Как обокрасть государство

Как обокрасть государство

Этот один из немногих оставшихся отголосков советских времен изживаться будет еще долго — на «тепленькие» места в госорганах и госкомпаниях идут за получением взяток. А должности руководителей крупных госкомпаний становятся предметом интереса и дележа со стороны политических сил и ФПГ не в меньшей степени, чем министерские портфели.

Это и неудивительно. Стоимость основных фондов таких гигантов, как, к примеру, НАК «Нафтогаз України», превышает 62 млрд грн. Доходы компании исчисляются десятками миллиардов гривен. В этом году, согласно финплану компании, ее валовой доход превысит прошлогодний и составит 47,8 млрд грн. Пост руководителя такой компании, несомненно, открывает массу возможностей и доступ к огромным финансовым ресурсам.

Видео дня

Немалые деньги протекают и через другие госмонополии, занимающиеся хоздеятельностью — к примеру, «Укрзалiзниця» получает в год 22,7 млрд грн. дохода, что вдвое больше, чем заработал крупнейший меткомбинат Украины «Криворожсталь» за прошлый год.

Впрочем, активная борьба разворачивается и за менеджерские должности в госкомпаниях и госхолдингах масштабом поменьше: «Надра України», «Укрнафта», любое предприятие, ведущее выгодную или выгодную в перспективе (яркий пример тому — «Укрiнтеренерго») деятельность.

Государство укорачивает поводок

Похоже, пространства для маневров у госкомпаний и их руководителей остается все меньше, чему последние активно сопротивляются. В настоящее время государство как никогда плотно озаботилось финансово-хозяйственной деятельностью компаний-монополистов, остающихся в его собственности. Бурное весеннее противостояние вокруг утверждения финпланов госмонополистов засвидетельствовало, что правительство теперь будет более активно вмешиваться в деятельность компаний и контролировать их расходы. А недавние войны между Тендерной палатой и госкомпаниями по поводу ужесточения процедуры определения поставщиков товаров и услуг на тендерах показали, что процесс вышел на следующий виток — развернулась борьба за право заработать на контроле прозрачности госзакупок. Рынок этот весьма привлекателен — в прошлом году объемы госзакупок составили более 26 млрд грн.

Ни для кого не секрет, что тендеры — наиболее распространенный способ заработать, занимая определенную должность в госоргане или госкомпании. Это в Украине не только не скрывают, но и официально подтверждают. За пять месяцев этого года, по данным Департамента Государственной службы борьбы с экономической преступностью МВД, в Украине было разоблачено 1682 преступления, связанных со взяточничеством, в том числе 1347 фактов получения и 334 дачи взяток. Причем подавляющее большинство взяток было получено за обеспечение преимущества на тендерах по проведению закупок за бюджетные средства.

Настоящую встряску госкомпаниям устроил вступивший в силу в марте обновленный закон «О закупках товаров, работ и услуг за государственные средства» — он грозит разрушить годами работавшие теневые схемы. И несмотря на то, что при вступлении закона в силу возникла масса технических заминок, предприятия не на шутку обеспокоились. Закон обязывает выбирать поставщиков товаров и услуг исключительно на открытых тендерах все компании, где доля государства в уставном капитале превышает 50%. Полностью государственные компании и раньше обязаны были определять поставщиков на тендерах, однако их условия они фактически формировали сами, что позволяло на уровне специфических требований отсеять неугодных участников. Теперь же условия тендеров будут гораздо жестче — по словам представителя одного из трейдеров, работающих с крупной госкомпанией, на 5% от суммы сделки каждый претендент должен предоставить банковскую гарантию, что порождает дополнительные препятствия для фиктивных участников, цель которых — создать видимость выбора в случае, если все делается под победу определенного поставщика.

Неудивительно, что новые правила игры вызвали бурю возмущения у госкомпаний. Кабмин захлестнула волна заявлений — в связи с тем, что новая версия закона о госзакупках усложняет процедуру тендеров и вносит неразбериху, госкомпании не могут освоить более 40 млрд грн. Развернулось противостояние, участниками которого стали крупные госмонополисты с одной стороны, и регуляторы — с другой.

Кстати, даже право регулировать рынок госзакупок стало предметом дележа. Согласно закону, полномочия по координации госзакупок переходят от Минэкономики к Антимонопольному комитету. А следить за их прозрачностью будет Специальная контрольная комиссия при Счетной палате, сформированная из представителей Счетной палаты, Государственной контрольно-ревизионной службы, Государственного казначейства, кандидатур, предложенных профильным комитетом Верховной Рады и представителей Тендерной палаты. У АМК появилась еще одна привлекательная функция — право выдавать разрешения на проведение крупных закупок вне конкурса или путем проведения тендера с ограниченным числом участников. Интересно, что АМК, сначала воспринявший новые функции без энтузиазма, теперь «вошел во вкус» и требует увеличения штата, а также финансирования — на 6 млн грн. Однако, по словам самих антимонопольщиков, есть существенные технические препятствия к полноценному выполнению ими новых функций. Так, это не возможно без находящейся на балансе Минэкономики информационной системы о госзакупках, доступа к которой требует АМК. Но точка в вопросе нового куратора госзакупок еще не поставлена — не исключено, что эту функцию вернут Минэкономики или передадут Минфину. И.о. премьера Юрий Ехануров поручил секретариату Кабмина проанализировать состояние дел в этой сфере и внести свои предложения по преодолению кризисной ситуации до 1 июля.

Примечательно, что борьба развернулась и за рынок предоставления услуг размещения объявлений о тендерах, которые компании в обязательном порядке должны публиковать — теперь на одном-единственном сайте. Эксклюзивное право на публикацию объявлений получило «Европейское консалтинговое агентство» — собственник портала «Государственные закупки». На этом портал, который СМИ связывают с учредителями Торговой палаты, сможет заработать не менее $25 млн.

Монополизм данной структуры, естественно, вызвал недовольство со стороны других претендентов на кусок пирога рынка объявлений госзакупок. Антимонопольный комитет возбудил дело по признакам злоупотребления собственником названного портала монопольным положением на рынке публикации в интернете информации о госзакупках. А СБУ, проанализировав по запросу Минэкономики соответствие информационных систем в сети интернет требованиям Закона Украины «О закупке товаров, работ и услуг за государственные средства», обнародовала вывод, что систем, в полной мере способных обеспечить требования данного закона, в Украине нет.

Масла в конфликт регуляторов подлили компании. «Нафтогаз України» заявил, что Тендерная палата не способствует рациональному использованию государственных средств и подверг критике ее вывод о том, что единственной информационной системой, соответствующей всем требованиям закона о госзакупках, является интернет-портал «Государственные закупки Украины». «Нафтогаз України» также обратил внимание на навязывание публикатором объявлений дополнительных услуг — например, обязательного заключения договора о предоставлении консалтинговых, юридических услуг и услуг информационного сопровождения. Отказ от этих услуг блокирует доступ к размещению объявлений на портале. А согласие на них увеличивает затраты предприятия,— негодуют в НАК.

Дуэт на трубе

Беспокойство предприятий по поводу ужесточения норм отбора поставщиков становится понятным, если познакомиться поближе с действующими схемами откатов, которые могут быть если не заблокированы, то существенно затруднены новыми правилами.

Как это происходит при поставках комплектующих для одной из дочерних компаний НАК «Нафтогаз України», с «ВД» поделился инсайдер, участвующий в реализации данной схемы. Ее можно считать типовой для госкомпании или госоргана. Партия оборудования, приобретаемого чаще всего за рубежом, продается дочерней компании НАК контрагентом, при этом в цене вырастает минимум в четыре раза по сравнению с той, по которой была куплена у производителя. Минимум половина этой наценки идет в карман руководителю компании, покупающей по баснословной цене комплектующие (как он делится выше по вертикали, источник не стал уточнять, хотя в том, что это происходит, он не сомневается). Фирма-контрагент зарабатывает всего лишь 10-15%.

Все поставки оборудования «дочек» НАКа делят между собой 4-5 компаний, суммарный оборот которых за прошлый год составил $150 млн. Здесь нет случайных людей — компании создают люди, имеющие в тот или иной период доступ к определенному руководителю, говорит источник. Как правило, эти компании меняются каждые несколько лет — чтоб не «светить» большие обороты. Разницу суммы в договоре с поставщиком оборудования у контрагента и в договоре с покупателем «стирают» на границе. Как правило, фирма-контрагент имеет офшорную компанию, зарегистрированную в Великобритании или Венгрии, но с офисом на Кипре. Кипрский офис заключает договор с поставщиком оборудования — например, из Германии, а когда оно приезжает на границу Польши и Литвы, благодаря налаженным связям на таможне, в договорах меняется сумма, превращаясь в ту, по которой оборудование продается украинскому офису компании, а потом — «дочке» НАК. «Прописка» в странах, не входящих в перечень 80 офшорных зон (относительно которых есть правительственная инструкция, обязывающая к более тщательной проверке), нужна для простоты прохождения таможни. Кстати, по похожей схеме этот же поставщик работает и с российским «Газпромом». Только там условия откатов фиксированы более жестко — должностному лицу идет не более 40% от суммы наценки, фирме-поставщику — не более 5%.

Ужесточение условий тендеров создает для компаний определенный дискомфорт, но того, что их полностью отодвинут от заказов, компании не опасаются, говорит источник. И действительно, опыт формирования условий тендера под конкретного победителя в Украине богатый. Тем более что условия тендера все равно формулируются покупателем и могут быть выписаны таким образом, чтобы фактор цены не был решающим при выборе поставщика. Или же, выиграв один раз тендер из-за наиболее низкой цены, поставщик увеличит цену последующих партий. На это недовольные участники тендера могут жаловаться контролерам, но в принципе новые условия этого не пресекают.

Так что изжить откатные схемы, применяемые при заказах госкомпаний на товары и услуги, полностью не удастся, во всяком случае, в нынешних условиях. Этот пласт проблем контролеры почему-то не трогают. Что касается НАК «Нафтогаз України», единственной претензией к компании со стороны Тендерной палаты пока что стала только избитая история о приобретении экс-главой правления Алексеем Ивченко дорогого автомобиля Mercedes.

К заработкам в больших масштабах имеют доступ топ-менеджеры уровня зампредправления НАК и ее дочерних компаний. Так, руководитель украинского газового монополиста традиционно «курировал» реэкспорт российского газа в Европу. Но с переходом на новую схему газовых отношений с Россией «Нафтогаз» утратил доходы по этой статье, равно как и возможность зарабатывать на подземных газохранилищах, с заполнением которых сегодня возникли существенные проблемы. Учитывая развитие событий, привлекательность должности руководителя НАК «Нафтогаз України» несколько снизилась. Статус главы НАКа существенно потерял в весе также из-за смены роли компании — из монополиста в сфере продажи газа она превращается в одного из трейдеров, которому на откуп отдаются только самые непривлекательные, так называемые социальные категории потребителей. Что, естественно, отразится на доходах НАК, а значит и возможностях осваивать эти доходы. Исправлением ситуации в обратную сторону в ближайшее время, похоже, займется давний соратник Юлии Владимировны Николай Сивульский, работавший в Кабмине Тимошенко председателем Главного контрольно-ревизионного управления Украины, а с начала 1997 года по октябрь 1998 года — президентом Украинского газоресурсного консорциума. Впрочем, монополизм в транспортировке нефти и газа НАК «Нафтогаз України» за собой сохраняет, а трубопроводы требуют постоянного вливания средств для поддержания в надлежащем состоянии. Поэтому возможности заработать на поставках оборудования никуда не деваются. Другое дело — планомерно ухудшающееся состояние компании, которая обрастает долгами и кредитами, берущимися для их погашения. Среди наблюдателей бытует мнение, что таким образом российский «Газпром» (который уже начал скупать кредиторскую задолженность НАК) потихоньку подбирается к украинским трубопроводам. Не приходится сомневаться в искренности намерений ЮВТ противостоять развитию такого сценария. Можно лишь поспорить, чего больше в этих намерениях — государственных интересов или все же частнособственнических.

Вагоны и борщи неизвестного происхождения

Самыми лакомыми, после «Нафтогазу України», пожалуй, можно считать руководящие должности в компаниях-монополистах транспортной сферы. Определенность относительно того, сколько средств будет израсходовано в этом году (а значит, сумм, которые осядут в карманах определенных поставщиков), первой из всех крупных государственных компаний получила «Укр-залiзниця». Глава компании Василий Гладких получил «добро» на 21,4 млрд грн. расходов, что только на 15% меньше, чем первоначально просили железнодорожники. Естественно, за право доступа к заказам компании развернулась борьба, но Василий Гладких проявил бескомпромиссность в выборе поставщиков оборудования и услуг.

Выбором получателей от «Укрзалiзницi» действительно солидных и привлекательных заказов остались недовольны крупные промышленники. В частности, производители вагонов. Напомним, согласно утвержденному финплану на 2006 г., объем закупок грузовых вагонов снижен с 5 тыс. до 3,45 тыс. единиц, пассажирских вагонов — со 156 до 100 единиц. Еще при первом объявлении о намерениях масштабного обновления подвижного состава — задолго до утверждения финплана — стало ясно, кому отдала предпочтение УЗ. В феврале железнодорожники провели тендер на закупку 2,5 тыс. грузовых полувагонов (всего речь идет о 5-летнем контракте на сумму $1 млрд по поставке 25 тыс. таких вагонов). Его выиграл Крюковский вагонзавод, что вызвало бурю возмущения у остальных участников конкурса — «Азовмаша», Стахановского вагоностроительного завода и «Днепровагонмаша», а также российского «Уралвагонзавода». Подконтрольный Константину Жеваго (группа «Финансы и кредит») Стахановский вагоностроительный завод, Ахметовский «Азовмаш» (СКМ, «Веспром») и «Днепровагонмаш», входящий в сферу влияния группы ТАС Сергея Тигипко, усомнились в прозрачности тендера. По мнению главы наблюдательного совета Стахановского предприятия Эдуарда Мисевры, «тендер был проведен с элементами цинизма». Как следует из заявлений представителей того же «Азовмаша», тележки для грузовых вагонов, на базе которых Крюковский завод выпускает полувагоны, были разработаны еще два года назад по чертежам, сделанным российским «Уралвагонзаводом». Вместе с тем, Василий Гладких мотивировал выбор поставщика как раз тем фактом, что только Крюковский завод выпускает тележки для грузовых вагонов нового поколения, в отличие от других производителей, которым он посоветовал озаботиться качеством продукции.

Кроме этого, интересных заказов у железнодорожников масса — реконструкция и строительство вокзалов (только на строительство Дарницкого вокзала в Киеве и пригородного вокзала в Харькове УЗ планирует израсходовать 581,3 млн грн.), банковское обслуживание и экстравагантная инициатива главы УЗ — обязательное питание в поездах. Что касается последнего, представители кейтеринговых компаний уверены, что вряд ли независимых участников подпустят к столь лакомому заказу. Косвенно это подтверждает и тот факт, что крупнейшие кейтеринговые компании, работающие, например, по обслуживанию рейсов аэропорта Борисполь, игнорировали борьбу за заказы УЗ.

Довольно перспективным заказчиком продукции и услуг является и «Укравтодор». На развитие автомобильных магистральных транспортных коридоров в ближайшие пять лет, согласно программе развития сети национальных МТК, будет освоено более 13 млрд грн. Источники этих средств — кредиты Европейского банка реконструкции и развития и госбюджет. Естественно, осваивать средства строители автодорог будут в условиях повышенного внимания — для контролеров тут «непаханое поле». К обработке которого они, впрочем, уже приступили. Тендерная палата Украины уже заявила, что намерена проверить использование «Укравтодором» средств государственного бюджета при проведении тендеров по закупке услуг для строительства дорог. Напомним, по итогам 2005 г. компания израсходовала на строительство и реконструкцию дорог около 3,5 млрд грн. бюджетных средств. И есть подозрения, что недостаточно эффективно — результаты проверок тендерной документации нескольких региональных облавтодоров, по словам Антона Яценко, свидетельствуют о «не совсем хорошем положении дел» в отрасли. Так, при использовании бюджетных средств на реконструкцию автодороги «Киев—Одесса» общественная организация установила, что Черкасское, Кировоградское, Николаевское и Одесское областные управления автомобильных дорог заключили 111 договоров подряда без проведения аукционных торгов на общую сумму 3,568 млрд грн. Окончательные результаты этой проверки будут известны в августе.

Работа над перспективой

Предметом интереса и попыток поставить «своего» менеджера стали и компании масштабом поменьше, однако с хорошей перспективой развития. К их числу можно отнести НАК «Надра України». Компанию, к управлению активами которой хотели иметь более плотное отношение и министр природных ресурсов Павел Игнатенко, и менеджмент «Нафтогазу України», возглавил Владимир Каретко. СМИ его считают креатурой народного депутата («Наша Украина») Александра Третьякова, близкого к Президенту. К слову, Каретко впоследствии возглавил наблюдательный совет крупнейшей украинской нефтедобывающей компании — «Укрнафти».

Несмотря на то, что НАК «Надра України», стесненная в развитии своей деятельности недостаточным бюджетным финансированием, пока имеет больше проблем, чем достижений, попытки отобрать у нее лицензии на ряд привлекательных объектов потерпели неудачу. Только ленивый не говорил о том, что мог бы более эффективно распоряжаться активами компании, нарастить добычу и т.д. Однако нашлись силы, заинтересованные в том, чтобы компания продолжала существовать и сохранила свои активы. Это и неудивительно — они, по оценке ФГИ, по состоянию на конец I полугодия 2005 г. составляли более 830 млрд грн., по их величине компания уступает из всех государственных холдингов лишь «Нафтогазу України» (62 139 млрд грн.) и НАК «Енергетична компанiя України» (9 774 млрд грн.).

Менеджмент любой мало-мальски привлекательной компании входит в зону влияния определенных политических сил или команды, работающей в определенной отрасли. Прецедент неподконтрольности менеджера компании «Укрiнтеренерго» руководству ТЭКовского блока в правительстве уже привел к тому, что после попыток механического отстранения Олега Бугаева, которое затормозилось серией судов, Минтопэнерго начало проводить в отрасли определенные реформы, выбивая из-под ног «Укрiнтеренерго» статус монополиста по экспорту электроэнергии. Право напрямую экспортировать электроэнергию получат непосредственно ее производители — после внедрения механизма продажи сечений. НАК «Енергетична компанiя України» — холдинг, объединяющий все государственные энергогенерирующие компании, уже заявила, что хочет экспортировать ток. Напомним, за четыре месяца этого года от экспорта электроэнергии Украина получила доход в размере 75,596 млн грн. Но здесь есть пространство для роста — Украина взяла курс на увеличение цены экспортируемой в западном направлении электроэнергии. Кроме того, в скором времени Украина может расширить перечень покупателей — в частности, за счет Прибалтики, которая будет испытывать дефицит электроэнергии в связи с выводом из эксплуатации Игналинской АЭС.

Будущее проясняется

Посты в госкомпаниях стали предметом первоочередного интереса со стороны членов сформированной недавно коалиции. К блоку Юлии Тимошенко, кроме вожделенного поста премьер-министра, в результате распределения отошли посты главы энергетического и угольного министерств, а также НАК «Нафтогаз України». О том, кто из команды «оранжевой принцессы» займет должность главы «Нафтогазу України», можно только догадываться, но очевидно, что это будут люди из команды «Единых энергосистем Украины». В любом случае, доступ к руководству нефтегазовой сферы дает Юлии Тимошенко возможность повторить свою незавершенную во время предыдущего премьерства попытку сделать «Итеру» эксклюзивным поставщиком импортного газа в Украину и добиться пересмотра январских газовых соглашений с Россией. О намерениях по пересмотру Тимошенко уже заявила, на что мгновенно отреагировал российский «Газпром», вновь попытавшийся разыграть карту энергобезопасности Европы. Согласно заявлению официального представителя «Газпрома» Сергея Куприянова, намерения Тимошенко пересмотреть газовые соглашения являются тревожным звонком для Европы, поэтому российский газовый монополист призывает Евросоюз объединиться в решении возможных проблем с транзитом газа через Украину.

Карты в руки Юлии Тимошенко дает не столько пост главы НАК, роль которого сильно потеряла в весе, сколько руководство топливно-энергетическим блоком правительства. Ведь если Тимошенко сделает «Итеру» эксклюзивным поставщиком импортного газа в Украину, то она просто заменит нынешнего основного трейдера — «РосУкрЭнерго». «Нафтогаз України» же упустил статус монопольного поставщика газа в Украину окончательно и бесповоротно.

Что касается постов руководителей «Укр-залiзницi» и «Укравтодора», до дележа этих должностей у политиков руки пока не дошли. Впрочем, как ранее заявляла и совсем недавно подтвердила Юлия Тимошенко, кандидатуры руководителей таких компаний (в том числе и отошедшей ей по квоте НАК «Нафтогаз України») должны определяться на конкурсах. А тут никуда не уйти от риска, что эти тендеры будут проводиться, как выразился несостоявшийся поставщик вагонов «Укрзалiзнице», «с элементами цинизма».

Ольга Коломойская, «Власть денег»

www.vd.net.ua