Марек Сивец: «Коммунисты в коалиции — это улыбка истории»

1,4 т.
Марек Сивец: «Коммунисты в коалиции — это улыбка истории»

Марек Сивец вместе с экс-президентом Польши Александром Квасневским участвовал в переговорных круглых столах во время оранжевой революции осенью 2004 года. С тех пор он несколько раз приезжал в Киев. Во время последнего визита (перед парламентскими выборами) председатель делегации Европейского парламента по связям с Украиной Марек СИВЕЦ был преисполнен оптимизма относительно будущего нашего государства. В этот раз он прибыл для участия в семинаре «Ялтинская европейская стратегия». По стечению обстоятельств это мероприятие пришлось на время критической кризисной ситуации в Украине. Ведущие эксперты, политики со всего мира наблюдают за достаточно печальной страницей новейшей истории Украины. Какие чувства у господина Сивеца вызывают последние события в нашей стране? Какие он видит пути преодоления кризиса? Об этом в эксклюзивном интервью с ним.

— На днях представитель ЕС сказал, что Украина находится в «жалком состоянии» и заслуживает лучшей власти. Разделяете ли лично вы такое мнение как депутат Европарламента?

— Украинским лидерам нужно учиться двум важным вещам — сосуществованию и компромиссу. С момента парламентских выборов прошло почти четыре месяца, но я не вижу никакой готовности к поиску компромисса. Вижу только (в этом случае я не имею в виду какую- то конкретную партию) действия, направленные на то, как обмануть партнера, а не на то, как сотрудничать с ним. Мы приветствовали свободные и справедливые выборы. Но их результаты не показали ясного видения, что Украина собирается делать.

— У вас нет ощущения поражения оранжевой революции, сторонником которой вы были?

— Для меня оранжевая революция — это историческое понятие. События на Майдане имели свой исторический смысл, динамику, а также влияние на будущее Украины. Но все это в прошлом. У меня оранжевая революция ассоциируется с хорошим началом построения коалиции, ориентированной в будущее. Но этого не случилось. Сейчас для меня не важно — кто оранжевый, а кто нет. Это только исторические воспоминания. Важно (и эту позицию разделяют мои коллеги из Европарламента), чтобы все партии, получившие места в Верховной Раде на мартовских выборах, начали исполнять свою работу. Мы можем сказать: одних победителей любят больше, других меньше. Но с точки зрения демократии они все равны.

— Каким должен быть выход из нынешней довольно сложной ситуации? Дать свободу действий для новообразованной «красно-малиново-голубой» коалиции или, возможно, прибегнуть к другим мерам — например, к досрочным выборам?

— Я хотел бы увидеть результаты новой коалиции. Ее первый результат — избрание Александра Мороза спикером Верховной Рады. Я хотел увидеть следующие шаги, пока что их нет. Проведение еще одних выборов не будет понятно международному сообществу.

— Будет ли «антикризисная» коалиция стабильной, учитывая участие в ней коммунистов?

— Я бы рассматривал участие коммунистов в парламенте как улыбку истории. На протяжении 15 лет независимости Украины Коммунистическая партия никогда не находилась в составе правительства. Против нее боролись все — начиная еще от провластных сил времен Леонида Кучмы... Теперь коммунисты строят правительственную коалицию. Посмотрите на программу этой партии — она совсем антиевропейская. Кто-то может сказать, что коммунисты составляют меньшинство. Но как по меня, даже их меньшинство — это очень серьезное и опасное явление. Все партии, за исключением коммунистов, на этих выборах выступали за евроинтеграцию Украины. Для меня это было показательно. Честно говоря, нынешняя коалиция — это не коалиция моей мечты. Но очень часто, принимая во внимание и польский опыт, в результате выборов принимаются худшие решения, хотя на текущий момент существовали возможности и для лучших. Все- таки я верю, что есть пространство для широких переговоров, в которых примут участие разные политические силы. Те, кто хотели создать демократическую коалицию, были эгоистичны и неплодотворны. Это очень разочаровывает меня как друга Украины.

— Но идею широкой коалиции вы не отбрасываете?

— Не отбрасываю. Перед Украиной появляются серьезные решения. В стране необходимо осуществить великие преобразования, а для этого нужна широкая поддержка со стороны людей. Если рассмотреть программы партий, то разница между ними не такая большая, как разница между лидерами и историческими антагонизмами. Теперь, по-моему , главное построить широкую коалицию под патронатом президента. Если коалиция не может договориться по всему спектру вопросов, то, во всяком случае, должна прийти к согласию по конкретным вопросам. Скажем, партнеры договариваются, что коалиция создается на один год. Тогда посмотрим, если она поработает год, то будет работать дальше. Если нет, то через год нужно проводить выборы. Но не сейчас. Выборы необходимо проводить, когда возникает кризис в правительстве. А где это правительство? Какой кризис?

— Польша сыграла большую роль посредника между оппозицией и властью во время оранжевой революции. Нет ли желания прибегнуть и в этот раз к посреднической миссии для примирения противостоящих сторон?

— В первую очередь необходимо, чтобы эти стороны попросили нас. Уже не те времена, когда Советский Союз в рамках «дружеской» помощи вводил войска в Венгрию и Чехословакию. Такой помощи вам и нам не нужно. Но мы готовы предоставить посредническую помощь. Во время нынешнего семинара «Ялтинская европейская стратегия» (для участия в котором я и приехал в Украину) у меня запланированы встречи с украинскими лидерами, будем об этом говорить. Зачем это надо? Существует один фактор, который нужно учитывать. Это — время. Каждую неделю Украина теряет доверие международных партнеров. А это самое важное. Коалицию можно создать, но потерянное время очень трудно наверстать.

— Американский эксперт Брюс Джексон высказал недавно мнение, что политический кризис отбросил Украину на один год...

— Действительно. Во всяком случае полгода уже потеряно. Возможно, прав и эксперт: в достижении своих внешнеполитических целей Украина потеряла больше, чем полгода.

— Как может новый формат коалиции повлиять или уже повлиял на перспективу вступления Украины в НАТО?

— Какое НАТО? Где оно? Если по этому вопросу не было согласия в оранжевой коалиции, то что уже говорить о коммунистах... Для того, чтобы танцевать, нужны два партнера. НАТО — хочет, а вы — пока что нет. Как можно при таких условиях что-то планировать? Можно пригласить кого-то, кто хочет прийти. А как рассматривать произошедшее в Крыму? Я не понимаю, почему украинские лидеры не умеют разговаривать со своими людьми на тему НАТО. Не умеют показать людям, что НАТО означает больше безопасности. С точки зрения бывшего секретаря национальной безопасности Польши, в Украине есть все условия, чтобы быть серьезным членом НАТО. И то, что Украина не идет в этом направлении, потом может оказаться против вашей страны. Но решать вам.

— Как вы думаете, какую позицию займет ЕС относительно Украины сейчас?

— Нам нужна Украина как надежный партнер. Моим партнером является Комитет по евроинтеграции в Верховной Раде. Я хотел бы знать, кто будет его руководителем. Мы можем начать диалог по большой поддержке. Причем помощь может идти по этому каналу — через делегацию Европарламента, поскольку в ее состав входят различные страны, партии. Вместе нас объединяет хорошее отношение к Украине. Но пока что мы не видим партнера.

— Не думаете, что Украина уже может забыть о каких-либо сигналах со стороны ЕС относительно вступления?

— Такие сигналы и заявления были. Но проблема в том, что логика процесса вступления в ЕС несколько другая, чем вступление в НАТО. В Евросоюз никто никого не приглашает. Здесь нужно в один день сказать, что мы готовы. А для того, чтобы быть готовыми, нужно сделать очень много. Во время конференции в Ялте мы будем обсуждать сценарии скорейшего вступления Украины в ЕС. Это не проблема самих переговоров, а работа внутри страны. Все это можно подсчитать. И думаю, что к завершению этой конференции мы сможем назвать год, когда Украина может стать членом ЕС, при условии что вся «домашняя работа» будет сделана в Украине, а не в Брюсселе. Следует отметить, что Брюссель будет каждый раз отступать на один шаг. Теперь такая логика в Европе. Если вы скажете, что сделали то, вам скажут делайте еще это.