VIP-страх: что пугает политиков и знаменитостей?

VIP-страх: что пугает политиков и знаменитостей?

Помните, как многие из нас в детстве ночью бежали из ванной и прятались под одеялом с радостным осознанием, что никакое чудище не съело? Как оказалось, такие воспоминания есть и у VIP-персон. Политикам и звездам не чужды обычные человеческие страхи. Какие именно, мы решили расспросить лично у них.

Видео дня

Лукьянов боится природы, а Ахметов смерти

Регионал Владислав Лукьянов, узнав, что мы хотим побеседовать о страхах, слегка поежился. Нардеп признался, что о фобиях ему говорить довольно сложно.

"Честно говоря, я не помню, чего боялся в детстве, - говорит Владислав Лукьянов. – А вот во взрослой жизни я даже к боли отношусь спокойнее, чем к страхам.

Я опасаюсь каких-то неконтролируемых и неуправляемых ситуаций. Для меня это стихия – цунами, землетрясения… Но это не фобия, просто страх перед непрогнозируемыми силами.

Мне довелось жить и во Владивостоке, и в Японии и со стихиями я сталкивался в реальности. В Японии я застал несколько землетрясений. Один раз "трусило" на 4 балла. Я помню, как качались люстры, как ходуном ходила мебель. При таких колебаниях не было страха, что все провалится под землю. Однако в такие моменты, как никогда понимаешь, что есть неуправляемая природа.

Так что мой страх – стихии, которые носят грозный характер. Я хорошо знаю физику и не боюсь многих вещей, которые пугают большинство людей. При этом я осознаю, что даже мирный атом может вырваться и нести опасность всему живому.

У меня также есть страх за других людей. Я очень переживаю, когда болеют дети".

А вот коллега Лукьянова по партии и самый состоятельный украинец Ринат Ахметов однажды в интервью признался журналистам, что не любит ходить голодным, болеть и не хочет умирать. Его главные страхи – голод и смерть.

Бондаренко боялся сказок

Бютовец Владимир Бондаренко, не будь нардепом, мог бы построить карьеру ведущего детских передач или знатного сказочника. Родом депутат с Полтавщины, из села в районе города Прилуки. С детства нардеп любил читать сказки, а потому знает много не только интересных, но и страшных историй.

"Украинский сказочный мир порождает в воображении читателей определенные страхи. Я, например, с детства свято верил, что существуют ведьмы, что есть злые силы, а из карпатских рассказов знал о песиголовцах.

Когда стал взрослее и начал увлекаться культурой и фольклором, то понял, что многие люди вырастают, а детские страхи остаются с ними. Например, одно время я изучал хаты и видел, что люди рисуют кресты возле печного отверстия, чтобы обезопасить дом. Оно ведь никогда не закрывалось, а еще в повестях Гоголя от туда вылетали черти и ведьмы. Вот так сказки влияют на взрослых (улыбается).

В детстве я не боялся ходить в лес или на речку. Но, чтобы я лишний раз туда не шастал, меня припугивали – в воду не лезь, а то какая-нибудь русалка схватит. При этом я отчетливо помню, как однажды шел на рыбалку в 4 утра и видел ведьму…

Сейчас, чтобы мои собственные внуки вели себя осторожнее я и сам их порой припугиваю. Есть у меня такой специальный метод. Вот, чтобы они не бегали в лес и с ними ничего не приключилось, я придумал для них такую историю. У нас традиция - по четвергам садимся на пеньки, и я рассказываю сказки.

В тот раз я рассказал, что медведь всю зиму проводит в берлоге, спит, а потому весной у него жуткий запор. Из-за этого он просыпается очень злым… И тут рядом с нами слышится громкое рычание – это я заранее подговорил соседа, чтобы помог мне.

Что тут началось – младшенький упал на колени, старшие поразбегались! А утром следующего дня я для правдоподобности собрал утиный помет, намешал в него листья и высыпал в лесу за нашим забором.

Когда проснулась внучка Настя, я ей говорю – посмотри, ничего ли там нет? Через пару минут она ко мне прибежала с криками: "Там така купа гівна! Так воняє! Тепер ведмідь безпечний!" (смеется).

Так я успокоил детей, что медведь на них нападать не будет, но дал понять, что в лес шастать не стоит".

Нардеп Бондаренко своих внуков очень любит. Их у него 5-ро. С малышней дедушка старается проводить как можно больше времени, помогает им развиваться. Узнав, что маленький Дима мечтает стать уфологом и хочет встретить настоящее привидение, нардеп решил ему помочь.

"Я рассказал, что при смене июня на июль в нашем лесу собираются привидения, - рассказывает Владимир Бондаренко. – Но перед тем как отправиться на "охоту", я попросил нашего соседа и моего ассистента по розыгрышам мне помочь. И вот идем мы по лесу, я рассказываю про НЛО и приведения. Минут 20 бродили, дети даже разочаровываться стали. И тут перед нами поднимается такая белая дылда – сосед весь в светлом, в чернобыльской маске, обвешанный рыбачьими английскими фонарями… Даже мне страшно стало!

Я малышню держал за ручки, так они рванули так, что я думал их ноготки у меня в пальцах останутся! А Дима тогда прибежал домой и кричал – не хочу быть уфологом, хочу быть Президентом или нардепом! (смеется)".

По словам бютовца в его взрослой жизни детских страхов не осталось. Но пришли новые, куда более неприятные. Владимир Бондаренко больше всего сейчас боится за жизнь и здоровье своих близких:

"Постоянно присутствует этот страх, - признается нардеп. –А вчера я еще расспросил про аварию, в которой погиб мой друг под Тернополем. Просто ехал ему навстречу какой-то придурок на скорости…. Когда близкие мне люди куда-то уезжают, я надеюсь, что Бог поможет им вернуться живыми и здоровыми.

А еще есть у меня политический страх, когда я чувствую, что нет хороших перспектив для моей страны".

Козловского пугает бездеятельность,

а Яремчук - одиночество

Знакомо чувство страха и звездам эстрады. Например, Виталий Козловский боится собственной бездеятельности:

"Я боюсь потерять близких людей. Но совершенно не переживаю за потерю каких-то нажитых благ, - признался певец "Обозревателю". – Что-то приходит в нашу жизнь, что-то уходит… Я также боюсь не успеть сделать нечто важное, что в моих силах. Поэтому я постоянно в работе, постоянно в движении, в делах".

Финалистка "Новой волны-2012" Мария Яремчук также больше всего в жизни переживает не за себя, а за родных и близких людей:

"Я боюсь остаться одинокой в плане родни, - рассказала "Обозревателю" Яремчук. – Для меня главное, чтобы мама, сестра, бабушка, племянник были рядом со мной. Я боюсь, если они на меня обижаются. Мы можем поссориться и не разговаривать, но я постоянно чувствую, что что-то не так, что-то не вяжется. Я очень боюсь ссориться с родными".

фото Эльвины Меметовой, donbass.ua,

chak.com.ua, lukianov.ua