В Одессе хотят поставить памятник Екатерине II

В Одессе хотят поставить памятник Екатерине II

«Це той Первий, що розпинав

Нашу Україну,

А Вторая доконала

Вдову-сиротину.»

Из поэмы «Сон» Т. Шевченко

Недавнее решение Одесского горсовета о перенесении трех памятников — В. Ленину, потемкинцам и В. Глушко — из центра Одессы в другие районы города свидетельствует об интересе депутатов не только к хозяйственным проблемам, а и к культурно-идеологической сфере. Нельзя согласиться с теми, кто считает вообще несвоевременной и ненужной эту вспышку «памятниковедческой» деятельности. Понятие «памятник» однокоренное понятию «историческая память», которая является частью сферы культуры и идеологии. В 1990-е годы так называемые посткоммунистические государства выбрали разный путь развития культуры, идеологии и разное отношение к прошлому. В странах Прибалтики и Польши имперские и советские памятники были решительно демонтированы как символ колониальной зависимости этих стран от России. Сама же Россия после колебаний почитает как имперские, так и советские символы, в том числе — памятники. А вот Украина, как всегда, выбрала средний путь. Государство занимает соломонову позицию — чествует по очереди всех героев украинской истории по расплывчатым критериям — «сделал что-то для Украины». Для какой Украины и что именно сделал тот или иной герой при этом не уточняется.

Видео дня

Отсутствие продуманной и последовательной государственной концепции национального развития Украины часто действует на пользу антиукраинским силам на востоке и на юге. Вот и в этот раз национально сознательные украинцы Одессы обеспокоены перспективой появления на месте фигур матросов, восставших на броненосце «Князь Потемкин Таврический» в 1905 году, монумента русской императрице Екатерине II. При попустительстве «оранжевого» мэра Одессы Эдуарда Гурвица городской совет недавно принял преступное решение об установке памятника Екатерине II на месте памятника потемкинцам, подавляющее большинство которых были украинцами и которые восстали против русского царизма. Перед этим начальник управления культуры (какой и чьей?) горсовета Татьяна Федирко в мае нынешнего года на заседании комиссии по топонимике «протащила» рекомендацию об установке памятника Екатерине II. Вряд ли она осмелилась бы это сделать без предварительного согласия Гурвица. Поговаривают, что, как и в начале 90- х годов прошлого века, эта акция готовится при поддержке больших денег из Москвы, а также при лоббировании антиукраинских сил в самой Одессе, которые пытаются придать городу как можно больше признаков Новороссии — части Российской империи.

Возникает вопрос: как мы, украинцы, можем позволить ставить сегодня памятники своим угнетателям и палачам?! Если в середине 90-х годов прошлого века в Одессе развернулись оживленные дискуссии вокруг аналогичного решения городского совета, когда мэром также был Гурвиц, то в этот раз украинство Одессы вместе с черноморскими казаками практически никак не отреагировало на преступные планы Одесской мэрии. Очевидно, дает о себе знать растерянность, разочарование и апатия, охватившие украинство после временного поражения оранжевой революции.

Аргументы сторонников восстановления монумента Екатерине II в Одессе сводятся к трем основным позициям: 1) памятник Екатерине II образца 1900 года выглядит более эстетично (?!), чем памятник потемкинцам; 2) возвращение на Потемкинскую площадь памятника Екатерине II будет актом восстановления исторической справедливости (?!), нарушенной большевиками; 3) Екатерина II является основательницей Одессы, потому что издала приказ об ее основании (вернее, о переименовании поселка Хаджибей, который на то время уже существовал свыше 400 лет), способствовала заселению Новороссийского края. Как в 1990-х, так и сейчас основными лоббистами бронзовой Екатерины являются откровенно пророссийские и украинофобские силы наподобие «Единого Отечества» и «Союза православных граждан».

Кстати, эти «православные граждане» абсолютно не обеспокоены тем, что немка Екатерина убила своего мужа — царя Петра III, чтобы занять русский престол и была большой распутницей, затягивала в свою постель сотни вельмож и даже простых солдат.

Деяния Екатерины II воспевает известный одесский украинофоб, псевдоисторик и псевдополитолог, он же многолетний «герой московского «Брейн- ринга» Анатолий Вассерман, который в свое время призывал «отделить танками и высокой стеной Западную Украину от Восточной». Как всегда, во главе всех процессов, идущих вразрез с процессом становления украинской государственности стоит Московский патриархат. Для местных политиков русофильского разлива как в 90-х, так и сейчас важно воспитать у населения «новороссийский патриотизм», осознание своей обособленности от остальной Украины. Подобная же тактика была недавно апробирована всеми этими силами в случае с помпезным перезахоронением супругов Воронцовых. Желание увековечить Екатерину II является продолжением усилий втолковать одесситам, 65% которых являются этническими украинцами, что они — «новороссы». Отдельно следует вспомнить о своеобразном «обслуживании» этих сил со стороны многих одесских краеведов. Для них создание российско-ориентированной истории Одессы является не только демонстрацией общественно-политической позиции, но и прибыльным бизнесом. Разговор с представителями упомянутых сил, которые не просто не чувствуют общности с интересами украинского народа и государства, но и откровенно презирают их, — разговор с глухослепонемыми.

Два других аргумента тоже не выглядят убедительно. Категорию «историческая справедливость» нельзя понимать примитивно и ретроградно. Идея возвращения улицам Одессы их дореволюционных названий и памятников абсолютно игнорирует факт существования сегодня Украинского государства с его собственными ценностями и законами. В пределах этого государства невозможно увековечивать память людей, отрицавших сам факт существования украинского народа. К таким людям безусловно принадлежит Екатерина II. Она не просто разрушила Запорожскую Сечь — ячейку украинской демократии и независимости, она последовательно проводила политику, направленную на нивелирование исторических различий между Украиной и Россией.

Вернуть сегодня памятник Екатерины II в Одессу — означает солидаризироваться со всеми ее действиями, с «прогрессивностью» существования Российской империи для Украины, в принципе, засвидетельствовать свой российский патриотизм, ведь и сейчас в России Екатерина II является одной из самых уважаемых исторических фигур наряду с Петром I. Памятник формирует целостный образ, и аргумент наподобие «Мы почитаем Екатерину II как основательницу Одессы и человека, который способствовал развитию Юга Украины» здесь не срабатывает, поскольку она способствовала иностранной колонизации Юга Украины и уничтожению украинского народа.

Третьему же аргументу вообще не следует придавать столь важное значение. Процесс основания и развития определенного города не может быть сведен к деяниям одного человека-демиурга. Такая позиция свойственна архаическому мышлению и имперской идеологии, согласно которой историю творят цари. Глубокие исследования историков Кабузана, Дружининой и других уже давно показали ограниченность этого подхода на материалах истории Юга Украины. Следует особенно вспомнить труд к сожалению покойного историка Болдырева, недавно переизданную, «Одессе — 600». В ней автор привел весомые аргументы против безосновательного утверждения о том, что отсчет истории Одессы начинается с 1794 года. Об этом также неоднократно писал известный в Украине историк, писатель и журналист Богдан Сушинский.

Как можно понять упрямое намерение городской власти совершить надругательство над исторической памятью украинского народа? Во-первых, это обусловлено пророссийской, проимперской политической ориентацией определенной части одесситов, которая мотивирует свою позицию тем, что, мол, Екатерина II хотя и была палачом украинского народа, но она основала Одессу и много полезного сделала для нее (?!). Эта часть одесских обывателей еще не может представить Одесщину неотъемлемой частью Украины, а бредит какой-то пророссийской Новороссией. Депутаты Одесского горсовета не поднялись выше этих проимперских настроений. Во-вторых, многие одесситы некритично разделяют мнение о том, что свою историю, какой бы она не была, нужно уважать. К этой аргументации, кстати, прибегают коммунисты, чтобы сохранить своих идолов, до сих пор находящихся на площадях наших городов. Такая аргументация является глубоко аморальной. Ни один нормальный человек по доброй воле не повесит в своей квартире портрет преступника, который замучил отца, мать или другого родного и дорогого человека. Вполне понятно, почему, скажем, итальянцы не сооружают памятников Муссолини, россияне — Чингисхану, а немцы — Гитлеру. Да, это известные исторические фигуры, но ведь они не заслуживают национального уважения. Поставить памятник Екатерине II в Одессе или в другом городе Украины — все равно что поставить памятник Адольфу Эйхману в Тель-Авиве.

Следовательно, ни Екатерина II, ни Петр I, ни один русский царь и их сатрапы, ни большевистские вожди не заслуживают того, чтобы им сооружали или оставляли памятники в независимой Украине, потому что это оголтелые палачи нашего народа. Для России, которая до сих пор исповедует имперские ценности, Екатерина II является предметом обожествления, но ведь нужно наконец осознать, что Украина — не Россия. Да, современная неоимперская Россия заинтересована в том, чтобы в Одессе был установлен памятник Екатерине II, который должен утверждать историческое право России на этот город. Эта позиция нашего соседа соответствует его имперско-интеграционной доктрине. Поэтому решение Одесского горсовета по этому вопросу можно понять как реализацию имперских планов России в Украине.

Целесообразно ли снимать памятник Потемкинцам? В свое время большевики полностью фальсифицировали революцию 1905 г., «приватизировав» себе героизм ее участников. Эта революция была народной (буржуазно-демократической), а не большевистской. Она исторически назрела и была прогрессивной, потому что целью ее было свергнуть деспотический царский режим, помещичье землевладение и расчистить путь для свободного развития рыночных отношений, либерального капитализма. «Бунт» матросов- потемкинцев, преимущественно украинцев, против издевательств офицеров вписался в историю революции как ее яркая и героическая страница. Эту страницу нужно очистить от большевистского налета и вернуть истории правду. Тогдашние одесситы искренне приветствовали моряков-повстанцев против царизма. Так будет ли справедливо снимать памятник героям народной революции? Сегодня покушение на памятник Потемкинцам — это варварство, на которое способны только люди, пораженные российским шовинизмом и для которых символы империи превыше всего. Нельзя допустить снятия памятника героям народной революции и установления памятника лютому палачу украинского народа — русской царице Екатерине II!

О «заслугах» Екатерины II перед украинским народом свидетельствуют следующие факты:

1762—1763 гг. Екатерина II издала два манифеста об иностранной колонизации Руси-Украины: вербовались сербы, болгары, молдаване, немцы из Пруссии, Австрии и других стран. Иностранцам предоставляли по 65 десятин земли на душу, освобождали от налогов. Украинцы обязаны были бесплатно выделять подводы для перевозки своих будущих помещиков.

1763 г. Указ Екатерины II о запрещении преподавания на украинском языке в Киево-Могилянской академии.

1764 г . Инструкция Екатерины II князю О. Вяземскому о русификации Украины, Прибалтики, Финляндии и Смоленщины.

1764 г. Отмена Екатериной II украинского гетманства, а с ней — ликвидация украинских учебно-культурных учреждений и отстранение от власти украиноязычных чиновников.

1764 г. Отмена украинского государства Гетьманщины.

1765 г. Ликвидация Екатериной II казацкого уклада на Слобожанщине и казацких школ.

1766 г. Синод издал строгий указ Киево-Печерской лавре печатать только те книги, печатающиеся в московской типографии и апробированные Синодом.

1768 г. Подавление московскими войсками антипольского восстания на правобережной Руси-Украине под предводительством Гонты и Зализняка, известного под названием «Колиивщина», после их коварного и предательского захвата москалями, воевавшими в то время с поляками.

1769 г. Приказ Синода, согласно которому украинские книги в церквях были заменены московскими.

1769 г. Синод Русской Православной церкви запретил Киево- Печерской лавре печатать буквари на украинском языке и приказал отобрать у людей буквари, которые были уже на руках.

1775 г. Коварное нападение московских войск на Запорожскую Сечь и разрушение ее после решающей помощи запорожцев москалям в московско-турецкой войне 1768—74 гг. Ограбление казаков, захват их имущества и высылка многих из них в Сибирь. Закрытие украинских школ при полковых канцеляриях. Двадцатипятилетнее заключение на Соловках последнего кошевого атамана Петра Калнишевского до самой его смерти в 1803 году в возрасте 112 лет.

1777 г. План выселения крымских татар из Крыма, украинцев — из Украины, а на обжитые ими места переселение московитов из Московии. На осуществление этого плана А. Суворов за считанные дни выселил с Юга Украины 32 тысячи человек мужского пола.

1777 г. После смерти от преследований и нищеты гениального украинского композитора, академика Болонской музыкальной академии Максима Березовского (род. В 1745 г. в Слухове) правительство Екатерины II запрещает исполнять его произведения и уничтожает многие из его рукописей.

1780 г. Сжигание библиотеки Киево-Могилянской академии, которая собиралась свыше 150 лет и была одной из самых богатых библиотек в Восточной Европе.

1781 г. Уничтожение остатков казацкого самоуправления на Левобережье и введение русской системы управления в 1783 г.

1782 г. Екатериной II создана комиссия для основания в России народных училищ, задачей которых было введение единой формы обучения и преподавания исключительно на русском языке во всех школах империи.

1783 г. Закрепощение крестьян Левобережной Украины.

1784 г. В 1747 г. на территории семи полков Гетьманщины (о трех сведения не сохранились) было 866 украинских школ, то есть, на каждую тысячу населения приходилась одна школа. Под конец века количество населения возросло втрое, а количество школ уменьшилось вдвое, среди них украинских не было ни одной.

1784 г. Синод приказывает митрополиту Киевскому и Галицкому Самуилу наказывать студентов и увольнять с работы учителей Киево-Могилянской академии за отступление от русского языка.

1785 г. Приказ Екатерины II по всем церквям империи править службу Божью на русском языке. Русский язык введен во всех школах Украины.

1786 г. Синод снова приказывает митрополиту Киевскому контролировать Лаврскую типографию, чтобы никакой разницы с московскими изданиями не было, а в Киево-Могилянской академии немедленно ввести систему обучения, узаконенную для всей империи.

1789 г. В Петербурге по инициативе Екатерины II издан «Сравнительный словарь всех языков», в котором украинский язык значится как русский, искаженный польским.

1793 г. Москали подавили восстание в селе Турбаи и жестоко расправились с крестьянами: более двух десятков крестьян умерли, не выдержав пыток, или были расстреляны, остальные после наказания плетьми были высланы в Сибирь, или в другие губернии.

Казус «одесской Екатерины» ярко подтверждает, как мало изменилось в Украине и, в частности, в Одессе за десять лет в вопросе отношения к украинской национальной идентичности. Сегодня модно говорить об оранжевой революции, формировании гражданского общества, украинской политической нации, либеральных идеях и другие красивые слова. Но за всей этой конъюнктурой скрывается основное — фактический отказ большинства политических сил Украины от политики удовлетворения национальных потребностей главного носителя украинскости — этнических украинцев. Украинцем делает не соответствующая отметка в графе переписи, а соответствие основным критериям — использование украинского языка, знание истории, причем не с позиции «старшего брата», иначе говоря, осознание Украины как самоценного и независимого объекта истории и современности, а не части Российской империи. В современной же Украине этим принципом пренебрегают. Украина рассматривается как общежитие, где все равны независимо от исповедуемых ценностей и действий. В Одессе украинцев до сих пор воспринимают по большей части не как титульную нацию, и даже не как представителей национального меньшинства, а как инородное тело, которое мешает строить неукраинским силам отдельную «одесскую цивилизацию». По своему содержанию же эта «цивилизация» подозрительно напоминает Одессу времен Российской империи. Оставаться в Одессе исключительно украиноязычным и украиноцентричным человеком очень трудно и даже опасно, но полностью игнорировать все украинское можно сколько угодно. Последние действия украинофобных сил (захват библиотеки Аграрного Университета) и более того — вялая реакция на них власти показали, что эти силы вряд ли чем-то ограничены, кроме своей наглости. Поэтому можно было бы только удивиться, если бы образ русской императрицы снова не возник над Одессой. Для каждого украинца очевидно, что установка на 16-м году независимости Украины в украинском городе такого памятника является дерзким вызовом достоинству украинской нации и ее историческому выбору.

И все же главная проблема заключается в другом — «Почему снова те же «екатерининские грабли»? Только ли дело в наших «вороженьках»? Нужно задаться вопросом — почему в Одессе насчитывается более 15 казацких организаций, но ни одна из них ничего не сделала для того, чтобы сделать невозможным установление памятника Екатерине II. Похоже, что они даже не знают о намерениях одесского городского совета. Вместо этого они только кичатся друг перед другом своими одностроями и бляшками-наградами, которые сами себе навешивают. Простых казаков практически нет. Все стали есаулами, хорунжими, полковниками и атаманами.

Почему те, кто много говорит об украинских интересах сами часто их предают? Организаторы установки памятника Екатерине II все правильно просчитали. Легальные действия украинской общины — отправка писем, сбор подписей и тому подобное — не принесут результатов. Более решительные действия будут отпугивать от них обывателей и будут выставлять украинцев в роли радикалов-националистов. В итоге же украинцы будут снова уведены в сторону от разрешения важных вопросов национального развития.

Настоящий ответ всей украинской общины Одессы и каждого украинца-одессита на «екатериноманию» должен заключаться не в борьбе с монументом, а с причиной, делающей возможным его появление. Эта причина в нас самих, в нашей пассивности, вялости, непоследовательности, лицемерии, желании переложить ответственность с себя на другого. Многие из противников Екатерины в душе остаются раздвоенными русско-украинскими людьми, боящимися казаться «слишком украинскими». Люди видят эту фальшь и за такими не пойдут. Нужно начать постоянно, настойчиво трудиться на пользу украинскому делу путем самообновления и самосовершенствования. Они нам памятник Екатерины, мы им — воспитание своих детей и внуков в украинском национальном духе, постоянное употребление украинского языка в семье, в учреждениях, на улицах и в общественных местах, достижение успехов в бизнесе, обучении, спорте. Украинец должен перестать быть маргиналом, он должен быть патриотом, высокообразованным и высокоморальным человеком. Тогда за ним пойдут, к его аргументам будут прислушиваться. Тогда памятники нашим врагам будут разрушены в наших душах и невозможно будет их появление на площадях украинских городов.

Если памятник Екатерине II в Одессе все же поставят, то это будет вопиющее надругательство над украинским народом и унижением его вялого, беспомощного и разобщенного внутренними распрями украинского казачества.