Неужели У НИХ получается?!.. Убить Юлю-8, 10 февраля 2006

2,5 т.
Неужели У НИХ получается?!.. Убить Юлю-8, 10 февраля 2006

ПОЛОШЕНКО

Полошенко ехал к Сам Самычу.

Если, конечно, это бесконечное дерганье в толпе машин можно было назвать ездой. С того дня, как Президент отменил перекрытия улиц для проездов «урядовцев» (а для себя - то один хер оставил, демократ!) езда по городу превратилась в пытку – блестящий, как рояль, «Мерс» то и дело упирался не только в шустрые «Ланосы» и «Хонды», но и в перекошенные бампера каких – то совершенно диких, совковых еще, «Жигулей» - дребезжащих, бесстрашных в своей ржавой убитости, с дурацкими наклейками типа «танки грязи не боятся» или «какая жизнь – такая и машина»…

Видео дня

Впрочем, злился Петр Алексеевич скорее по привычке. Вернее даже – убеждал себя, что злится. На самом деле ему даже интересно было смотреть на картинки жизни вокруг – серой, убогой и суетной, такой инопланетно далекой от его собственной, и даже сейчас отделенной от него толстым пуленепробиваемым стеклом…

Особенно странно было видеть людей, активно раскупающих прессу – не успев отойти от аккуратного стеклянного киоска, они на ходу начинали листать купленные «Зеркала недели», «Факты», «Корреспонденты», прочую бумажную шелуху, жадно ища глазами новые сообщения о победном шествии справедливости…

«Конченые…» - в который раз убедился Петя – «По определению…Как же можно не понимать, что все эти глянцевые игрушки – лишь гениальный громоотвод, фокус – покус для таких, как вы, наивных дебилов в китайских джинсах и дешевых серых костюмах?!.. А решается, как вам жить, десятком человек, не здесь и не сейчас, а на уютных, хоть и нервных порой, посиделках, где все понимают друг друга с полуслова и живут не фантомными «надіями», а конкретными, как боевые донесения, фактами и такими же конкретными цифрами дележа…»

- А впрочем, что это я, так же и должно быть, все правильно! – опомнился господин Секретарь – все же на своих местах… Мы работаем, электорат питает иллюзии. Жизнь идет… Да и потом – если прямо сейчас прижать СМИ, кто тогда мощно и бесповоротно утопит Юльку в говне, когда мы сделаем ДЕЛО? Нет, «свободная пресса» - это не хер собачий, это святое! Она нам еще послужит!

Словно в подтверждение его мыслей, «Мерседес» вырвался из пробки, неслышно и мощно набрал мощность, утомившая серость за окном превратилась в размытую проносящуюся мимо полосу…

О предстоящем разговоре с Морозенко Петя старался не думать. Тот ему не нравился – вечно что – то крутит, недоговаривает, а глаза у самого глаза хитрожопые, как у Ленина в старых фильмах…То ли дело «коммуняки»! У тех все четко! Да, любят иногда поныть с трибуны об обнищании рабочего человека, это есть. Но зато – тарифы за голосование стабильны, условия оговорены до деталей, да и «несогласные» убираются из рядов безжалостно - во время нажатия кнопок сюрпризов ждать не приходится. Вот что значит партийная дисциплина! Морозенко – это совсем другое…

Но вчера, во время долгого разговора с Мартынко (Саша Третьяк прибыл позже, но «въехал» в ситуацию так быстро, словно слышал весь разговор от первого слова) задачи были распределены четко, оставалось действовать.

Вообще, после вчерашнего совещания Полошенко чувствовал свою прежнюю спокойную уверенность. Есть у Мыколы эта великая способность – не замечать всего, что нервирует, обволакивать собеседника спокойствием и уверенностью в общей правоте и невозможности проигрыша. Он и Президента околдовал не чем – то, а именно этим своим умением, не иначе…

Впрочем, одна деталь его, как ни странно, встревожила. Сама выходка Пинчерука с этим московским киллером. Третьяк не сострил, услышав эту новость, как ожидал Петр Алексеевич, и даже не улыбнулся. Наоборот – почти минуту сидел в невеселой задумчивости, лишь изредка плямкал похожими на сосиски губами. Один раз негромко произнес «Бля…» и снова долго молчал. Пока, наконец, не стряхнул с себя оцепенение и не перешел к «конструктиву».

Говорил четко и без пауз, как студент – отличник на экзамене. Впрочем, Петя и сам думал именно так же, но он давно заметил – любые, даже собственные мысли, произнесенные вслух Колей, преображаются, становятся абсолютной истиной, заложенная в них подлость на глазах превращается в мудрую тактику, жестокость – в решительность, беспринципность – в диалектику…

- Нет, правильно мы все – таки сплотились – окончательно осознал Полошенко – Правильней не бывает… Каждый из нас в отдельности теоретически может проиграть. Вместе – никогда. Недаром даже Президент закрылся от невеселой реальности не кем – то, а именно нами! Потому что с нами – надежно и уютно. Да и потом - никто больше не сможет гарантировать ему того состояния спокойной иллюзии, в которой ему так хочется находиться. А уж тем более постоянно тормошащая Гаранта неугомонная Юлька со своими идеями народного благоденствия!..

Расписали все подробно (приехавший Третьяк, услышав о нанятом Пинчеруком киллере только мимолетно поморщился и сразу включился в работу). Насчет того, что мертвая (тем более – коварно убитая!) Юля была так же опасна, как живая, споров не возникло. «Специалисту по устранению» надлежало исчезнуть.

« - С Пинчером я сам поработаю…» - со странной интонацией произнес Мартынко, и Полошенко снова спросил себя – что бы это значило?..

В остальном ясность была полной.

Да и как же ей не быть, этой ясности, если Юлечка сама – вроде умная баба, а ведет себя, как целка, ей – Богу! – подставляется постоянно, каждый свой следующий шаг не то, что дает предугадать – по телевизору провозглашает!.. Рехнуться можно!.. При таком раскладе вообще не ударить грех!

Прямо как в старом анекдоте про боксера:

- Ты зачем теще в челюсть дал?

- Да понимаешь, открылась удачно…

Итак, бензин, мясо, сахар. Отдельным вектором – работа с Парламентом, без этого – никак. Ну, и конечно же – с Президентом, причем здесь - по возрастающей, времени мало. Вроде, все ясно…

- Единственно, придется все немножко ускорить, за это Пинчера благодарите.. – подытожил Мартынко, дружески кладя ладонь на плечо Полошенко– А в целом, Петя, план твой гениальности не утратил!

«Почему это – мой? Наш…» - хотел было возразить Секретарь, но в последний момент сдержался, промолчал. Саша смотрел на него спокойно и по - доброму, Мартынко вообще сидел во мраке углового кресла, задумавшись над калькулятором…

- Интересно все - таки, почему они не «светятся»? – уже в который раз спросил себя Полошенко. – Никаких выступлений, никаких телевизионных интервью… Да что там интервью - процентов девяносто электората их вообще в лицо не знает, так, фамилии иногда слышит, и те путает… Неужели страхуются на случай поражения, катастрофы, полного краха?.. Не могут забыть стотысячную толпу с Юлькой во главе у ворот Администрации?..

Очень хотелось спросить… Но такие вопросы друзьям не задают. Особенно тем, с которыми связан большой и красивой целью (похоже на «цепью» - пронеслось в мозгу) – присвоить все основные богатства этой, в целом неплохой, страны, народ которой почему – то до сих пор не хочет смириться с нищетой, хотя давно уж пора бы…

ЮЛЯ, РАМЗАЙ

Он мог убить ее прямо сейчас.

Ликвидации во время утренних пробежок он совершал часто, в самых разных городах и странах. Ему даже нравилась зловещая ирония судьбы, по которой голова человека разваливалась на части именно в момент, когда тот заботился о своем здоровье. Но этот раз был ознакомительным, и худенькой и стремительной, как подросток, премьер – министру этой уютной страны было суждено пробежать обычный маршрут без сюрпризов.

…А Юля бежала с трудом. И не потому, что последние дни сами по себе были марафоном на выживание. Нет. Просто эти утренние минуты были единственным временем, когда душа, наверное, еще не до конца проснувшись, забывала, чья она, и жадно впитывала красоту рассветной дымки, пение птиц, слезинки росы на свисающих ветвях… И это было главным подарком дня, глотком юности и свободы. И бег был легким и радостным, как полет.

Но сегодня Юля проснулась Премьером. И сразу ощутила на душе ту самую тяжесть, с которой закрыла глаза, засыпая. Она заставляла себя держать темп, но, чем быстрее бежала, тем лихорадочнее проносились в мозгу тревожные , не дающие покоя, мысли…

Президент за всю неделю не нашел возможности ответить на ее звонок. Зато вчера вдруг позвонил сам – устало – раздраженный, не похожий на себя…Неужели У НИХ получается?!.. Нет, не может быть!

Юля, стиснув зубы, побежала еще быстрей, словно надеялась, что тяжелые сомнения отстанут, не выдержав темпа, но ничего не вышло…

Она ожидала слов поддержки – шла война с бандой российских нефтетрейдеров, привыкших творить в Украине безнаказанный произвол, не прекращался торг с парламентскими фракциями, цепляющимися за каждую скобку, каждую запятую предлагаемых ею программ…Но голос Президента казался далеким и каким – то чужим. И еще – глуховатым, как у очень уставшего человека. Юля даже на секунду забыла обо всех бедах - захотелось сказать ему что – нибудь очень доброе…Но он перебил – без хамства, просто, казалось, он позвонил, чтобы выговорить до конца свою нервозную обиду и просто не слышал собеседницу.

- Он очень изменился… - пронеслось в сознании, но Юля тут же оборвала сама себя. Ерунда! Она не смеет так думать, не должна! Он – Президент народа, а значит и ее, Юлин, Президент! За него проголосовано мокрыми валенками и красными от мороза руками Майдана, его пытались запугать и убить… Нет, она напрасно пугает сама себя. Он прежний, Народный Президент Украины!..

Правда, враги их общего дела обложили его кольцом, он узнает политические новости от Полошенко, а экономические показатели – от Мартынко и Третьяка, да, ему сейчас трудно, может быть, даже труднее, чем ей самой. Но он не дрогнет, не отдаст на растерзание этим асам «дерибана» самую светлую мечту своего народа! Он же все понимает! Он…

«Охрана ни к черту» – автоматически отметил Рамзай. Ползущий в десяти метрах сзади джип да эти двое впереди, которые и спрятаться толком не умеют - торчат, как заячьи уши… Даже с уходом проблем не будет, не то, что с самой ликвидацией. Скука…

Читайте также:

«Убить Юлю». Новый бестселлер от автора «Буржуя»

Он – аристократ Ремесла, Черный ангел смерти. Он рожден на свет, чтобы обрывать самых сильных. Она, премьер Юля, заслуживает его, Рамзая. Он давно уже понял – его величие определяется величием того, чье сердце он, Великий Рамзай, Истребитель Чемпионов, сумел остановить за секунду до победного финиша…

Юрий РОГОЗА

«Убить Юлю»-2. Нужно немедленно все рассказать Папе…

В неизвестно чьей деревянной избе под Москвой, он, очумевший и пьяный, состоящий не из кожи и плоти, а, казалось - из ранящих душу обрывков колючей проволоки - заказал убийство премьер-министра своей страны…

Юрий РОГОЗА

«Ж… - не орган, а состояние души». Убить Юлю - 3

Он лазил раком по баррикадам, дрался с какими-то свинорылыми ОМОНовцами, забросил бизнес… И ради чего, спрашивается?! Чтобы эта сучка развела Президента и сидела на Грушевского в окружении своих Луценыкив и Матрехиных? Выстраивала бизнесменов, как пацанов? Лыбилась с экрана?..

Юрий РОГОЗА

Господи, как же хорошо…Вернее, было бы хорошо, если бы не… Убить Юлю-4

Они – СВОИ, а это так ценно в подлом и колючем сегодняшнем мире. Мыкола Мартынко - друг, умница, профессионал. А Петя? Он же кум, он его девочку перед Господом на руках держал, это не какая-то там карьерная грызня, это – святое, вечное…

Юрий РОГОЗА

Она сама виновата. Да, да, виновата! Убить Юлю-5

Ну, заказал профессионалу человека, обычное дело! В кино это случается сплошь и рядом, в жизни – еще чаще. В конце концов, я мужчина! Вон, даже в рекламе какой – то новой водяры говорят – держи свою территорию! Я и держу…

Юрий РОГОЗА

На Дерибасовской открылася пивная, там собиралася компания блатная… Убить Юлю-6

Витя не отреагировал на распоряжение и теперь ожидал взрыва, но мысли тестя, должно быть, приняли неожиданный оборот – он медленно влил в себя очередную дозу золотистого нектара и, поставив стакан на паркет, задумчиво снял с ноги белый носок. «Нет, только не это!...» - мысленно взмолился Пинчерук…

Юрий РОГОЗА

Уже сидя на толчке, Полошенко набрал номер Третьяка. Убить Юлю-7

Тонущий в цветах белоснежный гроб – и ореол мученицы… Хер вам, дети Батькивщины! Уйдет ваша Юлечка не в белом гробу с ореолом мученицы, а оплеванной и засравшейся по всем направлениям…

Юрий РОГОЗА