Алла Ярошинская: Политбюро тушило реактор всеми неправдами

1,9 т.
Алла Ярошинская: Политбюро тушило реактор всеми неправдами

За 20 лет, прошедших после Чернобыльской трагедии, десятки килограммов секретных документов от политбюро, советского правительства и прочих бюрократов всех мастей снизу доверху найдены и напечатаны.Преступные тайныерешения - обнажены.Самое время проследить механизм сотворения вселенской лжи о Чернобыле. Предлагаем вашему вниманию отрывок из новойдокументальной книги Аллы Ярошинской "Преступление без наказания. Чернобыль 20 лет спустя". Автор все эти годызанимаетсятемойаварии, взорвавшей страну и судьбы миллионов людей.

Недавно мне в руки попал уникальный документ с пометкой "Совершенно секретно. (Рабочая запись.) Экз. единственный".Заседание политбюро ЦК КПСС от 29 апреля 1986 г. Похоже, это первое заседание, на котором рассматривался вопрос о Чернобыле. На третий день после взрыва.

Вел его самГорбачев. Присутствовали все члены политбюро. Здесь впервые решалось, какую информацию дать миру и стране. После сообщенияВ.И.Долгих о "свечении кратера"реактора, о "забросе мешков с вертолетов" ("Для этих целей мобилизовано 360 человек, плюс 160 добровольцев, но есть отказы от работы"), о "трех "языках" облака - западном, северном и южном", они начали обсуждатьи проблему "как давать информацию".

Видео дня

"Горбачев М.С. (…) Чем честнее мы будем вести себя, тем лучше". (Браво, Михаил Сергеевич!)Но уже через абзац - "Когда будем давать информацию, надо сказать, что станция была поставлена на плановый ремонт, чтобы не падала тень на наше оборудование". А как же перестройка и новое мышление? На чернобыльскую аварию они не распространялись. Не поэтому ли Чернобыль и стал катализатором распада коммунистической империи?

Из протоколахорошо видны метания членов "благородного собрания". Они изобретают, как лучше обмануть мир и собственный народ. Планы возникают по ходу.

"Громыко А.А. Необходимо (…) дать братским странам больше информации, а определенную информацию дать Вашингтону и Лондону. Соответствующие разъяснения нужно было бы дать и советским послам.

Алиев Г.А. Может быть, дать информацию нашему народу?

Лигачев Е.К. Возможно не следует делать пресс-конференцию.

Горбачев М. С. Наверное, целесообразно сделать одну информацию о ходе работ по ликвидации аварии.

Яковлев А.Н. Иностранные корреспонденты будут искать слухи. (…)

Рыжков Н.И. Целесообразно дать три сообщения: для наших людей, для соцстран, а также для Европы, США и Канады. В Польшу можно было бы послать человека.

Зимянин М.В. Важно, чтобы в информации отметить, что ядерного взрыва не было, а была лишь утечка радиации в результате аварии.

Воротников В.И. Можно сказать, что было нарушение герметичности при аварии.

Добрынин А.Ф. Правильно. Ведь у Рейгана наверняка уже на столе лежат фотоснимки. (…)

Горбачев М.С. Постановление принимается".

Под протоколом от руки подписано: "А.Лукьянов".

Настроения и решения этого заседанияполитбюро неукоснительно соблюдались вработе его оперативной группы по Чернобылю. Журналистов на ее заседания не допускали. Только один раз, 26 мая1986 г. (протокол № 18)пригласили редакторов центральных газет. Им дали наказ: "Главное внимание уделить мерам, принимаемым ЦК КПСС и Правительством по обеспечению нормальных трудовых и социально-бытовых условий жизни эвакуированного населения, ликвидации последствий аварии, широко отражать активное участие трудящихся в реализации этих мер".

Едва ли не на каждом заседанииобсуждалисообщениядля СМИ. Все тексты утверждались голосованием,с конкретной датой публикации.

"Секретно. Протокол № I. 29 апреля 1986 г. (...) 10. Утвердить текстПравительственного сообщения для опубликования в печати. Утвердить текст информации руководителям ряда капиталистических стран об аварии на Чернобыльской АЭС и принимаемых мерах по устранению ее последствий. Утвердить текст руководителям ряда социалистических стран о состоянии дел по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС".

В тот самый день этотвопрос рассматривало и политбюро. Впостановленииотмечено: "4. (…) подготовить информацию о ходе работ по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС для населения нашей страны, руководства братских партий социалистических стран, а также глав государств и правительств других европейских государств, США и Канады (тексты прилагаются)".

Все, как предлагал глава правительства Николай Рыжков на первом заседании политбюро по Чернобылю. Для внутреннего употребления - одна информация, вернее, дезинформация, для братьев по социалистическомуразуму - другая, для"проклятых" капиталистов - третья.

В одном из приложений уже даются конкретные указания: "София, Будапешт, Берлин, Варшава, Бухарест, Прага, Гавана. Белград - Совпослам. Срочно посетите т. Живкова (Кадара,Хоннекера,Ярузельского, Чаушеску, Гусака, Кастро, Жарковича или лицо, его замещающее и, сославшись на поручение, передайте следующее (…) Поясните, что аналогичная информациябудет передана руководству США и ряда западноевропейских стран. Добавьте, что при необходимости с нашей стороны будет передаваться друзьям дополнительная информация".

Интересен нюанс - "дополнительная информация" будет "передаваться друзьям". А не друзьям?

"Секретно. Протокол №3. I мая 1986 г. (...) Направить в районы, прилегающие к зоне размещения Чернобыльской АЭС, группу со­ветских корреспондентов с целью подготовки материалов для печати и телевидения, свидетельствующих о нормальной жизнедеятельности этих районов". Сочинение на заданную, так сказать, тему.

Привлечь внимание руководства страны к бедственному положению людей, проживающих в радиоактивных зонах, попытался журналист "Известий" из Белоруссии. Его запискаприложена к протоколам.

"Секретно. Телетайписткам. Эту телеграмму не показывать никому, кроме главного редактора. Копию уничтожить. (...)Сообщаю для Вашего сведения, что радиационная обстановка в Белоруссии значительно осложнилась. Во многих районах Могилевской области обнаружено радиоактивное заражение, уровень которого значительно выше уровня тех районов, о которых мы писали. По всем медицинским канонам проживание людей в этих райо­нах связано с огромным риском для жизни. У меня сложилось такое впечатление, что наши товарищи растерялись и не знают, что предпринять, тем более, что соответствующие московские инстанции не хотят верить в случившееся (...) Сообщаю Вам это по телексу, потому что все телефонные разговоры на эту тему у нас категорически запрещены. 8 июля 1986 г. Н. Матуковский".

А вот как тщательно готовились к пресс-конференциям для советских и иностранных журналистов.

"Секретно. 4 июня 1986 г. (...) Приложение к протоколу № 21. Директивы для освещения на пресс-конференции основных вопросов, связанных с причинами и ходом ликвидации последствий аварии на четвертом блоке Чернобыльской АЭС (...) 2. При освещении хода ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: показать успешное выполнение широкомасштабных технических и организационных мероприятий, направленных на ликвидацию последствий аварии (...) 4. Указать на несостоятельность претензий и оценок как отдельных официальных лиц, так и прессы из ряда западных стран, заявляющих о якобы существенном экологическом и материальном ущербе, нанесенном за счет распространения небольших количеств радиоактивных веществ с воздушными массами из зоны Чернобыльской АЭС".

Ну и как же при этом не "усилить пропагандистские мероприятия, направленные на разоблачение лживых измышлений буржуазных органов информации испецслужб, о событиях на Чернобыльской АЭС"? Это предписание из секретного циркуляра ЦК КПСС от 22 мая 1986 г. кочует в разном изложении из документа в документ. Ну надо же хоть как-то бороться с радиацией! И вот уже главный коммунистУкраины Щербицкий докладывает в тайном послании в Кремль: "Внимательно изучается общественное мнение, организовано регулярное информирование партийного актива и населения (партийный актив уже как будто и не принадлежит к населению,какая-то высшая каста - А.Я.), разоблачаются вымыслы буржуазной пропаганды, различного рода слухи".

И как им самим не было противно все это писать и говорить?

Атомные награды

К годовщине чернобыльской трагедии Владимир Путин вручил в Кремле награды ликвидаторам аварии: восемь человек получили орден Мужества, столько же- медаль "За спасение погибающих", четверо удостоились медали ордена "За заслуги перед Отечеством" 2 степени.

Военные, чеканя шаг, выходили к верховному главнокомандующему с рапортом: "Для вручения государственных наград прибыл". Полковник Николай Новиков выучил свою речь наизусть: "Чернобыль показал, что судьба человечества чрезвычайным образом зависит от расщепленного атома, и тем не менее мы понимаем, что нашей стране без ядерной энергетики не обойтись".

Президент рассказал, что перед награждением смотрел уникальные кадры чернобыльской операции: "Вы мужественно боролись с катастрофой в исключительно сложных условиях, с огромной опасностью для собственной жизни". Путин признал, что тогда до конца не были известны "степень личного риска, последствия, которые эта операция несла для самих ликвидаторов". Президент пояснил, что награды вручает за то, что чернобыльцы, "не имея опыта ликвидации подобных бедствий, буквально "на ходу" вырабатывали стратегию действий и оперативно принимали решения".

После первых слов благодарности большинство награжденных говорили о реабилитации. Строитель Виктор Шатило предложил открыть еще один реабилитационный центр, а член Московского союза инвалидов Чернобыля Прасковья Брицкая передала президенту уже готовый проект по созданию такого центра в Анапе. Единственная женщина среди награжденных, она обратилась к Путину "от имени матерей, у которых дети родились после Чернобыля". После награждения президент встречался с главой Минздравсоцразвития Михаилом Зурабовым и позвал Брицкую с собой: "мы вместе пойдем и эти вопросы обсудим".

Виктория Соколова

За 20 лет, прошедших после Чернобыльской трагедии, десятки килограммов секретных документов от политбюро, советского правительства и прочих бюрократов всех мастей снизу доверху найдены и напечатаны. Преступные тайные решения - обнажены. Самое время проследить механизм сотворения вселенской лжи о Чернобыле. Предлагаем вашему вниманию отрывок из новой документальной книги Аллы Ярошинской "Преступление без наказания. Чернобыль 20 лет спустя". Автор все эти годы занимается темой аварии, взорвавшей страну и судьбы миллионов людей.

Недавно мне в руки попал уникальный документ с пометкой "Совершенно секретно. (Рабочая запись.) Экз. единственный". Заседание политбюро ЦК КПСС от 29 апреля 1986 г. Похоже, это первое заседание, на котором рассматривался вопрос о Чернобыле. На третий день после взрыва.

Вел его сам Горбачев. Присутствовали все члены политбюро. Здесь впервые решалось, какую информацию дать миру и стране. После сообщения В.И.Долгих о "свечении кратера" реактора, о "забросе мешков с вертолетов" ("Для этих целей мобилизовано 360 человек, плюс 160 добровольцев, но есть отказы от работы"), о "трех "языках" облака - западном, северном и южном", они начали обсуждать и проблему "как давать информацию".

"Горбачев М.С. (…) Чем честнее мы будем вести себя, тем лучше". (Браво, Михаил Сергеевич!) Но уже через абзац - "Когда будем давать информацию, надо сказать, что станция была поставлена на плановый ремонт, чтобы не падала тень на наше оборудование". А как же перестройка и новое мышление? На чернобыльскую аварию они не распространялись. Не поэтому ли Чернобыль и стал катализатором распада коммунистической империи?

Из протокола хорошо видны метания членов "благородного собрания". Они изобретают, как лучше обмануть мир и собственный народ. Планы возникают по ходу.

"Громыко А.А. Необходимо (…) дать братским странам больше информации, а определенную информацию дать Вашингтону и Лондону. Соответствующие разъяснения нужно было бы дать и советским послам.

Алиев Г.А. Может быть, дать информацию нашему народу?

Лигачев Е.К. Возможно не следует делать пресс-конференцию.

Горбачев М. С. Наверное, целесообразно сделать одну информацию о ходе работ по ликвидации аварии.

Яковлев А.Н. Иностранные корреспонденты будут искать слухи. (…)

Рыжков Н.И. Целесообразно дать три сообщения: для наших людей, для соцстран, а также для Европы, США и Канады. В Польшу можно было бы послать человека.

Зимянин М.В. Важно, чтобы в информации отметить, что ядерного взрыва не было, а была лишь утечка радиации в результате аварии.

Воротников В.И. Можно сказать, что было нарушение герметичности при аварии.

Добрынин А.Ф. Правильно. Ведь у Рейгана наверняка уже на столе лежат фотоснимки. (…)

Горбачев М.С. Постановление принимается".

Под протоколом от руки подписано: "А.Лукьянов".

Настроения и решения этого заседания политбюро неукоснительно соблюдались в работе его оперативной группы по Чернобылю. Журналистов на ее заседания не допускали. Только один раз, 26 мая 1986 г. (протокол № 18) пригласили редакторов центральных газет. Им дали наказ: "Главное внимание уделить мерам, принимаемым ЦК КПСС и Правительством по обеспечению нормальных трудовых и социально-бытовых условий жизни эвакуированного населения, ликвидации последствий аварии, широко отражать активное участие трудящихся в реализации этих мер".

Едва ли не на каждом заседании обсуждали сообщения для СМИ. Все тексты утверждались голосованием, с конкретной датой публикации.

"Секретно. Протокол № I. 29 апреля 1986 г. (...) 10. Утвердить текст Правительственного сообщения для опубликования в печати. Утвердить текст информации руководителям ряда капиталистических стран об аварии на Чернобыльской АЭС и принимаемых мерах по устранению ее последствий. Утвердить текст руководителям ряда социалистических стран о состоянии дел по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС".

В тот самый день этот вопрос рассматривало и политбюро. В постановлении отмечено: "4. (…) подготовить информацию о ходе работ по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС для населения нашей страны, руководства братских партий социалистических стран, а также глав государств и правительств других европейских государств, США и Канады (тексты прилагаются)".

Все, как предлагал глава правительства Николай Рыжков на первом заседании политбюро по Чернобылю. Для внутреннего употребления - одна информация, вернее, дезинформация, для братьев по социалистическому разуму - другая, для "проклятых" капиталистов - третья.

В одном из приложений уже даются конкретные указания: "София, Будапешт, Берлин, Варшава, Бухарест, Прага, Гавана. Белград - Совпослам. Срочно посетите т. Живкова (Кадара, Хоннекера, Ярузельского, Чаушеску, Гусака, Кастро, Жарковича или лицо, его замещающее и, сославшись на поручение, передайте следующее (…) Поясните, что аналогичная информация будет передана руководству США и ряда западноевропейских стран. Добавьте, что при необходимости с нашей стороны будет передаваться друзьям дополнительная информация".

Интересен нюанс - "дополнительная информация" будет "передаваться друзьям". А не друзьям?

"Секретно. Протокол №3. I мая 1986 г. (...) Направить в районы, прилегающие к зоне размещения Чернобыльской АЭС, группу со­ветских корреспондентов с целью подготовки материалов для печати и телевидения, свидетельствующих о нормальной жизнедеятельности этих районов". Сочинение на заданную, так сказать, тему.

Привлечь внимание руководства страны к бедственному положению людей, проживающих в радиоактивных зонах, попытался журналист "Известий" из Белоруссии. Его записка приложена к протоколам.

"Секретно. Телетайписткам. Эту телеграмму не показывать никому, кроме главного редактора. Копию уничтожить. (...) Сообщаю для Вашего сведения, что радиационная обстановка в Белоруссии значительно осложнилась. Во многих районах Могилевской области обнаружено радиоактивное заражение, уровень которого значительно выше уровня тех районов, о которых мы писали. По всем медицинским канонам проживание людей в этих райо­нах связано с огромным риском для жизни. У меня сложилось такое впечатление, что наши товарищи растерялись и не знают, что предпринять, тем более, что соответствующие московские инстанции не хотят верить в случившееся (...) Сообщаю Вам это по телексу, потому что все телефонные разговоры на эту тему у нас категорически запрещены. 8 июля 1986 г. Н. Матуковский".

А вот как тщательно готовились к пресс-конференциям для советских и иностранных журналистов.

"Секретно. 4 июня 1986 г. (...) Приложение к протоколу № 21. Директивы для освещения на пресс-конференции основных вопросов, связанных с причинами и ходом ликвидации последствий аварии на четвертом блоке Чернобыльской АЭС (...) 2. При освещении хода ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: показать успешное выполнение широкомасштабных технических и организационных мероприятий, направленных на ликвидацию последствий аварии (...) 4. Указать на несостоятельность претензий и оценок как отдельных официальных лиц, так и прессы из ряда западных стран, заявляющих о якобы существенном экологическом и материальном ущербе, нанесенном за счет распространения небольших количеств радиоактивных веществ с воздушными массами из зоны Чернобыльской АЭС".

Ну и как же при этом не "усилить пропагандистские мероприятия, направленные на разоблачение лживых измышлений буржуазных органов информации и спецслужб, о событиях на Чернобыльской АЭС"? Это предписание из секретного циркуляра ЦК КПСС от 22 мая 1986 г. кочует в разном изложении из документа в документ. Ну надо же хоть как-то бороться с радиацией! И вот уже главный коммунист Украины Щербицкий докладывает в тайном послании в Кремль: "Внимательно изучается общественное мнение, организовано регулярное информирование партийного актива и населения (партийный актив уже как будто и не принадлежит к населению, какая-то высшая каста - А.Я.), разоблачаются вымыслы буржуазной пропаганды, различного рода слухи".

И как им самим не было противно все это писать и говорить?