Татьяна Устинова: "Я - не богатый человек, а хорошо зарабатывающий"

905
Татьяна Устинова: 'Я - не богатый человек, а хорошо зарабатывающий'

Первой была Александра Маринина. Затем — Дарья Донцова. Сегодня «первый эшелон» женского детектива в России уверенно возглавляет Татьяна Устинова. Не так давно в Киеве прошла презентация книги модной писательницы. Воспользовавшись случаем, наш корреспондент поговорил с ней по душам.

— Говорят, издательство заставляет Вас поддерживать определенный имидж?

— На первую встречу к директору издательства по PR и рекламе я пришла с белыми до плеч волосами, в очках без оправы и в кофте с золотыми блесками. Я была трепетная блондинка, нежная как лань.

Маркетинговый директор сказал: «…ты выглядишь замечательно, но все надо переделать». Теперь мне не разрешено менять цвет волос, прическу, форму очков. Как у голливудской звезды, в моем контракте оговорено: я должна выглядеть так, как изображена на обложках книг.

Видео дня

— Как Ваши родные относятся к Вашей известности?

— Дома у меня нет истерик по поводу того, что я — звезда. Наверное, поэтому и у меня нет «звездной» болезни, нет безумия, все спокойно. А когда я только начала писать, мама лишь вздыхала. Иногда советовала: «лучше бы ты делом занялась…» Теперь мама — мой первый читатель и, конечно же, первый критик. Ей не очень нравятся эротические сцены, она считает, что девочке не прилично писать о том, как мужчины и женщины целуются, обнимаются, похрюкивают.

— А как вообще Вы стали писателем?

— Все сошлось в одной точке. Меня выгнали работы, когда мне было 32 года. И тогда я поняла окончательно: «Жизнь не удалась. Я ничего из себя ни представляю. Моя горячо любимая тетушка совершенно правильно с проникновенной грустью в голосе говорит: Таня, тебе уже 30 лет, а из тебя так ничего и не вышло!» С этим ощущением я, кстати, жила очень долго и очень старательно. Потому, оставшись без работы, совершенно не знала, что делать дальше. От обиды на собственного начальника, а еще просто от отчаяния, и написала свой первый роман. Гонорар составлял 200 долларов...

— В какой обстановке Вы работаете?

— Мы живем в родительском доме в пригороде, 20 км от Москвы. Участок куплен еще моей бабушкой в 1946-м. В этом доме родилась я, мои дети, — мы никогда оттуда не переезжали. Отдельного кабинета у меня нет. В спальне стоит кровать, шкаф, стол, за которым я работаю. Все обычного качества, из магазина.

— Сколько времени уходит на написание одного романа?

— Месяца три — четыре. Однажды я, будучи беременной, писала роман 9 месяцев. Если бы вы знали, как мне надоели мои герои. Уже просто не знала, что с ними делать, куда их девать1

— Оговариваете ли Вы с издательством, сколько романов в год должны написать?

— У меня есть договор с указанием даты окончания работы. Я могу сдать книжку с опозданием на несколько дней. При «паузе» в несколько месяцев следуют штрафные санкции. Вообще, отношения автора и издательства начинают меняться, когда начинают расти тиражи. В моем случае, это случилось с пятой книжки. Тогда же мои издатели сказали: пожалуй, мы запустим отдельную серию для тебя и проведем рекламную компанию. Вопросы гонораров и условий обычно «утрясает» мой менеджер (мы сотрудничаем уже три года). К сожалению, в России нет института литературных агентов. И о том, что мне нужен человек, который бы занимался моими делами, первой сказала мне Маринина, вернее, ее агент Натан Яковлевич. «Вам, Танечка, хорошо бы управляющего делами найти». Я пропустила замечание мимо ушей, так была совершенно уверена, что справлюсь сама. Ошибалась. конечно... К счастью нашелся Иван, — нашелся абсолютно случайно! — и теперь моими делами занимается он.

— Литературная работа сделала Вас богатой?

— Маринина как-то сказала: богатый человек — тот, на чьем банковском счете не отражается покупка в миллион долларов. В моих масштабах о миллионах долларов речь не идет вообще, — никогда, решительно! Я — не богатый человек, а хорошо зарабатывающий. Если завтра перестану работать, то завтра же перестану и зарабатывать, соответственно, мне не на что будет жить.

— Маринина также говорила, что настоящие деньги у нее появились, когда ее книги стали экранизировать. Так ли это?

— Безусловно, права на экранизацию стоят денег, и довольно значительных. Но гонорары за книжку права на экранизацию перекрывают абсолютно. За экранизацию я получаю меньше, чем за роман.

— В СМИ часто мусируется тема, что за каждым литературным брендом стоит команда. Это так?

— Нет, конечно. Литературный бренд потому и бренд, что у автора есть определенный узнаваемый авторский стиль. Можно открыть книгу на любой странице и понять, что пишет Донцова, Акунин или Устинова. Создать команду из пяти или десяти человек и обучить их писать в одном стиле практически, невозможно. Одинаково шутить, одинаково нагонять страху, цитировать одно тоже — это очень трудно. И очень дорого. Безумно дорого. Не один издатель за это не возьмется.

— Чтобы написать роман в 300 страниц за 3 месяца, надо в день делать около 30 страниц текста. Это невероятно много. Можно сказать — нереально, особенно, если в таком режиме приходится работать пять лет кряду...

— Когда я устаю и начинаю ныть, мол, я измучилась, не могу больше и прочее, мой агент Иван говорит: «не можешь — уходи». Вы подсчитали правильно — приходится работать невероятно много. Но таковы условия выживания в детективе. И не только в детективе, — в бизнесе, в жизни. Побеждает всегда сильный и упорный, слабый и ленивый проигрывает. Почему никого не удивляет то, что, поднимая фирму, бизнесмен трудится по 15 часов в день? У нас то же самое. Известными становятся, те, кто качественно, быстро и много работают; те, кто может выдержать этот сумасшедший темп и не сломаться.

-Говорят, если писатель талантлив, все, о чем он пишет, потом материализуется.

— Из того, что я написала о себе, материализовалось все!

Елена Муравьева, "ВВ"