УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Коллайдер остановят

Коллайдер остановят

…Чтобы сделать его еще более мощным. Геннадий Зиновьев о буднях БАКа

Наибольший в мире ускоритель заряженных частиц, гордость мировой науки – Большой адронный коллайдер (БАК) – продолжает проводить эксперименты. Страсти вокруг черных дыр и других апокалипсисов, которые якобы несет ускоритель, улеглись. Хакерские атаки стали более редким и менее эффективным явлением. А БАК начал "перевыполнять план". За последние месяцы получено такое колоссальное количество данных, что ЦЕРН был вынужден обратиться за помощью к волонтерам.

Сегодня коллайдер работает на энергиях порядка 7 ТэВ (терраэлектронвольт). Максимальная запланированная мощность – вдвое больше. Но чтобы преодолеть планку в 14 ТэВ БАК нуждается в модернизации. О том, что происходит в коллайдере сегодня, в чем будет состоять его модернизация и, наконец, какова "задача-максимум" БАКа в пресс-центре ОБОЗа рассказал заведующий отделом физики высоких плотностей энергии Института теоретической физики им.Боголюбова НАН Украины, сотрудник ЦЕРНа Геннадий Зиновьев.

"Обозреватель": Что сегодня происходит на БАКе? Он не на каникулах?

Геннадий Зиновьев: Большой адронный коллайдер действительно не на каникулах. Но сегодня он работает на накопление материала, который потом обрабатывается. БАК работает на протонном пучке – те его части, которые работают с тяжелоионным пучком, сегодня отдыхают. Они готовятся к новому старту, который состоится осенью.

Интересного материала очень много, но для того, чтобы извлечь нечто серьезное и утверждать о том, что сделаны серьезные открытия, нужна статистика. Поэтому тот материал, который сегодня обрабатывается, связан главным образом с набором статистики в некоторых конфигурациях, которые очень "подозрительны" и дают очень интересные события, которые могут стать очень значительными открытиями.

"Обозреватель": Что это за "подозрительные события"?

Геннадий Зиновьев: В ЦЕРНе не принято, не желательно распространяться по этому поводу. Но что-то можно сказать. Например, в коллаборации "Алиса" получены события, связанные с взаимодействием ядер, которые дают некие абсолютно необычные характеристики. К сожалению, это происходит на краю сегодняшних кинематических возможностей, при максимальных энергиях, но если поднимутся энергии и будет видно, что это существует, это будет нечто революционное.

В прошлый раз мы говорили о том, что в Брукхейвене (американский, более ранний аналог БАКа, "Теватрон" - Т.Г.) что-то там видели необыкновенное (речь идет о бозоне Хиггса – Т.Г.). БАК тоже это необыкновенное видит. Но статистика еще не собрана.

"Обозреватель": На прошлой пресс-конференции вы говорили о том, что БАК работает на энергиях порядка 7 ТэВ. Максимальное значение, которое он должен достичь – 14 ТэВ. Когда оно будет достигнуто?

Геннадий Зиновьев: Для того, чтобы вывести ускоритель на максимальную спроектированную мощность, необходимо будет его остановить. Такая остановка планируется в следующем году. Будут пересмотрены и заменены многие узлы, а в 2015 году ЦЕРН планирует запустить ускоритель на максимальную спроектированную мощность.

"Обозреватель": Значит ли это, что с 2012 по 2015 год БАК не будет работать?

Геннадий Зиновьев: В каком-то смысле – да. Он не будет работать в плане набора экспериментальных данных, но будет вестись очень интенсивная и очень важная работа по части модернизации некоторых узлов. Это все очень непростая работа, которая потребует времени. Будет обрабатываться огромный накопленный материал.

Не менее важно также модернизировать и детекторы, в частности, ALICE, CMS, ATLAS. Все они будут модернизированы.

Но ускоритель работает на удивление. Вызывает абсолютное восхищение работа инженеров, которые его создавали настолько стабильно, настолько надежно и устойчиво, что в начале трудно было в это поверить.

"Обозреватель": А как насчет "кристалла" в коллаборации "Алиса", который был изготовлен украинцами? Он морально устарел?

Геннадий Зиновьев: Этого сказать нельзя. "Кристаллы", которые были сделаны по технологии, разработанной украинскими учеными из Института сцинтилляционных материалов и Института монокристаллов, сыграли решающую роль в создании некоей части детектора "Алиса". Но на самом деле было запланировано шесть станций с такими кристаллами. К тому моменту, когда ускоритель начал работать и "Алиса" (один из детекторов – Т.Г.) включилась в сбор материала, было построено всего четыре станции. Две станции еще будут доделывать.

Но, к сожалению, здесь вопрос оказался не очень простым. Производителем этих "кристаллов" является уже не Украина – технология была продана России. Все это делается не только по украинской технологии, но и на украинских машинах. Сегодня производство в Апатитах разорилось, поэтому что будет дальше, не очень понятно. Мне кажется, сегодня Украина могла бы серьезно вступить в эту игру, но при этом нужны средства, чтобы вернуть все эти машины в Украину и заняться производством. Но это вопрос переговоров и того, как украинские власти отнесутся к подобной возможности. Безусловно, это вещь крайне важная и для Украины была бы очень полезной. Но это решение принимается на другом уровне.

"Обозреватель": Сколько украинских ученых задействовано в работе БАКа?

Геннадий Зиновьев: Наиболее интенсивная работа ведется в коллаборации ALICEи CMS. В остальных украинские ученые практически не заметны. В "Алисе" постоянно работает 9 украинцев, и они преуспевают. Особенно радует меня то, что это люди молодые. Оказалось, что украинская молодежь очень хорошо подготовлена, талантлива, делает очень много серьезных предложений. В целом на БАКе работает порядка 10-14 украинцев.

"Обозреватель": Недавно появилось сообщение о том, что БАКу недостает ученых для обработки полученных в ходе экспериментов данных.

Геннадий Зиновьев: Эта проблема очень специфическая. Это не есть проблема нехватки ученых как рабочих рук. Это проблема нехватки ученых в плане обработки информации и проблема нехватки компьютерных возможностей.

Все результаты и данные, которые приходят с коллайдера, тоже планируются. По оценкам он должен был собрать в конце года некое количество информации. Так вот оказалось, что ЦЕРН собрал это количество информации уже в первом квартале. Поэтому возник вопрос – как это количество информации переварить.

Какую инициативу выдвинул ЦЕРН и какую инициативу подхватило все человечество? ЦЕРН обратился к потенциальным волонтерам, которые бы предоставляли свои компьютерные домашние возможности для того, чтобы помогать обрабатывать данные.

"Обозреватель": Грубо говоря, ЦЕРНу негде хранить информацию, им нужны серверы?

Геннадий Зиновьев: И хранить, и обрабатывать. Нужно делать это быстро, чтобы поспевать за работой коллайдера. Благодаря этой инициативе ЦЕРНа буквально целые семьи стали проявлять интерес к тому, чтобы обрабатывать данные. Безусловно, они не понимают, что это означает, безусловно, это виртуальное участие, но тот факт, что они колоссально помогут, несомненный.

"Обозреватель": Волонтеры имеют доступ к коллайдеру?

Геннадий Зиновьев: Да. Есть система, которая позволяет работать, не сидя в Женеве.

"Обозреватель": Как это влияет на безопасность БАКа?

Геннадий Зиновьев: На безопасность БАКа как такового это не очень влияет и даже совсем не влияет, потому что формально волонтеры не будут задействованы в той части БАКа, которая связана с его работой и его управлением. Эти люди будут задействованы в части, связанной с хранением и обработкой данных. Это та часть, которая от БАКа в каком-то смысле отделена. Конечно, могут какой-то вирус занести. Но в ЦЕРНе создана специальная международная коллаборация, которая следит за этим. Это ее первостепенная задача – построить работу так, чтобы она была безопасной.

"Обозреватель": Насколько хорошо защищен сам БАК?

Геннадий Зиновьев: На сегодня он абсолютно безопасен.

"Обозреватель": Хакерские атаки имеют место быть?

Геннадий Зиновьев: Имеют, но они уже реже и менее успешны, чем раньше. Все совершенствуется, но хакеры – люди творческие, любопытные.

Читатель "Обозревателя" Дмитрий: Какова вероятность возникновения в коллайдере черных дыр?

Геннадий Зиновьев: Этот вопрос возникает всякий раз. Я не могу сказать ничего нового по сравнению с тем, что я уже говорил. Вероятность, безусловно, существует – небольшая. Но черные дыры, которые могут возникнуть, могут быть маленькими, и они мгновенно будут исчезать.

Этот вопрос на стадии создания ускорителя и на стадии утверждения всегда был в центре внимания. Не нужно думать, что все физики такие лихие люди, которые не думают над этим. Ничего подобного. Они этот вопрос, безусловно, исследуют очень серьезно и, безусловно, отслеживают и в процессе экспериментов. Поэтому бояться не нужно – все в этом смысле будет в порядке.

"Обозреватель": То есть сегодня с полной уверенностью можно сказать о том, что БАК совершенно безопасен?

Геннадий Зиновьев: Да. По крайней мере, на том уровне, на котором он работает, он безусловно безопасен. Но я уверен, что он будет безопасен и тогда, когда он перейдет в следующую фазу – к 14 ТэВ.

"Обозреватель": На какой срок рассчитан БАК?

Геннадий Зиновьев: Безусловно, это связано с финансированием, с проблемой изношенности узлов. Но самое главное – какие открытия он сделает. Если они будут сделаны, то, конечно, все страны будут напрягаться и наверняка обеспечивать ЦЕРН фондами для того, чтобы все это продолжалось. Тем более, что есть новые проекты создания новых ускорителей, которые будут более компактными и более мощными.

"Обозреватель": Существует ли некая "задача-максимум" БАКа?

Геннадий Зиновьев: Когда все это начиналось, всем казалось, что нужно сформулировать какую-то задачу-максимум и попробовать ее решить. Но по мере того, как это продвигалось, люди стали понимать, что такая задача – не одна. Мы лучше стали понимать мир, лучше стали понимать физические законы. Но, безусловно, задача-максимум состоит в том, чтобы понять, как устроен мир, из чего он устроен и то, каким же образом наша Вселенная образовалась. Но я не думаю, что это задача-максимум для БАКа. Это задача для всей науки.

"Обозреватель": БАК – окупаемый проект?

Геннадий Зиновьев: Известно, что все фундаментальные исследования, связанные с изучением сил природы, с тем, как этот мир устроен, никакой серьезной окупаемости в первый момент не демонстрируют, они безусловно являются затратными. Но вспомните историю с интернетом. Кто сегодня может себе представить жизнь человечества без интернета? И практически все знают, что интернет был придуман в ЦЕРНе. И гриль был придуман в ЦЕРНе и куча других вещей. Не говоря уже о том, что создание устройств, работающих в таких экстремальных режимах, безусловно связано с созданием материалов с необыкновенными свойствами. Поэтому ответ на этот вопрос очевиден.

Конечно, может быть, это не вопрос сегодняшнего дня, может быть, даже не вопрос завтрашнего дня. Но то, что это будет – это абсолютно точно.

У нас впереди огромная работа – ужасно интересная. Мы видим, что природа не спешит открывать все свои тайны, поэтому мы должны быть очень упорными и настойчивыми.

Читайте новости по итогам пресс-конференции:

Украина уступила России уникальное изобретение – Зиновьев

Коллайдер набирает волонтеров с хорошими компьютерами – Зиновьев

Коллайдер остановят в следующем году – Зиновьев

До конца года Украина может вступить в ЦЕРН – Зиновьев

Коллайдер не опасен, потому что физики – не лихачи - Зиновьев

Смотрите видеосюжеты по результатам пресс-конференции:

Физик о черных дырах в БАКе

Украина идет в ЦЕРН

БАК приглашает волонтеров

Украина уступила РФ уникальное изобретение

БАК остановят в следующем году

Коллайдер остановят
Коллайдер остановят
Коллайдер остановят
Коллайдер остановят
Коллайдер остановят
Коллайдер остановят
Коллайдер остановят