Роман Безсмертный: «Я не хочу, чтобы Президент был Матросовым»

1,4 т.
Роман Безсмертный: «Я не хочу, чтобы Президент был Матросовым»

Как и следовало ожидать, Президент не принял отставку вице-премьера по вопросам административно-территориальной реформы Романа БЕЗСМЕРТН0ГО. Боле того, глава государства дал понять, что для него это направление — одно из приоритетных. А это значит, что Роману Петровичу придется взяться за дело с утроенной энергией. Похоже, вице-премьер по админтерреформам знает, с чего начинать реформу, как бороться с трудностями, которые неизбежно возникнут на пути реформирования. Во всяком случае, во время нашего интервью Роман Безсмертный выглядел уверенным в себе.

Роман Петрович, как про­шла встреча с Президен­том? Вряд ли для вас было неожиданностью, что он не подписал ваше заявление...

— Самая главная фраза, которая про­звучала от Виктора Ющенко, была «Не надо быть Матросовым». Президент считает, что нужно создавать команду, в которой будут и рядовые, и офицеры среднего звена, и старшие офицеры. И у каждого должен быть свой фронт ра­бот. Виктор Андреевич даже сказал, что сам хочет принять участие в этом про­цессе. На что я ему ответил, что в этом нет никакой необходимости. Я ведь тоже не хочу, чтобы Президент был Матросовым. Ведь у нас есть кому ра­ботать: губернаторы, главы админист­раций. Еще Виктор Ющенко говорил, что необходимы некоторые корректи­ровки в содержательной части террито­риально-административной реформы. - Правда, в нашей беседе мы не обсуж­дали эти вещи и договорились, что встретимся еще раз в середине августа, на заседании Национального совета по вопросам местного самоуправления и государственного строительства. На этой встрече мы обсудим концепцию реформирования публичной власти в Украине. Тогда и будут приняты соот­ветствующие решения: как будем дви­гаться, куда и какими темпами. Так что главный разговор с Президентом у нас состоится где-то 16—19 августа...

Видео дня

А что вам премьер-министр сказала?

— Мы увиделись в понедельник ут­ром. Вы помните ее комментарий по поводу того, что если бы она выпускала на волю эмоции, то подавала бы в от­ставку по шесть раз в день. Примерно то же самое она сказала и мне. (Смеется) Кроме того, мы с Юлией Тимошенко обсуждали влияние территориально-ад­министративной реформы на результаты выборов.

И что решили?

— Решили, что если удастся объяс­нить людям, что они серьезно выиграют от проведения реформы, мы получим значительную поддержку населения. Конечно, тема очень щепетильная, осо­бенно в отношении местных элит. Ведь они уже себе свили теплые «гнезда» и очень боятся из них вылететь. Поэтому утверждать, что все получают удовольствие от процесса проведения реформы, я бы не стал. Но им придется покинуть свои «гнезда». Туда должны прилететь молодые «птенцы», у которых сильные мускулы и намного больше ума.

Вы обещали жителям Макарова, что если Президент не примет вашу отставку, вы вернетесь туда и снова по­пытаетесь убедить своих земляков. Нашли какие-то новые аргументы для макаровцев?

— Яобязательно буду продолжать встречаться с людьми и в Киевской области, и в других областях. Что касается Макарова, то, я думаю, встреча с его жителями состоится после летних отпус­ков. Мне бы хотелось встретиться с де­путатами местных советов, с руководи­телями сел, с работниками администра­ций, с представителями политических сил. Мне нужны не голословные обви­нения, а содержательный разговор. Кро­ме того, на нашей предыдущей встрече в Макарове была создана рабочая груп­па, которая должна была подготовить проект резолюции. Я в ближайшее вре­мя обязательно встречусь с участниками этой группы. Хочу услышать их ар­гументы. Уверен, что Макаров выигра­ет, если оттуда уберут районный центр. Потому что на самом деле Макаров вы­ступает в роли просителя и постепенно превращается из города в поселок. В то время, как его инфраструктура позво­ляет развиваться более динамично. Я знаю, как это сделать. Осталось убедить в этом жителей Макарова.

Вы уже пытались это сделать и помните, чем это закончилось. Почему вы думаете, что в следующий раз будет лучше?

— Если бы тогда в Макарове полу­чился содержательный разговор, мы бы друг друга поняли. Я пытался перевести шум, гам, отдельные оскорбительные реплики в конструктивную беседу. Но вы были там и видели, как были настрое­ны люди. Дело в том, что с людьми пре­клонного возраста довольно сложно раз говаривать. Я очень уважительно отно­шусь к жителям Макарова, но во время встречи мне показалось, что они готовы меня распять или уничтожить. Навер­ное, все точно так же происходило во время судов Вышинского, когда люди клеймили позором «проклятых оппор­тунистов». Очевидно, даже в свои сорок лет я еще чего-то в жизни не понял. Я думал, что могу убедить в своей правоте кого угодно. Кроме того, я не знал, что у меня есть враги. Но в том оскале, кото­рый я увидел на лицах многих людей в Макарове, я увидел зависть и ненависть.

То есть, несмотря на то, что вы были готовы к такому приему, вас отношение макаровских жителей сильно задело?

— Да. В глубине души я понял какие-то веши, которые мне раньше и в голову не приходили. Ведь я всегда старался жить по определенным законам: если видел какую-то несправедливость, бро­сался на защиту обиженного человека. А тут вдруг оказалось, что мои принци­пы никому не нужны. Хотя я видел в зале макаровского Дома культуры нескольких людей, которые понимали, что я прав. Но у них, к сожалению, не хва­тило мужества пойти против всех. Впро­чем, я ни на кого не обижаюсь и готов продолжать работать с этими людьми.

А вы встречались с политиками, ко­торые выступают против реформы? Интересно послушать их аргументы. Или это просто предвыборная риторика?

— Да вот, недавно прочитал интер­вью Александра Александровича Мо­роза, и мне бы очень хотелось с ним встретиться. Я не верю, что этот умный человек не знает, о чем идет речь. Меня очень удивляют те глупости, которые он наговорил по поводу админтерреформы. Какое уничтожение села? Какое разде­ление земли? Какое отторжение людей?! Я, мягко говоря, удивлен. Наоборот: это полный контроль людей над землей, над ее использованием. Хотя, возможно, в выступлениях Мороза есть своя причи­на: вероятно, он просто завидует, что именно я понял очевидные вещи рань­ше, чем он. Что касается ярого «борца» против реформы Сивковича, то после того как я узнал о 20 гривнях, которые платили участникам акций, у меня от­пало желание что-либо комментировать.

Может, наши люди, особенно стар­шее поколение, не готовы распоряжать­ся средствами, быть хозяевами земли? И ваша реформа будет актуальна лет через десять?

— Если мы говорим о старших лю­дях, при чем здесь молодое поколение? При чем здесь будущее государства, людей, если кто-то этого не понимает? Почему-то наши соседи, поляки, про­ведя удачную админтерреформу, могут нормально жить и динамично разви­ваться. А украинцу говоришь: надо это сделать, и ты получишь шанс жить луч­ше. А он делает вид, что не хочет жить так, как живет поляк, и пытается изоб­рести свое, украинское, колесо. Кото­рое будет не круглым, а квадратным, и при этом ехать будет в два раза быстрее. Я этого никогда не пойму.

Возможно, нужно постепенно вводить нормы реформы, параллельно продолжая обсуждение?

— Думаю, мы так и поступим. Не­давно ко мне приезжали люди из Днеп­ропетровска и предложили: давайте в каждом селе введем должность финан­систа и попытаемся работать с тем, что есть. Понятно, что потеряем какие-то бюджетные деньги, но, по крайней мере, сдвинем дело с мертвой точки. Знаете, меня передергивает, когда некоторые политики вопят: «Надо спасать село, оно гибнет!» Да не надо его спасать, нужно дать ему нормально работать и разви­ваться. Люди сами себя спасут.

Вам по-прежнему интересно этим заниматься? Или возникает желание бросить все и готовиться к выборам?

— По существу, я с 1994 года с не­большими перерывами все время за­нимался местным самоуправлением. И по-прежнему считаю, что без местного самоуправления в Украине не будет гражданского общества, не будет де­мократии. Какого бы Президента стра­на ни избрала, она не сможет разви­ваться без местного самоуправления. Это понимают все. Ведь у нас до сих пор осталась не просто советская сис­тема местной власти, но и практически те же люди, которые сидели в своих креслах при Советском Союзе. Разве это нормально? Поэтому я считаю сво­им долгом поменять эту систему. Моя позиция такова: нужно дать самим лю­дям руководить, распоряжаться день­гами и землей. А потом — посмотрим.

На партию время остается? Вы довольны тем, как развивается «Народ­ный союз «Наша Украина»?

— Если бы сказал, что всем доволен, покривил бы душой: слишком много проблем. Многие говорят о жестких ад­министративных механизмах, отсут­ствии демократических процедур. И чем дальше мы движемся, тем больше раз­говоров. Дыма без огня не бывает, и это значит, что мы что-то делаем неправиль­но. Я на одном из заседаний президиума сказал: давайте внедрять новые демо­кратические механизмы. Давайте стро­ить партию так, как это делают евро­пейские партии. Давайте отказываться от диктата власти и властных людей в партии, а все решения будем принимать коллегиально. Возможно, в сентябре мы проведем промежуточное отчетно-вы­борное собрание, где будет обсуждаться партийный список. Здесь важны совсем другие механизмы, а не те, к которым мы привыкли. Большевистская модель построения партий изжила себя.

Как вы относитесь к идее, что именно Президент Виктор Ющенко должен возглавить партию «Народный союз» и, соответственно, избиратель­ный список?

— Положительно. Я считаю, что это ответ на большинство вопросов, касаю­щихся дальнейшего развития нашего государства. Я уже видел, как предыду­щий президент убегал от партийного са­моопределения, и ни к чему хорошему это не привело. Мне очень больно, что люди, которые заняли помещения на Банковой, вдруг заболели теми же бо­лезнями, которыми страдали их пред­шественники. Что это за болезнь, еще никто не определил. Но вы посмотрите: на Майдане все были нормальными людьми, говорили правильные слова, рассуждали о строительстве партии и убеждали, что мы должны быть вместе с Президентом единой командой. Как только заняли высокие кабинеты, их как будто подменили. И уже пошли другие разговоры: дескать, нам не нужен партийный Президент, потому что он Президент всех украинцев, а не только членов партии. Ух ты елки-палки! А кто же работал для того, чтобы Виктор Ющенко стал Президентом?! Получается, что те, кто находится рядом с Пре­зидентом, не могут и слова сказать! Пом­ню, кто-то из моих коллег на заседание президиума партии в мое отсутствие бро­сил реплику: никто не должен позволять себе говорить, что он будет убеждать Пре­зидента баллотироваться на парламент­ских выборах. Ну что это за фраза? Че­ловек, который ее произносит, понима­ет, кому он ее говорит?! Ведь в нашей команде никто никому ничем не обя­зан. Что, расселись по кабинетам и вдруг стали начальниками? Так недолго и послать друг друга. Давайте садиться за стол, договариваться и находить решения. Не стоит диктовать условия ни членам партии, ни своим коллегам. Я иногда сам этим грешу: сижу на каком-то заседа­нии, начинается бурное обсуждение, я завожусь, повышаю голос... Потом ос­танавливаю себя: стоп, Роман. Ты что, думаешь, что ты пуп земли? Ты такой же, как и твои коллеги. Я считаю, что мы, демонстрируя единство команды, прежде всего, должны уважать друг дру­га. Нужно понимать, ради чего мы нахо­димся в этих кабинетах.

Каков будет формат парламент­ских выборов? Блок двух, коалиция трех или какой-то другой вариант?

— Убежден, что блок двух будет одно­значно — это партия Президента и партия премьер-министра. А уж кто будет в этих партиях — решать именно Президенту и премьер-министру. Следующий воп­рос: будет ли в этом блоке партия пред­седателя Верховной Рады? Очень наде­юсь, что будет. Потому что именно в та­кой коалиции я вижу стабильность и перспективу. Да, некоторым моим од­нопартийцам не нравится, что в нашем блоке будут другие партии. Причем одна часть выступает против премьер-министра, а другая — против спикера парла­мента. Я рассуждаю так: нам в жизни много чего не нравится. Но мы вынуж­дены смиряться.

И как же выходить из этой ситуации?

— Посадить всех за стол переговоров. И тут уже все карты в руки Президенту. Это единственный человек, который способен усадить за один стол премьер-министра и председателя Верховной Рады. Пусть только этот разговор нач­нется, а все остальное мы сделаем. И чем раньше это произойдет, тем лучше.

Виктория ЧИРВА, «Столичные Новости»