Владимир Сивкович: «Да не было у нас революции… Если это и революция, то это революция непрофессионализма и глупости»

645
Владимир Сивкович: «Да не было у нас революции… Если это и революция, то это революция непрофессионализма и глупости»

Народный депутат Владимир Сивкович считает, что никакой революции в Украине не было, наблюдает, как олигархический строй сменился на «кумовской», а на выборах-2006 ожидает такое использование админресурса, по сравнению с которым все предыдущие выборы покажутся детским лепетом.

- Владимир Леонидович, как продвигается Ваша борьба с административно-территориальной реформой, и насколько была успешной акция вдоль одесского шоссе?

- Вопрос не в борьбе, а в том, что я хочу обратить внимание населения и власти на то, что таким образом нельзя проводить кардинальные изменения. Они непродуманны, не просчитаны и экономически не выгодны.

Акция эта получилась потому, что население Киевской области не поддерживает бессмысленные изменения всех этих границ, попытку навязать сверху создание различных сельсоветов, общин и не понимает, почему государство должно тратить 4,5 миллиарда долларов на эту всю бессмыслицу. К тому же нам удалось объединить достаточно много политических сил. Те, которые вошли в коалиционный комитет – только верхняя часть айсберга. А на форуме против административно-территориальной реформы Безсмертного присутствовали практически все провластные и непровластные партии. И на акцию выходили все: и БЮТ, и социалисты.

Видео дня

- Каково самое большое зло, которое может принести с собой админреформа?

- Глубочайшее разочарование сегодняшней властью и её действиями. Самое большое зло для страны – отсутствие полного доверия к власти со стороны народа.

- Как, по-вашему, должна проходить админреформа?

- Михаил Кулеша, который в Польше 9 лет занимался территориальной реформой, говорит, что ничего подобного польской реформе в Украине нет, что украинское правительство вообще непонятно чем занимается.

Если честно, это даже комментировать не нужно. У Безсмертного есть должность – вице-премьер по административно-территориальной реформе. Я понимаю, что ему, как начальнику штаба (избирательного), нужно было дать должность и в силу его профессиональных способностей ничего другого не нашлось. Теперь ему нужно чем-то заниматься, ездить и будоражить всю страну, пытаться что-то доказать.

Такая же должность у нас еще одна – вице-премьер по вопросам европейской интеграции. Две должности (в правительстве) явно надуманных. А под надуманные должности мы начинаем делать глупости, как во внешней политике, так и во внутренней.

Я думаю, что Ющенко нужно быстрее эти должности сократить. А поставить в правительстве профессионалов по тем направлениям, которые требуют усиленной работы и заботы. Например, стране реально не хватает вице-премьера по сельскому хозяйству, ТЭКу, научному потенциалу. У нас что – нет проблем в стране? Но сам подход власти, тот факт, что они поставили вице-премьеров, которые явно не нужны, говорит о том, что власть не собирается работать «по-государственному» в этой стране. Они до сих пор еще раздают трофеи революции.

- Гонка с ВТОшными законами в конце сессии была необходима, нужна ли Украине ВТО такой ценой?

- Если тебе пытаются очень быстро "втюхать" какую-то вещь или очень быстро подписать с тобой какой-то договор – ищи подвоха. Здесь ситуация аналогичная.

Правительство попыталось до конца сессии протащить все ВТОшные законы, но при этом, не объяснило стране, что для нее хорошо, а что плохо, какие отрасли при этом пострадают, какие выиграют, как будет внутренний рынок при этом себя вести, какие защитные механизмы при вступлении в ВТО нужны государству, пострадает наша промышленность или выиграет.

Вот в России уже несколько лет институт Грефа (Министр экономического развития и торговли Российской Федерации Герман Греф – ред.) и целый ряд общественных организаций обсуждают на всю страну плюсы и минусы от ВТО. Несколько лет! Польша это обсуждала тоже достаточно долго. Почему мы должны за один день быстренько принять все законопроекты? Это просто обман.

Сегодня украинская власть ассоциируется со словом популизм. Везде, в том числе и на Западе. Это уже привязалось к ним. У меня такое ощущения, что пройдет еще немного времени и это правительство будет называться правительством лгунов.

- В контексте Ваших высказываний о генпрокуроре Святославе Пискуне и его связях с американцами, не считаете ли Вы, что Пискуна поставили контролером над властью?

- Как контролер может быть сам подконтрольным? Он был бы контролером, если бы не был подконтрольным. А так получается, что американский посол его контролирует, Петр Порошенко его контролирует, Юлия Тимошенко, фактически, его тоже контролирует, Турчинов обязан его контролировать, потому что так сложилась ситуация. Что же это за контролер, если его все контролируют, и он перед всеми падает на колени?

Пискун – это не контролер, это – камикадзе. Его посадили в самолет, заправили самолет наполовину, только в одну сторону и то не до конца. И вот он летит, и не знает, где будет падать. Но то, что он садится не будет – это точно и он это знает. Отсюда и все его действия – нарванные.

- Вам не кажется, что Украине следует ограничить свои отношения с теми странами, инвесторами, которые приняли активное участие в "оранжевой революции"?

- Говорить об инвесторах революции – значит говорить о перевороте. Так у нас произошел переворот, или произошли выборы?

- Многие говорят о том, что у нас произошла революция…

- Да не было у нас революции. Если произошла революция, то должны быть какие-то изменения общественного строя, должно быть достаточно много изменений в самом государстве.

А разве у нас что-то поменялось? У нас вообще ничего не поменялось. У нас, олигархический стиль управления превратился в кумовской стиль управления или в стиль правления преданных Ющенко.

У нас, что коррупция исчезла? Нет. У нас профессионалы пришли к власти? Смешно об этом говорить. У нас профессиональная, грамотная кадровая политика на уровне регионов? То же самое – все люди смеются.

Если это и революция, то это революция непрофессионализма и глупости.

- Не боитесь, что после таких заявлений попадете в центр внимания органов МВД и ГПУ?

- Не боюсь. Я в центре такого внимания нахожусь с 1998 года. Все, что могли, у меня уже отобрали. Все что можно было, я уже прошел. Что нового придумает новая власть? Ничего.

Я объявил, что ни при каких обстоятельствах с той командой, которая сегодня у власти, я не буду. Потому, что это не команда. Я бы назвал это кликой. Причем несколько клик.

- Вам не кажется, что власть использует конец этого лета для того, чтобы еще сильнее загнать в угол своих оппонентов?

- Это неправда. Если человек сознательно принимает на себя роль оппонента власти, то загнать его в угол невозможно. Потому что чем дальше его будут загонять в угол, тем больше у него получается движений для маневра. Позиция в углу – она самая сильная.

А если человек не хочет быть оппонентом власти, но при этом воровал, то это не оппонент власти. "Украл – в тюрьму", - был такой лозунг и он должен оставаться.

- Как, по-вашему, выборы 2006 будут очередными «самыми грязными»?

- Они будут очередными лживыми. Это точно. Когда нынешняя власть была в оппозиции, они кричали по поводу админресурса, а сегодня они его просто узаконили. Сегодня губернаторы спокойно возглавляют провластные партии на местах. Сегодня вице-премьер является, фактически, начальником штаба будущей предвыборной кампании и об этом все открыто говорят. Сегодня вся кадровая политика строится под несколько провластных партий. Это что, не админресурс? Причем в жесточайшем, узаконенном виде. Админресурс Кучмы и Медведчука – это просто детский лепет, детский сад по сравнению с административным ресурсом, который выстраивается сегодня.

- Введение политреформы может изменить положение?

- Для того, чтобы прошла политреформа необходимо проголосовать целый ряд законопроектов. Это, во-первых. Во-вторых, политическая реформа только наверху текущее положение дел не изменит. Необходимо обязательно вводить в действие законопроект 3207. Это будет административная реформа органов местного самоуправления. Если до выборов мы успеем ввести 3207, создать исполкомы и сократить облгосадминистрации, тогда, конечно, будут существенные изменения.

Однако пока полностью игнорируется законопроект о местном самоуправлении, где говорится о том, что главу района или главу области должны обязательно подавать на сессии районного или областного совета. То есть не может его назначить Президент, если нет представления районной сессии. Ни один глава облгосадминистрации не назначен согласно закону. Не только потому, что, как сказал Виктор Мусияка, в Верховной Раде их утвердили без Кабинета Министров, которого еще в тот период не было, и он собраться физически не мог, но еще и с этой точки зрения. Это называется игнорирование законодательства, Конституции и местного самоуправления.

Поэтому кровь из носу необходимо принять 3207 в сентябре, чтобы к выборам было все готово. Ведь это очень сложный процесс – нужно чтобы ЦИК перестроилась, чтобы она начала работать совместно с парламентом. Иначе мы не проведем вообще выборы.

- Возможно ли, что конфликты, которые в последнее время проявились внутри команды власти, помешают использовать админресурс в полную силу?

- Нет. Админресурс замыкается не на премьер-министра. Только на Президента и на Петра Порошенко. По тем полномочиям, которые получил Порошенко, становясь секретарем Совета Безопасности, он, намного превысил Медведчука и всех, кто были до него. Это, во-первых.

Во-вторых, эти выборы будут выборами судов. Если действительно будет проголосован 3207, то совсем по-другому будет построен принцип работы ЦИК, территориальных избирательных участков. Тогда основным аргументом в этих выборах будут суды. Недопущение к выборам, различные судимости, фиктивные или нефиктивные – чтобы снимать кандидатов и прочее. Суды будут играть сумасшедшую роль на этих выборах. Даже больше, чем админресурс. После того, как суды, фактически, стали подчиняться СНБОУ, они стали новым админресурсом, причем таким, которого не было вообще никогда у нас в стране.

- Прокомментируйте ликвидацию Президентом ГАИ и слухи о ликвидации исполнительной службы при Минюсте.

- Во-первых, при ликвидации ГАИ, тысяч 10-15 милиционеров станут безработными. То, что станут безработными люди, которые себя запятнали, я не уверен. Я думаю, что на кого «перст божий» укажет, тот и станет безработным. 15 тысяч человек – это не мало.

Во-вторых, сегодня фактически остановлены поступления от штрафов на спецсчета МВД. Штрафы брать некому, потому что, согласно законодательству и Правилам дорожного движения их может брать только сотрудник ГАИ. Водители сегодня дули тычут милиционерам. Вот к чему привела такая поспешная ликвидация ГАИ.

Зачем она была такой поспешной? Может быть для того, чтобы отвлечь от чего-то внимание? Например, от смертей на Говерле, или еще от чего-нибудь. Я этот шаг до конца не понимаю. Логики нет в таких поступках.

Ну а если ликвидировать сегодня исполнительную службу, то огромное количество судебных решений зависнет в воздухе. Начнется судебный хаос. Возможно, власть считает, что чем больше хаоса в стране – тем лучше. Но как тогда быть с теми обещаниями, которые они давали на Майдане?

- Недавний инцидент с высказываниями Президента в адрес журналистов – это, по-вашему, случайная оговорка или просчитанный шаг?

- Президент не может допускать подобные оплошности. Насколько я понимаю, на таком уровне каждое слово Президента должно быть выверено. И когда Юлия Тимошенко говорит по поводу эмоций, мол, давайте простим обиды и начнем говорить правду – тоже лукавство. Не нужно Юле брать на себя грехи Президента – у нее своих хватает.

А по поводу говорить правду, то журналисты что сейчас врут? Если бы они врали, то тогда да. Но нужно просто понимать, что журналист должен жестко разграничивать пропаганду и правду. То, что сегодняшняя власть привыкла к пропаганде во время революции, уже понимают сами журналисты. Понимают, что они перепутали информационную составляющую и пропагандистскую. Они были пропагандистами. Власти это выгодно и она хочет, чтобы опять журналисты выступали пропагандистами. Но ситуация-то поменялась. Они сами давали обещания журналистам, что те будут заниматься своей работой, а не пропагандой.

У журналистов были эмоции во время революции. Эти эмоции захлестнули их профессионализм, и превратили их в пропагандистов "Нашей Украины", в пропагандистов Ющенко. Может быть, если бы журналисты себя правильно повели, такой наглости они не получили бы себе в морду.

- Сейчас можно говорить о «культе личности» Ющенко?

- Конечно. И, по-моему, уже давно. Культ личности Ющенко начался еще во время выборов. Сегодня он существует в полный рост. Если сегодня огромное количество людей, в том числе государственных служащих, называют Ющенко "царь" и это – в порядке вещей, то я думаю, что это симптомы достаточно глубокие.

Именем Ющенко называют уже институты в Одессе. Скоро начнут называть улицы, потом памятники начнут ставить и так далее. Уже появились его бронзовые бюсты. Насколько я помню, у Горбачева их уже не было. До Горбачева были бронзовые бюсты – у Хрущева и Брежнева. Хрущев и Брежнев – это, как раз, то, на что будет равняться демократия, я так понимаю. Один будет болтать, а второй будет себя возвеличивать. Получится что-то среднее.

- Как вы считаете, уйдет ли в отставку Юлия Тимошенко этой осенью?

- Если честно, на ее месте, до конца сентября я бы спровоцировал любыми средствами ситуацию, чтобы ее отправили в отставку. Во-первых, у нее нет монопольного управления Кабинетом министров. Хотя ее иногда и обвиняют в ручном управлении, и я с этим согласен, но систему управления Кабинетом министров она выстроить так и не смогла. Во-вторых, огромное количество кризисов, которые возникли за период ее управления Кабмином, закономерно должно привести к общему экономическому и политическому кризису. Поэтому, брать на себя всю ответственность, чтобы, при этом, и Президент, и его команда – Порошенко и другие – стояли в стороне будет не совсем корректно.

У Тимошенко нет другого выбора, кроме как самой уйти в отставку, но так, чтобы ее как-бы уволили. Для пиара, я думаю, она постарается это сделать. Вот сейчас она говорит о том, что на нее готовится покушение. Ну не она говорит, а Турчинов. Это – один из технологических ходов, чтобы его потом использовать в январе-феврале и сказать, что я вот боролась с олигархами, меня хотели убить, но не смогли, договорились с Президентом или еще кем-то и меня сняли с должности.

- Какими политическими силами будет представлен новый парламент?

- Будет политическая сила Ющенко, политическая сила Тимошенко, думаю, что у Литвина будет отдельная сила. Будут минимум два блока. Один блок будет связан с Януковичем. Второй блок будет связан с группой партий. Не знаю кто будет лидером этой группы – возможно Кравчук, если он выйдет из СДПУ(о). Будут коммунисты и социалисты и, возможно, радикалы, типа Витренко.

- Ваш прогноз - сколько мест получит "Трудовая Украина"?

- Будет ли "Трудовая Украина" идти самостоятельно или в блоке будет зависеть от конфигурации сил в провластном лагере. Если Тимошенко пойдет отдельно, то нам придется идти в блок. Если Тимошенко, Литвин и Ющенко пойдут вместе – освобождается ниша для "Трудовой Украины". Это вопрос не амбиций, а вопрос расчета.

- Вы хотите сказать, что Тимошенко может перетянуть у вас избирателей?

- Вопрос не в том – перетянуть или не перетянуть. Сегодня провластное электоральное поле достаточно большое. Но оно одно. Если Тимошенко идет отдельно, она, естественно, из этого поля заберет достаточно большой кусок, плюс заберет определенное количество разочаровавшихся в Ющенко. Вот если она заберет этот кусок, то тогда нам нужно идти в блоке, потому, что это кусок, который мы могли бы забрать на "Трудовую Украину".

- Ваши слова о готовности организовать "Партию охотников" – за ними хоть что-то стоит?

- Это шутка была. Это, как говорит Тимошенко, эмоциональная реакция на очередное высказывание Президента, когда он сказал, что хочет запретить охоту. Полтора миллиона человек сегодня в нашей стране без двух дней в году открытия охоты на копытных и на утку себе не мыслят жизни. Эти дни для них такие же праздники, как Новый Год для всех остальных. Лишать их этого удовольствия, я считаю, было бы очень плохо.

Это примерно как реформа Бессмертно. Если запретят охоту, я подниму всех охотников. Но они уже будут не с факелами, а с ружьями.

- И все-таки, сейчас партии создавать стало очень модно – у вас не возникало идеи создать что-то свое?

- Чтобы я был в числе каких-то 150? Зачем? У меня есть моя фамилия. Она мне нравится. Она нравится многим людям. Мне не обязательно создавать новую партию. Я считаю, что в какой бы партии я ни был, незамеченным не останусь.

Если я буду видеть, что на электоральном поле не будет достаточно активных оппозиционеров, не будет людей, которые согласны за собой сжигать мосты, не будет людей, которые не будут бояться критиковать власть и параллельно организовывать новые предложения, тогда может быть.

- Вы прибегаете к услугам астрологов, колдунов и прочих личностей для принятия решений на работе?

- Можно говорить, что многие люди верят в Бога. Я в церковь хожу, но, как бы разговариваю сам с собой. С Богом разговариваю один на один, без священников. И верю в судьбу. Больше ни во что… Я вообще никому не верю. Кто бы мне, что ни приносил, я должен сам все проанализировать, какие бы бумаги я не читал, должен все пропускать через себя, потом брать дополнительную информацию, а потом уже принимать решение.

А астрологи – это как-то не по-христиански. Что-то тут не то. Что-то бесовское. Я не хочу верить бесовскому.

Николай Кошерный, «Фраза»

http://fraza.ua/