-full__text-embed"><img src="/assets/img/lazybg.png" style="width: 460px; height: 600px;" data-src="https://i.obozrevatel.com/gallery/2015/12/22/379083.jpg?size=630x2000"; data-large-src="https://i.obozrevatel.com/gallery/2015/12/22/379083.jpg";></p>

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги