Михаил Чечетов: «Нужно извиниться и сказать: не получилось. Иначе у нас будет очень тяжелая зима»

756
Михаил Чечетов: «Нужно извиниться и сказать: не получилось. Иначе у нас будет очень тяжелая зима»

Кабинет Министров Украины утвердил на 2005 год планы-графики подготовки и проведения продажи пакетов акций 13 акционерных обществ. В числе приватизируемых акционерных обществ «Нікопольський Південнотрубний завод», «Одесский припортовый завод», «Ильичевский судоремонтный завод», НАК «Украгролизинг», ГХК «Укруглепромтранс», завод «Фотон», «Гостиница «Ореанда», «Завод полупроводников», «Киевский мотоциклетный завод», завод «Пресмаш», ХК «Краян», завод «Червоний металіст» и «Харьковский релейный завод «Радиореле».

— Правительство опубликовало список объектов, выставляемых на приватизацию в этом году. Как вы можете его прокомментировать?

— Несмотря на то, что график приватизации четко расписан, можно предположить, что деньги от нее бюджет получит в лучшем случае в самом конце года.

— Чем вас удивили новые подходы к приватизации?

— Правительство всерьез обсуждает возможность форсированной продажи ключевых, уникальных объектов, составляющих основу национальной экономической безопасности страны. Взять, к примеру, ОАО «Турбоатом». Это объект, владеющий очень высокими технологиями. К сожалению, у Украины осталось не очень много предприятий, работающих на острие научно-технического прогресса. В данном случае речь идет об уникальном объекте. Еще бывший президент наложил запрет на его приватизацию, оставив в госсобственности. Я не думаю, что, в конце концов, «Турбоатом» будет выставлен на конкурс, но если так случится, то это будет большой ошибкой.

Видео дня

— Но точно так же бывший президент наложил запрет на Одесский припортовой завод и на «Укртелеком»...

— Мы никогда не ставили в качестве главенствующей цели форсирование темпов продажи подобных предприятий. И высшее руководство страны никогда не шло по схеме ускоренной распродажи стратегов и монополистов. В том числе был наложен запрет на продажу этих двух уникальных объектов. Президент Кучма считал нецелесообразным выставление на продажу крупных предприятий в период накала политических страстей. Только когда политический шторм затихнет, страсти улягутся, можно ожидать прихода серьезных инвесторов и адекватных поступлений в бюджет.

— Это возможно, что правительство пойдет на ускоренную процедуру?

— Возможно. Но в этом случае будут заложены мины под эффективность и легитимность продаж и предоставлен повод для обращений в суд. Вспомните — единственным найденным в суде недостатком при приватизации «Криворожстали» была именно ускоренная процедура. Законодательные нормы относительно сроков продаж выписаны так, что трактовать их можно по разному. И 30 дней, и свыше 30, и тридцать, как минимум, и 75 дней, как минимум. Там есть игра слов. В свое время мы даже консультировались в соответствующем институте, чтобы понять, какая же на самом деле норма записана законодателем в отношении этого срока. А сегодня юристы ставят сделанный нами выбор под сомнение. И если по этой же схеме будет работать и нынешнее правительство, то его можно будет обвинить в двойных стандартах. Но я вижу негатив ускоренной продажи сегодня даже не в этом, а в том, что из-за больших политических рисков серьезные инвесторы на эти объекты не придут.

Проблема тут в том, что приватизацию в соответствии с законом о бюджете на 2005 год нужно было начинать не теперь — во втором полугодии, а гораздо раньше. А вместо этого погнали волну реприватизации. Нужно было выставлять объекты хотя бы в апреле-мае. И тогда могли быть удачные продажи. И план бы выполнили, и серьезных инвесторов могли бы получить. Но во главу угла поставили политическую составляющую, политические дивиденды решили набирать на критике прошлой власти, в том числе и предыдущей политики приватизации. В итоге распугали всех инвесторов. А сейчас видят, что бюджет валится, так давайте продавать. А чем ближе к выборам, тем сильнее политический дисконт. А сейчас уже и вовсе невыгодно продавать, но что делать? И правительство сейчас как бы загнано в угол. С одной стороны оно хорошо понимает, что продавать нельзя, поскольку нет подходящих инвесторов, а с другой, не продашь — провал, поскольку не будет поступлений в доходную часть, и не будет выполняться расходная часть — финансирование социальных программ. Семь миллиардов найти в бюджете совсем непросто. Можно скорректировать план в одном, другом квартале, а как скорректировать его по году? Остается идти на эмиссию и взвинтить цены на рынке? И тогда литр бензина будет у нас стоить как в Европе — один евро, или, по-нашему, шесть гривен. Но разве приемлема будет такая схема для народа?

— Есть еще одна схема. Можно опять девальвировать доллар...

— Я не думаю, что правительство еще раз наступит на эти грабли. Ведь это бьет по карману мелких предпринимателей и всего среднего класса — основе стабильности государства. Если сейчас опять пойти на девальвацию доллара, это ударит и по этому классу, который только начал приподниматься в прошлом году, и по стабильности в обществе. Даже несмотря на настоятельные требования Президента страны В. Ющенко в части создания благоприятных условий для развития малого бизнеса и предпринимательства результатов нет.

— Партия регионов, в которой вы состоите, только критикует новую власть, или же создает также и собственную положительную программу?

— Да, такая программа разрабатывается. Партия регионов не стоит исключительно на позиции критики. Мы рады приветствовать и поддерживать все позитивные шаги правительства. Скажем, мы с самого начала говорили, что с Россией должны строиться серьезные конструктивные взаимовыгодные экономические отношения в интересах наших стран и народов. Но это не находило поддержки в высших эшелонах государственной власти. Сейчас, когда экономическая ситуация дестабилизировалась и с Россией сложились непростые отношения, которые аукнулись в энергоснабжении нашей страны, теперь и Президент, и премьер-министр заговорили о том, что Россия — это наш стратегический партнер. Но декларировать — мало. Нужно еще что-то делать в этом направлении. Там, где что-то делается, мы поддерживаем. Мы живем в одной стране, поэтому призываем объединить усилия всех, кто желает добра своему народу, независимо от принадлежности к оппозиции или к провластным политическим силам. Все должны быть заинтересованы в укреплении нашей экономики. А если решения правительства идут в разрез с интересами страны, то мы не можем и не будем молчать. Что бы там ни говорили, а правительство Януковича передало новой властной команде не разбитую, а сбалансированную экономику. Она была на подъеме. И прошлый год был самым лучшим годом за все существование независимой Украины. Показатели ВВП и промышленного производства были выше, чем в России и почти такие же, как в Китае. И даже в самый сложный политический период межвластия экономика могла балансировать на уровне достаточно высоких показателей, сохраняя темпы роста и финансовую стабильность, включая минимальную инфляцию. А что мы видим через полгода? По официальным данным, объем промышленного производства (июнь 2005 к июню 2004 года) сократился на 0,9%. А в прошлом году рост по сравнению с предыдущим периодом был почти 19%. То есть, мы сегодня не просто остановились, а начали падать. И это, понятно, нельзя приветствовать. Януковича упрекали в том, что он наращивал социальные выплаты. Но ведь тогда для этого было подходящее время: экономика шла на подъем, темпы роста были самыми высокими. Когда крестьянская семья начинает лучше питаться? Когда хлеб уродил. Тогда и корову есть чем кормить, и теленка. На столе появляются и молоко, и мясо. А теперь что получается? Экономика падает, а социальные обещания растут. Вот и получили, что сахар уже 5—6 гривен, бензин почти 4 гривни, может и до 5 дойти, а цена на мясо в отдельных областях уже превышает 50 гривен за килограмм. Цены на газ, электроэнергию растут, коммунальные платежи тоже, метро, маршрутки... В этих условиях не могут безболезненно повышаться социальные стандарты, которые напрямую зависят от темпов роста экономики и являются их производными. Об этом все знают — и Президент, и парламент, и правительство. Но впереди выборы...

— А в чем состоит положительная программа?

— Мы хотим сделать то, что не сделало нынешнее правительство. И то, что не требует ни одной копейки затрат. Чтобы обеспечить ускоренные темпы экономического роста, устойчивое развитие государства, в первую очередь, нужны консолидация и единство нации. Поэтому мы никогда не будем поддерживать политику, направленную на разделение людей. А ведь украинцев разделили на наших и не наших, хороших и плохих. Уволили 20 тысяч человек. И кого? Министры, губернаторы — это еще можно понять. Но когда увольняют лучшего в районе хирурга только за то, что он постоял не на том митинге и надел не тот бантик, а людей лечить ставят чуть ли не ветеринара, то это раскалывает страну. И она никогда не вырвется из кризиса, если так будет продолжаться. С этим нужно покончить как можно быстрее. Если мы объединим усилия всех людей и направим их на усиление экономической мощи государства, а всяческие фетиши в виде бантиков спрячем до лучших времен, то страна может снова выйти на траекторию ускоренного роста. Вот это мы и хотим сделать. А если человек только и умеет, что стучать в барабан и на дудке дудеть, то пусть он это делает и дальше, а не лезет в сферу управления страной. Там нужны не барабанщики и горнисты, а профессиональные менеджеры. Об этом, кстати, в первые дни после вступления на пост Президента говорил Виктор Ющенко: «Во главу угла в кадровой политике будут ставиться профессиональные качества и государственный подход». Пока же все с точностью до наоборот. Эффективных профессионалов просто выбросили. Хотя здравый смысл и интересы государства требуют создания такой системы, в которой будет максимально использован профессиональный, творческий, интеллектуальный потенциал каждого члена общества, независимо от его политической и идеологической ориентации. Только у такого государства есть будущее.

Естественно, необходимо восстановить нормальные взаимовыгодные отношения с Россией. В угоду политике, по нашему мнению, не должна страдать экономическая целесообразность. Нужно учиться договариваться. Какие бы ни были в прошлом добрососедские отношения, но если их нет сегодня, то не исключены и отношения с позиции экономической силы, какие-то элементы диктата. Но все зависит от того, как мы будем выстраивать отношения друг с другом. Мы уверены, что сможем их построить на взаимовыгодной основе и при этом ничем не поступаясь. А дальше постепенно снова вернем страну на траекторию устойчивого роста. И тогда социальные дивиденды уже станут естественной его производной. А во время падения экономики просто аморально под видом попыток решения социальных проблем по сути стричь политические купоны под приближающиеся выборы.

— Так что вы предлагаете сегодня? Обрезать социальные программы? Секвестировать бюджет? Что, по-вашему, нужно делать правительству?

— Сказать людям правду. Ведь их не пугают трудности, а настораживает несоответствие обещанного действительному. Так что нужно набраться мужества, извиниться и сказать: не получилось. В бюджете сейчас мифические суммы, которых там на самом деле просто нет. Вот и нужно сказать людям: мы просчитались.

— Вы думаете, какая-то власть способна на такой неординарный поступок?

— Честная власть должна сказать народу правду, какой бы она горькой не была. Тем более, что экономику все равно не обманешь. Рано или поздно она покажет людям, каково в действительности положение вещей. Если правительство объективно оценит сегодняшнюю ситуацию, связанную с принятием несбалансированного по многим показателям бюджета, нацеленного на мартовские выборы, и подкорректирует его в соответствии с объективными реалиями, тогда, я надеюсь, экономику удастся удержать от падения (роста не будет, это не вызывает сомнений). А если опять под выборы запустят маховик социальных обещаний при падении экономики, то страну не ждет ничего хорошего. Во всяком случае, уже теперь могу сказать, что нас ждет очень тяжелая зима.

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»