Литературный конкурс. Озарение

Литературный конкурс. Озарение

Клумус закончил старательно выводить квадратики на полях тетради и посмотрел в окно. Голос лектора еле доносился до его сознания, и больше всего ему сейчас хотелось, подобно вот этому жучку, что ползёт по листу папоротника, оказаться вне душной аудитории и оказаться в необъятном парке действующих миров. Точнее их уменьшенных копий. Это была единственная достопримечательность на всей территории Школы. Клумус мог часами гулять по парку, заглядывая в прозрачные купола, каждый из которых был уникален и жил своей жизнью. Он с тоской подумал, что сегодня явно не удастся вырваться  и он так и не узнает, кто победил в решающей битве великанов на планете Е-756. Он, конечно, всей душой был за островитян, но после гибели герцога Пклоша IV шансы их были невелики…

- Клумус!- донеся ровный голос Профессора,- отвлекись от созерцания парка. Не забывай, что это самый ответственный, выпускной год! Итак, тектоническая структура любой планеты обязательно включает следующие элементы…

Клумус с трудом перевёл взгляд на Профессора… Подумаешь выпускной класс! Да, выпускной. Позади долгих тридцать лет. И они прошли не зря и уж диплом он точно получит. Но ведь главное не диплом. И даже не то, из чего состоит ядро или как проходит смена сезонов, а важна Идея. И не просто Идея, а смелая, нестандартная Идея. Эх, придумать бы что-нибудь эдакое, чтобы у всех глаза расширились, как у обитателей мира Е-655, которые состояли собственно из одного глаза! А пока у него был только замысел, смутные очертания, неясный эскиз. Разгадка был где-то рядом, буквально за поворотом, но она постоянно куда-то ускользала, таяла, как утренняя дымка под лучами Светила.

Видео дня

            Если пойти на запад, вон по той тропинке, то можно обнаружить мир К-451, который сам Клумус называл Аквариумом. Дело в том, что он полностью состоял из какой-то плотной жидкости, название которой он никогда не мог запомнить. Да и обитатели Аквариума, тучные неповоротливые гаши, были настолько скучными и однообразными, что Клумус редко задерживался там более двух минут. Он сворачивал с протоптанного пути направо и, протискиваясь сквозь плотные кустарники, чтоб сократить дорогу, уворачиваясь по пути от стреляющих спорами грибов, оказывался у купола О-378. Он называл его Семперос. Этот мир, пожалуй, занимал его больше всех – единственная газовая планета с разумной жизнью! Семперос представлял собой сгусток газов молочно-белого цвета, только на южном полюсе располагался слой металлического водорода, напоминающего жидкий металл, и образовывал сложное строение. Струящиеся серебристые сосуды переплетались в сложных мозаиках в один таллом, который служил средой обитания для местных форм жизни. Разумными были чвоки. Они изящно парили меж «ветвями» таллома, словно перья, подхваченные ветерком, их жизнь была спокойной и размеренной. Клумус мысленно протягивал руку и чувствовал тепло и радость, исходящие от этих замечательных существ. «У меня получится? – как бы спрашивал он их. - Будет ли мой мир так же прекрасен, как и ваш? » Их плоские треугольные тела покачивались в знак одобрения. «Ты станешь великим…»

Пронзительный зуммер оповестил о том, что «время сладких снов закончилось», и пора было немедленно начинать «новый продуктивный день». Клумус наизусть знал Ободряющую речь, которая каждое утро доносилась из динамиков Школы.

- Да знаю, знаю, мы будущие творцы и вершители истории… - Он нехотя встал и, обреченно вздохнув, направился по длинному коридору в душевую. «Храните знания и будьте достойными продолжателями Созидания»,- доносился издалека монотонный голос.

Ледяные капли обрушились на него, заставив тело непроизвольно съежиться. Но обойтись без утреннего душа просто невозможно. Мощные струи смывали с него последние остатки сна. Всё-таки вода ему определенно нравилась. Хотя, если рассматривать все четыре стихии, самой дружелюбной ему представлялась именно земля. Земля даёт опору, производит жизнь… Он вдруг замер. Глаза расширились и губы растянулись в довольной улыбке. Мозаика догадок сложилась в единую картинку. Клумус подпрыгнул, издав радостный клич, и чуть было не поскользнулся на скользком мраморе…

Он решил прогулять лекцию о Вселенском Равновесии, ссылаясь на плохое самочувствие. Профессор посмотрел на растрёпанного ученика с бегающими лихорадочными глазами, поминутно облизывающего пересохшие губы, нервно теребящего в руках папку, и предположил, что у Клумуса действительно большое переутомление. Подумав про себя, что ученик всё-таки не выдержал и сдался, отпустил его.

- Жаль, что так получилось. Я возлагал на тебя большие надежды. Очень часто самые способные срываются перед экзаменами, – пробормотал Профессор, когда ученик скрылся в проёме двери. Сделав несколько замысловатых пассов в воздухе, перед ним предстала голографическая таблица. Слегка помедлив, он передвинул имя «Клумус» со второй позиции на четырнадцатую…

Клумус не был болен, и выдержать мог ещё не такие нагрузки. Просто там, в душе, стоя холодном полу, к нему вдруг пришло то, что называют озарением. Он наконец-то понял, как собрать все части концепции в одно целое. Пробегая мимо купола М-461, где обитали разумные деревья, он помахал им в знак приветствия, разогнав тем самым грозовые тучи, и подумал, что обязательно включит этот вид в свой мир, вот только разумом он наделит…

***

- Поразительно! Это лучший проект, который я когда-либо видел… - восторженно говорил профессор. – Создать существа, подобные нам и  наделить их разумом– это так просто и в то же время смело… Странно, что раньше никто до этого не додумался. Зачем создавать разумные пузыри, когда мы являемся достойным примером! Ну что же, Клумус, экзамен ты уже сдал. Причем на наивысший бал. Это будет замечательный мир. Комиссия одобрит его вне всяких сомнений. Думаю, поместим его в сектор Т-012, желтая звезда, умеренная космическая радиация… Отныне ты носишь имя Созидатель! – И профессор торжественно пожал его руку. – Ах да, а ты придумал своему миру название?

- Конечно, – ответил Клумус, хитро улыбаясь.

- И какое?

- Земля.