Продюсер анимационных фильмов Виктор Слепцов: «Матрица» - ничто. У нас есть лучше»

3,8 т.
Продюсер анимационных фильмов Виктор Слепцов: «Матрица» - ничто. У нас есть лучше»

Хотя Виктор Слепцов занима­ется анимацией с 1978 года, энтузиазма у него хоть отбав­ляй. Почти затопленную бри­гантину с когда-то гордо зву­чавшим названием «Украин­ская анимация» Виктор взялся поднять со дна и даже пустить в плаванье. Он говорит, что скоро мы воочию увидим ее второе рождение.

-При Союзе украинская студия мультипликации выда­вала такие шедевры, как, нап­ример, «Остров сокровищ». Сейчас технологическая база, руки и головы остались при­мерно теми же, а ничего по­добного на свет не рождает­ся... Почему?

-Да это не просто шедевр, а прорыв в советской анима­ции, ведь это был полнометражный фильм. Но с 1989 по 2003 год у нас ничего не про­изводилось, потому что в на­шем анимационном мире произошло горе под названи­ем «разрыв поколений». В свое время в анимацию не пришли молодые люди. Сей­час мы опираемся на творчес­тво тех, кому за 70 и даже за 80... Среднему поколению ук­раинских анимационщиков -60 лет.

Видео дня

Но авторы, которые успеш­но писали в 60-70-е, остались в том времени и не способны написать современную исто­рию. Я просил: «Изложи свою идею в двух строчках». И они не могли! У нас ушло три года на то, чтобы разыскать про­фессиональных авторов.

- Власть на вас реагирует?

- Да, сейчас для нас в стране сложились благоприят­ные условия, мы можем вый­ти на ранее немыслимые просторы. Нам говорят сей­час: «Вот 10 миллионов - на­те, пожалуйста. Мало? Нате 20! Мало? Нате 30 миллионов гривен!» И это уже почти гол­ливудский размах, но пробле­ма кадров остается.

- Что стало с вами после такой госпомощи?

- Три года назад, когда я пришел сюда, застал то, что студией и назвать было нель­зя: никто не работал, весь вто­рой этаж пропах мочой, был - заделан мухами и тараканами, а зимой воздух в помещении не поднимался выше +8... Се­годня это компания с современным оборудованием и персоналом, который умеет с ним работать.

Сейчас у нас десятки пред­ложений и от начинающих ав­торов, и от тех, кто определяет культуру страны. Например, от семьи фантастов Дяченко. У меня на столе лежит их сцена­рий полнометражного анима­ционного фильма, в сравне­нии с которым «Матрица» - ничто. Выйди мы на мировой рынок с такой работой, голли­вудские студии будут в очереди к нам стоять.

- А за «Островом сокро­вищ» Голливуд в очередь не стал бы? Если переснять?

- «Остров сокровищ» был прекрасен 30 лет назад. Если даже переснять, кассовые сбо­ры не принесут $200 миллио­нов.

Сейчас на рассмотрение в Минкультуры мы подготовили фильм «Кто боится дядечки Бабая?» Когда только начина­ли работу, посмотрели «Мада­гаскар». Тогда я сказал: «Это та низшая планка, которую мы перед собой поставим». И вот мы делаем классный, с креп­ким юмором, с трехмерной анимацией и спецэффектами мультфильм. Это будет укра­инский, но не нарочито укра­инский мультфильм: шароварщину в Америке не купят. Я 20 лет в мировом сопроизводстве анимации, в Голливуде учился делать кино и знаю, что такое «супер». Наш козырь в том, что наши художники рису­ют так, что если завтра я пове­зу в Голливуд какую-то из дет­ских книг, которые они иллюс­трируют, то мы этого художни­ка больше не увидим. Он через четыре часа уже будет иметь визу, офис с хорошим видом из окна и контракт с голливуд­ской анимационной студией.

Сегодня у нас есть все. С этим «все» мы идем к нашему государству. И нам дают «доб­ро». Потому что это - реаль­ные вещи, а не как другие: «Ми от хочемо зробити якусь таку co6i гарну українську icторію про нас, українців, та про ще шось таке...»

В Украине еще при Союзе была такая схема: государство выделяет «митцям» деньги, «митці» что-то там делают и это «что-то там» складывается «где-то там». И так десятки лет. Но ведь есть и другая по­зиция: государство вкладывает деньги, чтобы заработать. Так же как в металлургию, чтобы заработать деньги и за счет этого поднять пенсии. Так же может быть и с киноиндустри­ей! Только пока с танками и трубами страна играть хочет, с кино - нет.

- Да, но я, рядовой зри­тель, сижу у телевизора и не вижу ничего нового, сделанного нашей анимацией...

- В прошлом году наша студия сделала три 10-минут­ных фильма, но зрителю ничего не покажут. В 2003 году в Берлине мультфильм «Шел трамвай 9-й номер» получил «Серебряного медведя», но по украинскому ТВ его так и не показали. Но придите ко мне через два года, и я скажу: «У нас есть два сериала, которые прошли по всем центральным каналам и проданы какому-ни­будь ОРТ или РТР». Пока же вы ничего не увидите. Потому что три фильма в год - это капля в море. Но через год вы увидите уже шесть фильмов. Просто дождитесь. Они уже за­пущены в работу.

- В «Шреке» использовали суперсовременные техноло­гии, и он приковал к экранам даже взрослых. Возможно ли подобное в Украине?

- Запросто. Когда «Шрек» делался, та технология была баснословно дорога. Бюджет «Шрека» в свое время соста­вил $40 млн. Сейчас в Украи­не я бы снял его за полтора. Могу это гарантировать потен­циальным инвесторам. Я им говорю: «Ребята, на ваши пол­тора миллиона мы снимем ук­раинского «Шрека»! Считайте, что эти полтора миллиона вы вкладываете в нефтяную сква­жину. Только тут не надо бу­рить и руки пачкать. Ведь в первой пятерке рейтинга са­мых кассовых фильмов всегда два-три анимационных, каж­дый из которых принес созда­телям $500 миллионов. Пусть мы принесем вам $50 милли­онов. Вы станете большими продюсерами, будете сидеть в Голливуде.

- Что же отвечают инвес­торы?

- Они говорят: «Про не­движимость, зерно, землю и металл я готов с тобой гово­рить немедленно. Но кино?!» Стоит мне произнести «кино, миллионы», и олигарх тут же выпадает из разговора и впа­дает в вялотекущий ступор: «До свиданья. У меня денег нет». Я могу с ними целыми днями говорить о проекте пос­тройки «мини-Голливуда» в Крыму - тут они не против: земля на берегу моря, а не по­лучится оо студией, так фиг с ней. Но когда я говорю, что за 1,5 миллиона, год работы и шесть недель проката мы сде­лаем 50 миллионов, они груст­неют и не хотят больше разго­варивать.

- А можно ли с нашим ани­мационным фильмом про­биться в Америку?

- Ежегодно из сотен проек­тов, сделанных в Европе, в лучшем случае два попадут на американские экраны. Когда в Штаты привозят гениальный ансамбль Вирского, они на не­го идут. Но потому, что ан­самбль Вирского для них так же экзотичен, как, скажем,

Годзилла. Да, будет три успеш­ных выступления, но потом они обанкротятся - даже Год­зилла надоедает. То же самое с нашим кино. Чтобы нас там приняли, нужно играть по их правилам. Поэтому мы при­влекаем американских кон­сультантов по сценарию, американцев-актеров. Если мы хо­тим $50 миллионов, то, рыдая навзрыд над предательством украинских интересов, дол­жны пригласить американских актеров, а потом дублировать их на украинский. Й тогда мы будем плакать, что «оригінальний вapiaнт вийшов не на рідній мoвi, а на вражійамериканській», но заработаем де­нег.

- Среди советских мульт­фильмов было много прекрас­ных пластилиновых, куколь­ных. Та технология жива, акту­альна?

- Если желаете стаким мультфильмом взять премию на международном конкурсе, вам нужно сделать что-то эда­кое. Представьте себе, скучаю­щее жюри, которое сидело в этих же креслах еще 20 лет на­зад. Конкурсанты им надоели. Как получить Гран-при? Прос­то: нужно снять что-то такое, чем бы это жюри по голове «жахнуть», поразить, разбу­дить. Разбудили - можете за­бирать Гран-при. Даже если это будет фильм с участием ка­кой-то страшнючей, но не­обыкновенной, доселе неви­данной этим жюри куклой... И когда кто-то из наших дизайне­ров принесет мне завтра что-то похожее, я тут же подпишу с ним контракт. И мы повезем наш фильм в Монреаль и бу­дем потом косить призы. Это бизнес. Кстати, уже 40 лет Ук­раина - одна из пяти стран в мире, где кукольные муль­тфильмы пока живы. И это ис­кусство надо беречь.

- Подруга Шрека носит глубокое декольте с серьезным содержимым. А пол, скажем, Чебурашки сразу и не разберешь... Чтобы иметь ус­пех, нужно подстраиваться под эти требования?

- Более пуританской стра­ны, чем Америка, я не знаю. На своей шкуре не раз это испытывал. Помню, в одном ани­мационном сериале у меня фигурировала эстрадная певица. Когда уже отснятый сериал я показал американским дис­трибьюторам, те сказали: «Ты у нее декольте непозволитель­но низко опустил. Надо пере­рисовать». Пришлось затра­тить уймищу денег, чтобы под­нять ей декольте. А вы говори­те - спрос на сексуальность...

Справка «Газеты…»

Виктор Слепцов в анимационном бизнесе больше 35 лет. В 1990-2003 годах - создатель, прези­дент и продюсер анимационной компании «Борисфен - Лютее» (стала одним из крупнейших в ми­ре производителем анимации). Сопродюсер более чем 20 сериалов для европейских и американ­ских телеканалов. В качестве продюсера создал несколько оригинальных проектов, в том числе «CLINIC» (приз на фестивале Anessy), «Последняя жена Синей бороды» (Гран-при на фестивале в Монреале). Сейчас работает генпродюсером и директором студии «Укранимафильм» и генпро-дюсером студии «Борисфен-С».

Виктория КУЛЬКО, «Газета по-киевски»

www.pk.kiev.ua