Николай Томенко согласен стать в ВР директором фракции БЮТ

957
Николай Томенко согласен стать в ВР директором фракции БЮТ

Николай Томенко о парламентской коалиции и будущих кадровых раскладах

Марьяна ОЛЕЙНИК, «Экономические известия»

Николай Томенко – один из самых информированных и близких к Юлии Тимошенко людей в БЮТ. В интервью «Эі» он рассказал об опасности межвластия, перспективах создания демплатформы в Партии регионов и условиях своего возвращения в правительство.

- Юлия Тимошенко получила от «Нашей Украины» окончательный ответ на вопрос «С кем вы, мастера культуры?»?

- Не тайна, что в «Нашей Украине» - две точки зрения. Одну из них представляют Петр Порошенко, Евгений Червоненко, Александр Третьяков, Давид Жвания и другие, а возглавил эту группу, к нашему удивлению, Юрий Иванович Ехануров. Вторую – как бы политическую часть команды «НУ», - Роман Безсмертный, Роман Зварич и т.д. Первые выступают за «прагматичную», «универсальную», «большую» коалицию – это Тарас Черновил придумывает такие определения – с Партией регионов. Тарас Черновил в своих интервью рассказывает, что переговоры по созданию «большой» коалиции продвигаются, что Ехануров не настаивает на жестких формулировках относительно НАТО, статуса русского языка и т.п. Тот же Черновил в свою очередь заявляет о готовности «регионалов» выполнять программу Президента Ющенко, которая их «устраивает почти полностью». Очевидно, люди, которые сегодня формируют идеологию и стратегию Партии регионов, политически, экономически, психологически не готовы быть в оппозиции. Поэтому они готовы на какие угодно компромиссы. К слову, трудно назвать Партию регионов партией, - это, скорее, бизнес-проект… Что касается БЮТ, то невозможно представить, чтобы, например, мы с Тимошенко ездили по регионам и убеждали людей в целесообразности сотрудничества с «бело-голубыми». Вот, мол, мы во время выборов вас немножко обманывали, говорили, что большой бизнес не вернется во власть. А теперь для объединения Украины надо сделать все с точностью до наоборот. У нас такой вариант не пройдет, наши избиратели нам этого не позволят.

Видео дня

- Но в БЮТ бизнес тоже представлен весьма ощутимо…

- В БЮТ было поставлено четкое условие: в правительство бизнесмены не идут. Мы осознаем, что в парламенте без бизнеса обойтись, увы, не удалось. Но наша позиция такова: в системе исполнительной власти, прежде всего в правительстве и среди глав областных администраций, бизнеса не должно быть.

Так вот. Дальше так называемой «бизнес-группе» в «НУ» необходимо найти объяснение, почему не состоится демократическая «коалиция трех». Для этого им нужен серьезный политический повод, «казус белли». Доводы о нашей якобы неготовности выполнять программу Президента выглядели несерьезно. Поэтому переговорный процесс пока будет идти, я полагаю, в русле поиска чего-нибудь такого, на что мы не смогли бы согласиться. Чтобы потом в знак протеста заявить: раз нам с БЮТ не удалось договориться, надо договариваться с Партией регионов.

- Разве таким камнем преткновения уже не являются премьерские амбиции Юлии Владимировны?

- Социалисты и «политическая» часть «НУ» - люди, воспринимающие политические принципы и правила игры, - согласны с тем, что полное моральное право на пост премьера в коалиции имеет политическая сила-победитель на выборах. Это логика мышления европейского общества и результат наших уже почти шестимесячных договоренностей, которые нельзя просто забыть. На этих выборах среди БЮТ, «НУ» и СПУ победила наша команда, причем с довольно таки большим отрывом. Поэтому дело не в Тимошенко, а в принципах, которые либо будут соблюдаться, либо нет.

- Почему БЮТ, в отличие от «НУ», форсирует подписание коалиционного соглашения?

- Сейчас уже начались заседания советов разных уровней. Мы пытаемся отобразить на местах такое же коалиционное строительство, какое ведется в центре, но из-за существующей наверху неопределенности это невозможно. Поэтому где-то «Наша Украина» уже решила сыграть с Регионами, где-то – социалисты еще с кем-то и т.п. Таким образом, в системе представительской власти уже выстраивается иная модель, что чревато разбалансированием власти. Там же, где еще ждут, какой будет коалиция в Киеве, сегодня идет такой же «дерибан» земли и всего остального, какой был под конец президентской избирательной кампании – во времена межвластия. Это опасно… Потому разговоры о том, что не надо спешить, вызывают у нас политическое сопротивление. Спешить как раз надо. Нет вопросов: если «НУ» ощущает мировоззренческий и внутренний дискомфорт с БЮТ – пусть объединяется с Партией регионов. Мы тогда будем в оппозиции. Но затягивать с решением больше нельзя. Это уже проблема не места и роли одной партии, а целой системы власти в стране.

- Так называемый императивный мандат обезопасит фракции от серьезных кадровых потерь, не зависимо от того, в большинстве они или в оппозиции?

- Наши юристы считают, что сегодня норму об императивном мандате можно обойти. Для того, чтобы она начала действовать, нужно еще принять специальный закон, в котором была бы выписана соответствующая процедура. Пока такого закона нет, нельзя лишить депутата, который нарушает фракционную дисциплину, его мандата. Исключение из фракции – необходимое, но не достаточное на сегодняшний день условие для этого. Кстати, для меня абсолютно очевидно, что в случае, если Регионы окажутся в оппозиции, какая-то часть их фракции будет голосовать в поддержку власти. Сформируется такая себе «демплатформа» в Партии регионов.

- Если Юлия Тимошенко станет премьером, Вы войдете в ее правительство?

- Мы обсуждаем этот вопрос. Есть два варианта. Первый связан с моей прежней должностью в правительстве, возможно, несколько видоизмененной. К слову, мы думаем о том, чтобы совместить вице-премьерские и министерские должности, то есть вице-премьер по социальным и гуманитарным вопросам будет в то же время и министром социальной политики и труда. Это позволит оптимизировать структуру правительства. Надеюсь, административной реформой и евроинтеграцией вице-премьеры заниматься тоже уже не будут… Второй вариант – я мог бы взять на себя координацию парламентской деятельности БЮТ.

- Кто будет выполнять эти функции, если Вы выберете первый вариант? Быть может, Александр Турчинов?

- Турчинова мы все-таки хотели бы видеть в системе правоохранительных органов.

- Тоже в прежней должности (главы СБУ. – Авт.)?

- На одной из трех руководящих должностей в правоохранительных органах.

- Кто при условии создания оранжевой коалиции будет спикером?

- Нужно спрашивать у «Нашей Украины». Пока что называются три фамилии – Безсмертного, Еханурова и Порошенко.

- А что тогда получат социалисты?

- Возможно, они начнут с секретаря СНБОУ, с главы Нацбанка, с первого вице-премьера… Насколько я понимаю, у Александра Мороза сейчас два варианта – быть либо лидером парламентской фракции, либо секретарем СНБО. Другие варианты ввиду его статуса ему не подходят.

- А на спикерство у него, по Вашему мнению, есть шансы?

- Думаю, практически нет. Хотя, на мой взгляд, для Украины лучше было бы, если бы спикером стал Мороз.

- Если фракция Партии регионов окажется в Раде в оппозиции, какие кресла большинство будет готово ей отдать?

- Мы свой подход неоднократно обсуждали. Это, конечно же, вице-спикер – чтобы влиять на формирование повестки дня и пр., глава Счетной палаты или бюджетного комитета ВР, возможно, генеральный прокурор, хотя эта наша идея не поддерживается другими участниками коалиции. Что касается парламентских комитетов, то это могут быть либо все первые заместители глав комитетов, либо главы двух-трех комитетов. Пока что наиболее активно обсуждаются комитеты по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, по вопросам свободы слова и по правам человека. Мы прекрасно понимаем, что по поводу глав облсоветов в тех областях, где победила Партия регионов, никто не будет с нами советоваться. Но мы, в отличие от социалистов, считаем неправильным, чтобы в этих областях и губернаторами тоже были представители Партии регионов. Тогда не будет политической конкуренции. Губернатор должен назначаться Президентом с подачи премьера, как и предусмотрено законом…

Принцип распределения портфелей должен быть заложен в законе об оппозиции или в регламенте Верховной Рады. К слову, мы сейчас размышляем и над тем, как оптимизировать работу парламента. В частности, БЮТ намерен инициировать изменения к Регламенту Верховной Рады, согласно которым депутат не будет иметь права самостоятельно подавать законопроекты. Это можно будет делать, например, только после одобрения их экспертно-аналитической группой в аппарате фракции.

- Ваш коллега Михаил Бродский уже заявил, что фракция БЮТ в Киевсовете будет сотрудничать с новоизбранным мэром столицы Леонидом Черновецким. Вы разделяете его оптимизм?

- Моя позиция более жесткая, чем у г-на Бродского. Мы та политическая сила, которая получила наибольшую поддержку в Киеве, и мы несем ответственность за судьбу столицы и за выполнение нашей программы «Справедливый Киев». Поэтому в переговорах с Леонидом Черновецким мы определили такой формат отношений: если он публично признает необходимость выполнения нашей программы, за которую проголосовали большинство киевлян, мы готовы сотрудничать с его командой. И общими усилиями создавать исполнительную вертикаль. Если же его приоритеты (на самом деле мы еще не слышали о его программе и стратегии) не совпадают с нашими, мы стоим перед необходимостью формирования большинства без блока Черновецкого. Как в Киевсовете, так и в районных советах, - у нас есть для этого возможности. В этом случае наши функции будут сводиться к жесткой оценке и контролю деятельности киевского городского головы всеми законными методами. Но в любом случае БЮТ будет выполнять свою программу «Справедливый Киев» - с блоком Черновецкого или без него. Сейчас мы пребываем на этапе согласования наших взаимоотношений, про окончательную формализацию которых киевляне смогут узнать еще до начала первой сессии Киевсовета. Потому что мы должны прийти в городской совет не дебатировать о программе будущей деятельности, а уже совместно ее реализовывать.