newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС

«Нужно делать все для того, чтобы помогать было легче»

«Нужно делать все для того, чтобы помогать было легче»

Воплощение медицинской программы «От больницы к больнице», основание знака отличия «За развитие национального кинематографа», проведение Международного этно-фестиваля «Країна мрій» и Международного конкурса молодых пианистов памяти Владимира Горовица, издание компакт-диска с записью старинных колыбельных, организация выставки «Цвета и мелодии украинского праздника. Рождество», выпуск ежемесячной газеты для музейных работников «Украинский музей»... Это далеко не полный перечень проектов, осуществленных в рамках деятельности Международного благотворительного фонда «Украина 3000». Созданный в 2001 году Виктором Ющенко, он работает в трех направлениях. Направление «Вчера» — это освещение вопросов украинской истории и культуры. «Сегодня» охватывает социальные потребности нашего общества. А «Завтра» — направлен на определение новых ценностей и перспектив.

В начале марта исполняется год, как жена Президента стала председателем Наблюдательного совета фонда. В связи с этим состоялась встреча Катерины Ющенко с прессой, на которую, кроме корреспондента «Дня», приглашены еще три журналиста из ведущих газет. На ней подытоживали результаты года прошлого и говорили о планах на 2006-й.

— Как вы знаете, фонд «Украина 3000» был создан моим мужем Виктором Ющенко в 2001 году. В прошлом году меня попросили взять на себя полномочия, и я стала главой Наблюдательного совета, состав которого, кстати, мы несколько изменили. В него вошли люди, которые, как мы считаем, являются авторитетами в Украине (среди них Михайлина Коцюбинская, Анатолий Хостикоев, Мирослав Попович, Виталий и Владимир Кличко, Олег Скрипка. — Ред.). Общие направления наших программ остались теми же. Думаю, медицина стала для меня одним из приоритетов. Я поняла, что можно вместе с государством осуществить определенные сдвиги в этой отрасли. Есть корпорации, организации, частные лица, которые хотят нам помогать, многие из них уже помогали конкретным людям. Но мы решили, что к этому вопросу нужно подходить системно. Я это особенно осознала, когда в начале прошлого года посетила отдел гематологии Украинской детской специализированной больницы «О х матдет » и увидела, в каком ужасном состоянии находится лечебное учреждение: течет крыша, грибок... Родители меня завели в комнату и показали, как уборщица ежедневно поднимает части паркета, вымывает под ними и кладет их снова на место... Как в таких условиях можно лечить детей? Тогда фонд попросили оказать помощь с ремонтом крыши. Мы подумали, для чего тратить, например, миллион гривен на перекрытие крыши, если там вообще все нужно менять.

В рамках нашей программы «От больницы к больнице» запланировано строительство современного лечебного заведения Национального центра здоровья матери и ребенка в Киеве. Цель этого проекта — совершенствование медицинского обслуживания детей из всех регионов Украины и создание условий для развития высокоспециализированных видов педиатрической помощи. Это будет многопрофильная детская больница на 300 коек. Здесь будут сконцентрированы лучшие материальные ресурсы, внедрены высокоэффективные лечебно-диагностические технологии, в частности в этой структуре предусматривается лечение детей с наиболее сложными патологиями: опухоли, онкозаболевания, сложные соматические и хирургические случаи, перинатальные поражения... Я мечтаю видеть этот центр лучшим в Восточной Европе. Мы хотим его построить за три года за деньги от украинских и иностранных корпораций. Уже даже имеем несколько партнеров. Очевидно, будем просить присоединиться и фирмы, которые разработают оборудование. Везде, где бываю, представляю этот проект, в частности перед дипломатами разных стран.

— Несколько месяцев назад Александр Омельченко заявил, что на Троещине есть долгострой, где он планировал бы сделать такой детский центр. Также есть огромная территория и здание Института педиатрии акушерства и гинекологии, наконец, и «Охматдет»...

— Думаю, Александр Омельченко об этом говорил после разговора с нами. Мы осматривали этот долгострой на Троещине, сооружение которого началось еще в 80-х годах. Помещение — огромное, но построено не по современным стандартам. Достраивать и совершенствовать его будет стоить в несколько раз дороже, чем построить больницу. Я посещала детские больницы в Японии, Франции, Англии, Австрии, Польше, США. Например, в Токио это очень современное учреждение, куда было вложено 0 миллионов. Оно открылось два года назад. Там все компьютеризировано: данные о каждом ребенке (артериальное давление, анализ крови и тому подобное) находятся в компьютерной сети, к которой имеет доступ любой врач. Очень понравилась больница в Чикаго, законченная в феврале прошлого года. Хотя, она коммерческая, а, следовательно, медицинские услуги, предоставляемые в ней, стоят дорого.

Важно, что там все сделано с учетом психологии маленьких, юных пациентов. Например, приходят дети на обследование, а вокруг — жирафы, слоники с оборудованием, спрятанным внутри. Вспоминаю, администраторы обратили мое внимание на то, что и в радиационном, и в административном отделениях одинаково большие двери, мол, это потому, что через 20 лет, когда будет новая технология в радиологии, планируется административную часть переселить в другое место и таким образом расширить радиологию. И я подумала, что они делают все для того, чтобы их клиника была современной через 20—40 лет, а мы еще рассуждаем о перепланировке домов, которые были построены 30 лет назад.

— Речь идет о том, что лечение в Национальном центре матери и ребенка будет бесплатным?

— Да, для украинцев. Нам хочется, чтобы туда поступали не только государственные средства. Во всех медицинских учреждениях, которые мы посещали за границей, на платиновых, серебряных, бронзовых табличках написаны имена их основателей. Я думаю, ни одна больница не может существовать без благотворителей.

Через две недели фонд «Украина 3000» проводит трехдневную конференцию, на которую приглашены отечественные врачи из больниц, которым мы взялись помогать — на конкурсной основе выбрали по одной такой в каждой области. Прежде всего собираемся найти иностранного партнера (учредительство, организацию, больницу, университет), который бы с ними сотрудничал: усовершенствовал информационную базу, предоставил технику, нашел возможность стажировки... Я обращалась во многие больницы в Австрии, Англии, Швейцарии, США и нигде мне не отказали. Хотя, у всех различные возможности. Наименьшее, что они могут сделать, — это пригласить наших врачей на стажировку (при условии оплаты фондом билетов в обе стороны), другие же — готовы предоставить своих специалистов. Также приезжают наши западные партнеры. На конференции мы расскажем о проекте — Национальном центре здоровья матери и ребенка, и заложим капсулу на территории больницы «Феофания». Мы с моим мужем чувствуем несправедливость в том, что это медицинское учреждение существует только для элиты. В прошлом году я там обследовалась на маммографе и спрашивала, сколько людей к ним обращаются ежедневно? В ответ услышала, что четыре-пять пациентов. И это в то время, когда многие женщины по всей Украине умирают от рака молочной железы.

— Катерина Михайловна, фонд будет осуществлять проекты, направленные на обеспечение потребностей сельских женщин и детей, ведь они находятся в намного более трудных условиях, чем жители городов?

— Собственно, в упомянутых областных больницах лечатся и сельские дети. Еще с экс-министром здравоохранения Николаем Полищуком разговаривала, а теперь с министром Юрием Поляченко говорим о необходимости оборудованных фельдшерско-акушерских пунктов на селе. Также мы получили от компании «Procter & Gamble» четыре реанимобиля и подарили их детским учреждениям в разных регионах Украины. Они предназначены именно для того, чтобы сельских детей в должных медицинских условиях доставлять в больницы. Сейчас начинаем новую программу. Канадцы через Украинскую медицинскую ассоциацию за границей (она объединяет врачей украинской диаспоры) предоставляют миллион для строительства в селах двух современных медицинских учреждений с полным комплексным оборудованием, с отделениями неотложной помощи, стоматологии, гинекологии и акушерства, педиатрии. Канадские специалисты готовы приезжать и на месте учить наших. На днях уже обсуждали, где именно их будем строить. «Украина 3000», опять же, проведет конкурс и будет понятно, почему выбрали, например, Сумщину или Полтавщину. И еще одна программа, касающаяся села. Меценат из-за границы Григорий Малиновский закупил 12 тысяч украиноязычных книг «Мати і дитина» для адресного распространения среди молодых матерей или тех, кто собирается ими стать. Информация об издании размещена в женских консультациях. Много писем с просьбой прислать пособие поступает именно от девушек из сел.

— В 2007 году Украина в ООН будет поднимать вопрос о признании Голодомора 1932—33 годов геноцидом против украинского народа. Каким образом за этот год собираетесь активизировать деятельность программы «Уроки истории: Голодомор 1932—33 годов», чтобы поднять общий уровень информированности украинцев?

— Эта тема касается каждой украинской семьи. Мой отец, который рос на Донбассе, видел этот ужас. А мать пятилетней девочкой чуть не умерла во время голода. К сожалению, мировое сообщество много знает о Холокосте и мало — об украинском Голодоморе. Помню, в начале 80-х встречалась с американцем Джеймсом Мейсом, который был одним из тех, кто открыл миру правду об этой трагедии (в прошлом году наша газета издала книгу «День і вічність Джеймса Мейса», в которую, кстати, Катерина Ющенко написала статью. — Ред. ). Он приехал в Вашингтон, а я тогда возглавляла вашингтонское отделение Украинского конгрессового комитета Америки. В 1983 году на 50-летие этой грустной даты при его участии провели большую поминальную акцию, на которую собралось около 30 тысяч людей. Все эти годы — с 1983-го по 1988-й я с ним общалась.

Собственно, когда создавался фонд моим мужем, одной из задач «Украины 3000» было освещение темы Голодомора на родине и за границей. Для этого создан первый и пока единственный украиноязычный интернет- сайт, посвященный данной тематике. В 2003 году была проведена акция «Свеча в окне». Между прочим, тогда я впервые от Мейса услышала о том, что ежегодно в последнюю субботу ноября будут поминать жертв Голодоморов и политических репрессий в Украине и будут ставить свечу в окне. В прошлом году при нашем содействии вышли два документальных фильма — двухсерийный «Голодомор. Украина. ХХ век» (в нынешнем году выйдет третья серия) и «Жить запрещено», которые демонстрировались на центральных телеканалах. А также было создано 25 социальных роликов. В 2006-м планируем издать большим тиражом информационные брошюры о голоде для школ, библиотек, общественных организаций, переиздать книгу «Голодомор 1932-33» Надежды Дюк, напечатанную в 1985 году в США, а также переводим известные «Жнива скорботи» и «Великий терор» Роберта Конквеста.

В этом вопросе мы хотим сотрудничать с государством и помочь ему в создании Центра исследования голодоморов и политических репрессий и Музея Голодомора. На 75-летие трагедии присоединимся к организации Международной конференции. Мой муж шесть лет назад, когда он был премьер-министром, ездил в Швецию на семинар, посвященный теме Холокоста. Он рассказывал, что был поражен тем, как одна шведка инициировала проведение этого мероприятия. Когда она провела опрос и узнала, что в ее стране очень многие люди не знают о геноциде евреев, она издала об этом книгу и подарила почти каждой семье. Я хотела бы, чтобы к нам тоже съехались монархи, президенты, премьеры, министры со всего мира для почтения памяти невинно погибших украинцев в 1930-х годах.

На самом деле, 1933-й год не канул в лету, он в нас доныне на психологическом уровне и, в определенной степени, на физическом.

— Катерина Михайловна, расскажите об остальных программах, объединенных направлением «Вчера».

— Если говорить кратко, это направление объединяет программы: «Украина уникальная», направленная на охрану, изучение и популяризацию памятников материальной и духовной культуры украинского народа; собственно, «Уроки истории», о которой уже упоминалось; поддержка археологических исследований; «Центр развития музейного дела», название которой, очевидно, говорит само за себя; а также программа поддержки народных традиций, в рамках которой в этом году в третий раз будет проводиться Международный этно-фестиваль «Країна мрій». А также фонд «Украина 3000» выступил учредителем знака отличия «За развитие национального кинематографа».

Из ближайших мероприятий, соорганизатором или партнером которых мы будем выступать, это, прежде всего, акция к 20-летию Чернобыльской трагедии. Сейчас ведется много дискуссий, но мне кажется, что в них часто не принимают во внимание человеческий фактор. И это, кстати, не только медицинский аспект. Это также касается того, как Чернобыльская трагедия повлияла на жизнь людей, живших в зоне отчуждения, их культуру быта и культуру вообще. Впервые данный вопрос подняла Лина Костенко. Я раньше о таком аспекте не думала, скорее всего — о физических, материальных убытках. Поэтому вместе с женами нескольких министров поехали туда, чтобы все это переосмыслить. Мы хотим провести международную конференцию, темой которой будет не только Чернобыльская трагедия, а вообще катастрофы и реакция на них в мире. Среди ее участников — главы общественных организаций, представители Красного Креста, ЮНЕСКО, Всемирной организации здоровья, жены президентов... Планируем провести и благотворительный концерт, средства от которого передадим на лечение онкобольных.

А в субботу, к празднику 8 Марта в Национальной опере Украины состоится концерт «Признание в любви», программа которого будет состоять из самых популярных оперных арий и балетных номеров мировой классики. Ему будет предшествовать круглый стол на тему «Роль украинских женщин в создании современной истории».

— Каким образом фонд на все свои программы привлекает меценатов? Есть ли среди них постоянные?

— Мы стремимся не только осуществлять наши программы, но и изменить само отношение к меценатству в обществе. Как я уже не раз говорила, нужно возрождать наши традиции благотворительности. А чтобы это сделать, очень важно показать, что акции можно проводить честно и прозрачно. К слову, фонд отчитывается ежеквартально. За неделю будет готов следующий отчет, который мы обнародуем на пресс-конференции. Мы всегда называем меценатов, если на то есть их согласие. Например, когда речь идет о юридических лицах, то это — «Воля кабель», «Мандарин плаза», Крымский сотовый завод, «МсDonalds», «Procter & Gamble» и другие...

Мы пытаемся привлекать средства разными способами. Часто желающих их предоставить просим напрямую перечислять, например, на Международный конкурс молодых пианистов памяти Владимира Горовица. На самом деле, немало находится тех, кто стремится помочь. Речь идет как о людях, которые хотят перечислить большие суммы, так и о тех, кто может выделить тысячу гривен, а то и меньше. Сейчас в Европе модно делать свой вклад в определенные проекты. Например, если носишь браслетик розового цвета, то это значит, что ты дал евро на лечение рака молочной железы. Если, например, желтого цвета — значит для онкобольных. И даже совсем юные надевают по шесть браслетиков на одну руку — и хотя это только шесть евро, но они приобщились к общественно важному делу. Надеемся, что наши соотечественники тоже не останутся в стороне от благотворительности. Мы хотим возродить волонтерство, чтобы люди чувствовали, что через церковь, в которую ходят, через школу, которую посещают, могут помогать нуждающимся. На самом деле, общими усилиями можно решить очень многие проблемы.

— Катерина Михайловна, будучи уже год председателем Наблюдательного совета фонда «Украина 3000», к каким выводам вы пришли?

— Самый первый — в Украине нужны изменения к действующему законодательству. Они касаются упрощения налогообложения для организаций, физических лиц, являющихся меценатами; упрощения процедуры растаможки гуманитарных грузов для тех меценатов, которые могут подтвердить прозрачность их использования; расширения возможностей осуществления фандрезинга. Я помню, в Париже представители медицинских организаций, которые предоставляли помощь нашему государству, жаловались, какие у них проблемы возникали с таможней, с налогообложением. В фонд приходят письма из-за границы, мол Украина не принимает их помощь, но тот же таможенник не может нарушить закон, пропустив, например, определенные лекарства, когда они не разрешены к ввозу, даже если они очень нужны. Вот еще случай. Когда я еще работала с организацией «Приятели детей», один банк, выделив нам средства, просил не обнародовать этот факт, мол, на следующий день к ним придет налоговая. Поэтому нужно делать все для того, чтобы помогать было легче. Есть поручение вице-премьера по гуманитарным вопросам Вячеслава Кириленко о создании рабочей группы, которая бы занималась вопросом изменений к законодательству относительно благотворительности и гуманитарного процесса. В этих наработках мы активно участвуем.

фото Михаил Маркив/ОБОЗ

"День"