Виктор Пинзенык: "Два года назад пообещал Виктору Ющенко не пить до его победы. Теперь не могу начать"

1,0 т.
Виктор Пинзенык: 'Два года назад пообещал Виктору Ющенко не пить до его победы. Теперь не могу начать'

Министр финансов, пожалуй, один из немногих членов нынешнего правительства, который никогда не занимался бизнесом

Виктора Пинзеныка по праву можно назвать самым старым властным представителем в нынешней команде Президента Виктора Ющенко. Он был у власти уже тогда, когда о Юлии Тимошенко, Петре Порошенко и Евгение Червоненко никто в стране не знал. Они тогда в лучшем случае делали только первые шаги в бизнесе. В 1992 году Виктор Пинзенык стал вице-премьером в правительстве тогдашнего главы Кабмина Леонида Кучмы. Потом еще дважды был вице-премьером, и вот теперь - министр финансов. Несмотря на то что всю свою сознательную жизнь Виктор Михайлович занимался экономикой, он никогда не имел собственного бизнеса. В его приемной висит табличка: "Денег нет! Но будут... Возможно". Говорят, при одном из его предшественников там было написано: "Денег нет и не будет".

Видео дня

"Брошу курить, как только дам себе слово"

Министр встретил меня в своем кабинете, беседуя по телефону. О суммах с шестью и более нулями он говорил как о чем-то совершенно обыденном: "140 миллионов нужно туда перекинуть. А туда еще столько-то". Вспомнилась фраза героя Семена Фарады: "Какие люди здесь живут, какие вопросы решают!" Одним словом, сразу ощущалось, что находишься в кабинете министра.

В руке Виктора Михайловича - неизменная сигарета. Он - заядлый курильщик, о чем свидетельствуют также две пачки "Мальборо" на столе и пепельница, полная окурков.

- Виктор Михайлович, сколько вы выкуриваете за день? Несколько пачек? Не подсчитывали, во сколько вам влетает ваша пагубная привычка?

- Не знаю. Не считал. По-разному бывает.

- Бросить не пытались?

- Несколько раз. Однажды удалось не курить больше месяца. Но я брошу, когда приму такое решение. Из меня вытягивают это слово, однако сейчас я не хочу бросать. Когда решусь, отступать будет некуда. Я два года назад дал слово не пить до победы Ющенко - и ни разу не выпил. Ни пива, ни вина, ни чего-то другого. А теперь проблема: не могу начать. (Смеется. - Авт.) После победы Президент таки уговорил меня чуть-чуть пригубить. Но оказалось, что два года - очень большой перерыв, и начать пить не менее тяжело, чем бросить. (Улыбается. - Авт.) Однако нет худа без добра - сейчас у меня не возникает ни малейшего желания принимать алкоголь.

- А в праздники, на день рождения?

- В прошлом году свое пятидесятилетие отметил, не выпив ни грамма. Все мои друзья, коллеги уже привыкли к тому, что я не пью, поэтому никто и не предлагал.

- Виктор Михайлович, наверное, в школе вы щелкали задачки как орехи, как и положено будущему министру финансов?

- В школе я хотел быть кем угодно, но только не экономистом. Мечтал стать журналистом. Даже писал в газеты - районные, областные. Были такие издания у нас в Закарпатье - районка "Новая жизнь", орган Иршавского райкома Компартии Украины, областная "Закарпатская правда", куда я писал маленькие заметки.

- Так кто или что сбило вас с журналистского пути?

- Отец. Он сказал: "Иди туда". В смысле на экономический факультет Львовского университета. Отец у меня учитель истории и немецкого языка, мама преподавала математику. Так что за меня все решили. Кстати, когда поступал в вуз, паспорта на руках не было, еще не выдали. В школу я пошел в шесть лет, от безысходности: за мной дома некому было присматривать, родители и старшие братья были целыми днями в школе. Причем в школу меня не записали, я просто ходил на занятия.

Учился в "ужасном" классе. Бывали такие комплект-классы, когда в комнате сидели разновозрастные ученики. Ужасным было то, что в классе занималось всего восемь человек, и нас дрессировали, что называется, по полной программе. Невозможно было избежать внимания учителя, все на виду.

Дома меня держали в жестких рукавицах. Когда я с братьями выяснял отношения, отец устраивал "разбор полетов" всем. Кстати, один из первых таких "разборов" дал хорошие результаты: в шесть лет я бросил курить.

- А когда же снова начали?

- Отец серьезно со мной "поработал". У него был хороший ремень, да и розг в Карпатах хватает. И мне хватило аж до 35 лет. Я начал опять курить лишь в докторантуре в Москве.

"Однажды жена мне сказала, что я играл в преферанс три дня"

- Говорят, вы заядлый картежник?

- Я не картежник, я играю в преферанс. Еще со студенческих времен. На первом курсе к этому пристрастился: на экономическом факультете считалось дурным тоном не уметь играть в преферанс. К тому же это прекрасный способ подготовки к экзаменам, особенно когда играют четыре человека, а ты "сидишь на прикупе" (пропускаешь ходы. - Авт.). Взял конспект и штудируешь его, что называется, "по диагонали".

В этой игре есть неписаное правило: "Враги преферанса - скатерть, шум и женщины". Что касается шума, то он мешает, когда игрок обдумывает нестандартный ход, а именно этим интересен преферанс. По скатерти карты не скользят, и это плохо. Ну а женщины, и это признано, не могут быть участниками потому, что преферанс не допускает симпатизирующих друг другу людей. Играть должны партнеры, а женщина бьет по интересам игры. Невольно начинаешь воспринимать ее не как партнера, уступаешь, а это то, чего нельзя делать в преферансе... Однажды мне жена рассказала, что я играл в преферанс три дня.

- А вы сами не помните?

- В этой игре время летит незаметно, а жена хорошо его фиксирует.

- Говорят, вы с женой познакомились на экзаменах. Она была вашей студенткой?

- Да, я тогда уже стал профессором, увидел ее на своей лекции и... она стала моей женой. Это случилось в 1992 году во Львове. Сейчас у нас две дочери и один сын.

- В отпуск куда поедете?

- Я люблю лес, а жена - воду, солнце и море, поэтому поедем сначала в Карпаты, потом - в Испанию. Хотя раньше часто отдыхали в Хорватии. Там чистое море, прекрасные дороги, хорошая туристическая инфраструктура и очень близкое нам по духу и языку население, отдых недорогой. Когда выезжаешь из Хорватии, никто даже не смотрит в паспорт. Никогда не бывает очередей на границе.

Очень люблю ходить в походы. Последние два года отпуск провожу в палатках. В первый раз не мог уговорить жену поехать со мной. А потом проблем не было. Дети ужасно довольны! Самый лучший отдых - купание в холодных горных реках. В прошлом году, например, на людей, которые лезут в реку с температурой десять градусов, я смотрел, простите, как на идиотов. Но потом в эту же реку вошел мой сын. И я подумал: если мой сын зашел в воду, то неужели я не смогу? Попробовал - ощущение непередаваемое! После этого регулярно на отдыхе в Карпатах купаюсь в горной речке Лимнице, что в Ивано-Франковской области. Кстати, это самая чистая река в Европе. Ее исток - родник, бьющий из-под земли, поэтому вода никогда не прогревается. Когда выскакиваешь из реки, все тело ломит.

Еще я люблю музыку. Вообще любой инструмент могу освоить. Так, бывало в студенческие годы, когда возьмешь первую "похидну", вторую, третью...

- А что это такое?

- Это когда студенты покупают первую партию вина, потом сдают бутылки и идут за следующей.

- И сколько таких "похидных" было?

- Ну, это зависело от первой партии, от основы, как говорят в математике. Если основа хорошая, то и вторая, и третья "ходка" могла быть. Пили стандарт - "Бчле мчцне" - знаменитый "биомицин". Было еще у нас местное вино - "Иршавское". А в перерывах между парами - кофе с сухим "Рислингом". Девять копеек кофе и копеек 20-30 - стакан вина. Но я не любитель вина. Рядом с моим селом выращивали виноград. Я жил на километр выше, где похолоднее, виноград там не рос, зато у нас делали сливовицу - самогон из слив, прекрасный продукт двойной перегонки. 60 градусов, горит. Раньше я часто угощал им своих коллег.

- На эмблеме партии "Реформы и порядок", которую вы возглавляете, красуется пчела на сотах. Президент у нас тоже пасечник. А вы этим занятием не увлекаетесь?

- Мне негде держать пасеку. У отца была. Помню медогонку, мед в сотах. Это врезалось мне в память. В Карпатах очень хороший мед. А здесь у меня нет дачи. Я все их "раздарил" - те, которые мне молва и пресса приписывали. И часы готов подарить. Кстати, ваша газета писала, что мои часы стоят от 200 долларов до 11 тысяч. Так вот если они такие дорогие, то я готов продать их за полцены, а деньги отдать в Пенсионный фонд.

- А какая марка ваших часов?

- Даже не знаю. (Оказалось, что у Виктора Михайловича часы швейцарской марки "Favre Leuba". - Авт.)

- Как же так получается? Министр финансов - и без дорогих часов. Не престижно как-то... И дачи нет.

- Дача меня интересует, но ее у меня нет. Есть только две комнаты на правительственной даче в Конче-Заспе, но я там был всего два раза.

- Почему такое пренебрежение к земным благам?

- Власть не должна быть благом. Это не подарок, на самом деле это - каторга.

- Трудно поверить. Если это каторга, то почему все к власти стремятся, как будто там медом намазано?

- Право каждого думать так, как он хочет. Для меня власть - работа. У меня еще не было выходных. Зато выработалось чувство, когда человек должен уходить из власти: когда министр ощутил себя министром.

- ?!

- Когда человек работает, у него нет времени для самолюбования своей должностью. А если начинает наслаждаться статусом, значит, пора уходить.

- Вы были не раз в правительстве. Нет чувства, что пора уходить?

- Слава Богу, нет.

- В народе говорят, что власть намного слаще богатства и женщин...

- Категорически исключаю женщин из этого списка. Все это не стоит женщины. Нельзя сравнивать власть и женщину, она всегда вне сравнения. Для меня власть никогда не была самоцелью. В первую очередь, это моральное удовлетворение от работы. Удовольствие не от подписания бумаг, а от результатов. Например, могу сказать, что получил огромное удовольствие от профессиональных решений по бюджету. Ведь в первые месяцы ситуация была такова, что трудно было что-то сказать прессе, людям. Не потому, что мы что-то скрывали, а потому, что не знали, что делать, не знали, как "выкрутиться" из оставленного нам "наследства". Каждый день проходил в поиске, и, когда было найдено решение (по сбалансированию расходов и доходов госбюджета. - Авт.), я ощутил глубочайшее моральное удовлетворение.

"Не могу понять людей, которые покупают шестисотые "Мерседесы"

- Вы говорите, что семья вас практически не видит. Ссор из-за этого не бывает?

- Жена уже привыкла и воспринимает это нормально. Правда, сын меня иногда ждет допоздна, но не может дождаться. Ему 13 лет, и я называю его "старшим сыном правительства", потому что раньше при СССР у министров рождались только внуки (имеется в виду пенсионный возраст членов правительства в Советской Украине. - Авт.). Он родился в 1993 году, за несколько недель до моей отставки с поста первого вице-премьера. Когда жена с сыном проезжали мимо здания Кабмина, он иногда говорил: "Тут живет папа". А сейчас со мною ездит практически во все командировки по стране.

- У вашей супруги тоже экономическое образование. Кто в семье ведает финансами?

- Я только приношу деньги. В семье министр финансов - моя жена Мария. Причем она всегда была им.

- А как у министра финансов с личным благосостоянием? Вы состоятельный человек?

- Ну это вопрос относительный, смотря что считать состоянием. Я человек нетребовательный. Вот эти часы ношу неизвестно сколько. Они у меня одни, и, если ломаются, я их чиню, а не покупаю новые. Я не сосредотачиваюсь на бытовых вещах и очень непритязателен в быту. Все костюмы и галстуки мне покупает жена, я даже не знаю, какие это марки, сколько стоят. Мария пробовала несколько раз затащить меня в магазин, но безуспешно. Теперь прекрасно обходится без меня. У нее чудесный вкус, я ей доверяю.

- Так вас абсолютно не волнует престижность вещей?

- Разве в этом смысл? Одежда должна быть приличной и удобной. Я не думаю, что главное в ней - марка. Не понимаю тех, кто гоняется за часами, потому что это шик. Не понимаю тех, кто покупает шестисотые "Мерседесы". Для чего? Какой смысл приобретать такой дорогой автомобиль? Логика поведения таких людей мне непонятна. Я не против хорошей машины, но зачем тратить бешеные деньги, когда можно найти нормальный автомобиль гораздо дешевле?

- А у вас какая машина?

- "Тойота-RAV 4" (внедорожник за 25 тысяч евро. - Авт.). По сравнению с шестисотым "Мерседесом", это простенький дешевый автомобиль.

- То есть вы можете позволить себе купить "Мерседес", но не хотите?

- Нет, не могу. Но я не потому так говорю, что нет возможности купить. Если бы и мог, то никогда не купил бы. Это нерациональная трата денег. Купи что-то дешевле и потрать разницу на что-то важное. На бизнес, например.

- А вы бизнесом не пробовали заниматься? При вашем знании экономики уже давно бы стали олигархом.

- У меня не было такой возможности. Более того, когда я стал первым вице-премьером в 1992 году, мне даже негде было жить. Жил в отеле. Квартиру получили только благодаря жене. Именно она бегала, решала все технические вопросы. Нам дали двухкомнатную квартиру на улице Институтской. Сейчас купил новую квартиру.

Александр АРТАЗЕЙ "ФАКТЫ"

www.facts.kiev.ua/